• Канал RSS
  • Обратная связь
  • Карта сайта

Статистика коллекции

Детальная статистика на
1 Февраля 2023 г.
отображает следующее:

Сказок:

6543+0

Коллекция Сказок

Сказилки

Сказки Индонезийские

Сказки Креольские

Сказки Мансийские

Сказки Нанайские

Сказки Нганасанские

Сказки Нивхские

Сказки Цыганские

Сказки Швейцарские

Сказки Эвенкийские

Сказки Эвенские

Сказки Энецкие

Сказки Эскимосские

Сказки Юкагирские

Сказки Абазинские

Сказки Абхазские

Сказки Аварские

Сказки Австралийские

Сказки Авторские

Сказки Адыгейские

Сказки Азербайджанские

Сказки Айнские

Сказки Албанские

Сказки Александра Сергеевича Пушкина

Сказки Алтайские

Сказки Американские

Сказки Английские

Сказки Ангольские

Сказки Арабские (Тысяча и одна ночь)

Сказки Армянские

Сказки Ассирийские

Сказки Афганские

Сказки Африканские

Сказки Бажова

Сказки Баскские

Сказки Башкирские

Сказки Беломорские

Сказки Белорусские

Сказки Бенгальские

Сказки Бирманские

Сказки Болгарские

Сказки Боснийские

Сказки Бразильские

Сказки братьев Гримм

Сказки Бурятские

Сказки Бушменские

Сказки в Стихах

Сказки Ведические для детей

Сказки Венгерские

Сказки Волшебные

Сказки Восточные о Суде

Сказки Восточные о Судьях

Сказки Вьетнамские

Сказки Г.Х. Андерсена

Сказки Гауфа

Сказки Голландские

Сказки Греческие

Сказки Грузинские

Сказки Датские

Сказки Докучные

Сказки Долганские

Сказки древнего Египта

Сказки Друзей

Сказки Дунганские

Сказки Еврейские

Сказки Египетские

Сказки Ингушские

Сказки Индейские

Сказки индейцев Северной Америки

Сказки Индийские

Сказки Иранские

Сказки Ирландские

Сказки Исландские

Сказки Испанские

Сказки Итальянские

Сказки Кабардинские

Сказки Казахские

Сказки Калмыцкие

Сказки Камбоджийские

Сказки Каракалпакские

Сказки Карачаевские

Сказки Карельские

Сказки Каталонские

Сказки Керекские

Сказки Кетские

Сказки Китайские

Сказки Корейские

Сказки Корякские

Сказки Кубинские

Сказки Кумыкские

Сказки Курдские

Сказки Кхмерские

Сказки Лакские

Сказки Лаосские

Сказки Латышские

Сказки Литовские

Сказки Мавриканские

Сказки Мадагаскарские

Сказки Македонские

Сказки Марийские

Сказки Мексиканские

Сказки Молдавские

Сказки Монгольские

Сказки Мордовские

Сказки Народные

Сказки народов Австралии и Океании

Сказки Немецкие

Сказки Ненецкие

Сказки Непальские

Сказки Нидерландские

Сказки Ногайские

Сказки Норвежские

Сказки о Дураке

Сказки о Животных

Сказки Олега Игорьина

Сказки Орочские

Сказки Осетинские

Сказки Пакистанские

Сказки папуасов Киваи

Сказки Папуасские

Сказки Персидские

Сказки Польские

Сказки Португальские

Сказки Поучительные

Сказки про Барина

Сказки про Животных, Рыб и Птиц

Сказки про Медведя

Сказки про Солдат

Сказки Республики Коми

Сказки Рождественские

Сказки Румынские

Сказки Русские

Сказки Саамские

Сказки Селькупские

Сказки Сербские

Сказки Словацкие

Сказки Словенские

Сказки Суданские

Сказки Таджикские

Сказки Тайские

Сказки Танзанийские

Сказки Татарские

Сказки Тибетские

Сказки Тофаларские

Сказки Тувинские

Сказки Турецкие

Сказки Туркменские

Сказки Удмуртские

Сказки Удэгейские

Сказки Узбекские

Сказки Украинские

Сказки Ульчские

Сказки Филиппинские

Сказки Финские

Сказки Французские

Сказки Хакасские

Сказки Хорватские

Сказки Черкесские

Сказки Черногорские

Сказки Чеченские

Сказки Чешские

Сказки Чувашские

Сказки Чукотские

Сказки Шарля Перро

Сказки Шведские

Сказки Шорские

Сказки Шотландские

Сказки Эганасанские

Сказки Эстонские

Сказки Эфиопские

Сказки Якутские

Сказки Японские

Сказки Японских Островов

Сказки - Моя Коллекция
[ Начало раздела | 4 Новых Сказок | 4 Случайных Сказок | 4 Лучших Сказок ]



Сказки Эскимосские
Сказка № 4722
Дата: 01.01.1970, 05:33
Давно это было. У одного науканского охотника из рода Нунагмит было две жены. Первая жена детей имела, вторая – бездетной была и жила в отдельном пологе. Вот однажды эта женщина притворилась больной. Муж из жалости к ней перестал охотиться в море, не отходил даже от дома. Боялся охотник, как бы жена не умерла.
В том же селении, в роду Нунагмит была девочка-подросток. Жила девочка с отцом, без матери, и когда отец на охоту уходил, бродила она по селению, все подслушивала да подглядывала, все знать хотела. Однажды муж больной женщины у порога землянки сидел и увидел проходившую мимо девочку. Девочка смотрела в глаза охотнику и смеялась. Рассердился охотник и закричал:
– Уходи отсюда, насмешница, не то палкой прибью. Разве не знаешь, что жена моя больная лежит. Девочка сказала:
– Ты можешь ударить меня, но я смеюсь потому, что знаю про твою больную жену кое-что.
Сказав это, девочка убежала. Охотник вошел в полог первой жены и сказал ей:
– Эта озорная девчонка что-то сказать мне хочет. Надо позвать ее и хорошенько угостить.
На следующий день девочку позвали и стали угощать. Охотник спросил:
– Что хотела сказать? Почему смеешься, видя меня? Девочка сказала:
– Твоя вторая жена, что живет в отдельном пологе, постоянно обманывает тебя. Совсем она не больна, а только притворяется.
Человек тот спросил:
– Что же делает она?
– А ты сам сегодня ночью около землянки укройся да покарауль, может быть увидишь что-нибудь.
И вот, когда ночь наступила и луна полная взошла, охотник вышел и около землянки за большой камень спрятался. И когда луна до середины ночи дошла, больная жена его на улицу вышла, одевшись в сильягак (дождевой плащ) и в камгыки (обувь для морской охоты). В одной руке у женщины – деревянное блюдо с мясом, в другой – ведро с водой.
Поднялась женщина на крышу землянки, встала посередине и запела. Услышал охотник, как женщина песней звала мужа своего-кита. Кончив петь, стала прислушиваться. Вдруг далеко в море послышался шум: это было дыхание кита. Услышав шум, женщина снова запела. Вот уже ближе послышались выдохи кита. В третий раз запела женщина. Луна осветила берег, и охотник увидел, как к берегу подплыл кит. Женщина быстро вниз побежала. Кит прислонился к большому прибрежному камню. Встала женщина на камень и начала кормить и поить кита. Когда накормила и напоила, из ноздрей кита человек вышел и на берег поднялся. Человек тот, вышедший из кита. был молодой и красивый. Он вместе с женщиной в ее полог ушел, там надолго остался.
Охотник к своей первой жене пошел и рассказал ей, что вторая жена действительно мужа имеет. После этого охотник лег спать. Утром проснулся, взял большой капун (копье) и стал его камнем точить. Целый день капун точил, пробуя острие на своей щеке. Хорошо капун наточил. На следующий день старшей жене сказал, что на охоту идет. Захватил с собой охотничье снаряжение, вышел, у скалистого берега спрятался, стал жену-обманщицу караулить. И вот, когда луна до середины ночи дошла, снова женщина вышла, одетая в сильягак и в камгыки.
Как и прежде, запела женщина, призывая из моря своего мужа-кита. Вдалеке послышался шум от выдоха. Это кит шел к берегу. Четырежды женщина спела призывную песню, и снова кит подошел к прибрежному камню. Накормила и напоила кита и после этого из ноздрей его человек вышел, на берег поднялся, вместе с женщиной в ее полог вошел, там остался. В это время охотник к берегу спустился, держа в руках капун. Приблизившись к киту, капун прямо в сердце кита вонзил, убил. И в этот же миг китовый человек около женщины сильно вздрогнул, поднялся, вниз побежал. Прибежал к киту, в ноздри его вошел, и не стало его. Человек вернулся к жене. Другие охотники кита освежевали, никакого человека там не нашли. К вечеру охотник к неверной жене пошел, там ночевал. Оказывается, вторая жена забеременела.
Охотник много зверей добывать стал, каждый день в море находился. И вот вторая жена его разрешилась. Муж спросил.:
– Кого же ты родила, мальчика или девочку? Женщина ответила:
– Китеныша родила я!
Испугался муж, но ничего не сказал.
Положила мать китеныша в большой таз с водой и стала его растить, кормя своим молоком. А муж ее еще больше стараться на охоте стал. Быстро рос китеныш. Вот уж таз для него мал. Сделали китенышу большую яму на берегу ручья. Воду из ручья в яму пустили. Но и эта яма оказалась малой, когда китеныш с белугу величиной вырос. Решили нунагмитцы всем родом спустить китеныша в море. Дорогу к морю выровняли, на большой моржовой шкуре китеныша к воде спустили. Чтобы не потерялся в море китеныш, привязали к ноздрям его красную метку. Так с меткой и ушел в море.
Но привык кит к людям и часто стал приходить к Нунаку с другими китами. Подходил кит к прибрежному камню, и женщина-мать кормила его грудью. Напитавшись, уходил снова в море. Во время охоты нунагмитцы узнавали своего китеныша по красной метке и не трогали его. Это он приводил с собою других китов, поэтому нунагмитцы постоянно удачно охотились и не испытывали голода.
В то же время люди из рода Мамрохпагмит перестали добывать китов, не имели вкусной пищи мантак – китовой кожи с жиром. Всех китов от их селения уводил к нунагмитцам кит, рожденный женщиной. Но однажды мамрохпагмитцы увидели нунакского кита с красной меткой. Мамрохпагмитский умилык (старшина) сказал:
– Вот то, что будет нашей едой!
После этого гарпунщик рожденного женщиной кита загарпунил. Убили мамрохпагмитцы нунагмитского кита.
Долго ждали нунагмитцы своего воспитанника-китеныша, но не дождались. А сестра одного нунагмитского охотника за мамрохпагмитцем замужем была. Жалея своих родственников, отправилась в Нунак и рассказала, что мамрохпагмитцы убили кита с красной меткой. .
Был в Нунаке левша, хорошо владевшей луком – Ни одна .стрела, пущенная левшой, не уходила мимо цели. Причалят ; охотники к берегу, а левша, сидя на высоком берегу околосвоей землянки, кричит:
– А ну, поднимите весло, стрелу пущу!
И действительно, от верхних землянок до берега в Нунаке ничья стрела не долетала, а левша в весло попадал. Хороший стрелок был левша.
Снарядились нунагмитцы однажды, взяли луки и стрелы и поплыли на байдарах в сторону мыса Оюк.
Там, около Оюка, увидели они плывущего на каяке мамрохпагмитского умилыка. Оказывается, он один выехал на охоту. Начали нунагмитцы приближаться к нему. Быстро начал убегать на каяке умилык. Вот к берегу причалил, из каяка выскочил, вверх по траве карабкаться стал. В это время нунагмитский умилык левше сказал:
– А ну, вон того бегуна срази!
Левша на носу байдары примостился, лук свой натянул, затем спросил:
– В какое место попасть? Умилык, сидящий за рулем, сказал:
– Попади в то место, которое убегать ему помогает. Левша прицелился, пустил стрелу и попал умилыку мамрохпагмитцев прямо в пятку. Стрелою даже кость раздробило. Высадились на берег и убили врага. Затем к мамрохпагмитцам поехали, к берегу причалили, вверх поднялись. Мамрохпагмитцы гостей радушно приняли, мясом китового позвонка накормили. Не знали они, что их умилык убит.
После этого нунагмитцы спустились к берегу, сели в байдары и уехали. Достигнув мыса Умкуглюк, к острию гарпуна поплавок привязали и вверх подняли. Подняв высоко поплавок, стали кричать. Увидели мамрохпагмитцы поднятый вверх поплавок, услышали крики, тотчас к байдарам побежали.
Начали догонять яунагмитцев, но не смогли догнать. Так нунагмитцы за своего кита, рожденного женщиной, отомстили.
Мамрохпагмитцы же с весны до осени не смогли отомстить нунагмитцам за своего умилыка. Наконец решили они заманить их моржовым ревом. В ту же ночь с луками и стрелами мамрохпагмитцы через гору Мамругагнак к морю спустились, у прибрежного утеса Тыпагрука спрятались и принялись громко кричать по-моржовому. А нунагмитцы еще до рассвета на моржовую охоту выехали в сторону Тыпагрука. Как только к Тыпагруку приблизились, услышали сильный моржовый рев. Bce байдары в сторону моржового рева поплыли. В это время мамрохпагмитцы и начали стрелять из луков по байдарам. Одну байдару продырявили, утопили, многих людей поранили. Через некоторое время нунагмитцы в Мамрохпак поехали, у мамрохпагмитцев жерди от нар землянок поотнимали. Так друг другу отомстили, затем хорошо и дружно стали жить в одном селении – в Наукане.
Все.

Сказка № 4721
Дата: 01.01.1970, 05:33
В береговом селении Наухан жил отважный человек, смелый и сильный охотник Канак. Был у Канака единственный сын, подросток. Канак назвал сына по имени умершего деда Таграком. Хотел было Канак женить своего сына на красавице Туткан, дочери соседа, но юноша и слышать не хотел о женитьбе. Он желал стать самым сильным, ловким и смелым охотником, побеждать иноплеменников-таньгов и орлов, которые жили на вершинах небесных гор и причиняли много бед людям, земным и морским зверям.
Каждый день Таграк упражнялся в силе и ловкости, взбирался на высокие скалы, прыгал через пропасти и ущелья, догонял в тундре убегавшую лису. Вскоре Таграк смог уже заменить постаревшего Канака на охоте и стал приносить домой много морских зверей.
Канак стал теперь собирать плавник для летних и зимних костров. Наступила весна, снег почти весь стаял, и теперь легко было находить деревья, которые выбросило на берег осенними штормами. Все жители Наукана начинали всегда собирать топливо вместе с Канаком. Канак был старшиной, а по древним обычаям нельзя начинать никакого дела, пока не начал его старшина.
Однажды, когда Таграк собрался за добытым Канаком плавником, Канак сказал сыну:
– На ком думаешь жениться? Разве девушка Туткан не умеет хорошо шить и варить мясо? На ее лице-лучшие узоры, красивее их нет ни у одной девушки нашего села. Ты, наверное, задумал жениться на той, кто не ходит по земле, а летает по воздуху?
Таграк молчал. Он думал об орлах, которых хотел победить. Орлы похищали детей. Орлы опустошали море, которое давало жизнь людям. Поднебесные орлы уносили, как маленьких рыбок, даже огромных черных китов.
Таграк поехал за плавником, который собрал Канак. Пришел вечер, а он все не возвращался. Жена спросила Канака:
– Почему так долго не возвращается наш сын? Уж не случилась ли с ним беда? Канак спокойно ответил:
– Что-то его задержало. Наверное, сейчас придет. Но вот наступила и ночь, наступил рассвет, а Таграк-все не возвращался. Утром Канак сказал жене:
– Оповести всех односельчан, пусть плывут на байдарах в южную и северную стороны и ищут моего сына.
Мужчины захватили охотничье снаряжение-гарпуны, копья и луки, взяли мешки с дорожной пищей и разъехались в разные стороны. К вечеру стали возвращаться байдары с охотниками. Никто не обнаружил следов Таграка. Горе пришло в жилище Канака! Отец и мать потеряли единственного сына.
Вот и осень пришла. Начались морозы, по берегам образовался припай, а Таграка все не было. Тогда Канак сказал своим товарищам охотникам:
– Завтра я сам пойду на гору Кыхлявик, где живут орлы, может быть узнаю там что-нибудь о сыне.
Рано утром, когда все спали, Канак взял на плечи нерпичий мешок с пищей и отправился к горе Кыхлявик. Подошел к подошве горы и увидел, как она высока. Хватит ли сил подняться на вершину Кыхлявика? Но Канак хотел найти сына и стал взбираться на гору. Много раз отдыхал старый Канак, пока наконец очутился на вершине.
Стал искать орлов, но их нигде не было. Кругом только белели, как снег, кости китов, птиц и рыб.
Канак шел по вершине горы и вдруг увидел двух маленьких орлят. Они не умели еще летать, прижимались друг к другу и тряслись от холода и голода.
Канак подумал: Замерзнут орлята. Надо дать им пищи, пусть живут. Наверное, давно уже ничего не ели .
Тут он увидел, что мясо уже все съедено и нерпичья сумка пуста. Тогда Канак отрезал от своей кухлянки два больших куска и покрыл ими орлят, чтобы те не замерзли. Затем взял свой лук и подстрелил двух куропаток – накормить орлят. Орлята съели куропаток, отогрелись под шкурами, и к ним вернулась сила. Канак стоял и смотрел на орлят, но думал он о своем сыне. В это время один из орлят встал, ударил сильно крылом по земле и превратился в мальчика. Канак долго не верил глазам, но мальчик заговорил:
– Спасибо тебе, человек. Ты спас нас от холода и голода Но скоро прилетит наша мать, у которой нет жалости ни к зверям, ни к людям, – она может съесть тебя. Нашей матери нет уже четыре дня, она ищет добычу далеко отсюда. Ты должен спрятаться, иначе погибнешь. Прячься под наши крылья, и мы спасем тебя.
После этого мальчик ударил рукой по земле и снова превратился в орленка. Канак спрятался под крыльями орленка и тотчас услышал свист и шум в воздухе. Затем что-то огромное упало рядом с орлятами. Канак посмотрел в щелочку между перьями и увидел огромнейшую орлицу. Орлица-мать заговорила:
– Откуда это пахнет человеком? Не здесь ли человек?
Какой хороший завтрак будет!
Один сын сказал:
– Послушай меня. Безумная от неудачи, ты можешь съесть этого человека. Но если бы не этот человек, мы погибли бы от холода и голода. Только он спас нас от гибели! Что же, ешь скорей этого человека. Вот он под моими крыльями.
Орлица сказала:
– Нет, я не съем этого человека! Пусть смело выходит сюда.
Канак вышел из-под крыльев орленка. Перед ним была самая большая птица, какую он когда-либо видел. У ног орлицы лежал добытый ею кит, и кит этот казался маленькой рыбкой. Затем орлица ударила клювом в землю, сняла с себя пернатую одежду и стала женщиной-великаном. Женщина спросила Канака:
– Зачем пришел ты сюда, человек? Канак ответил:
– Я ищу своего сына. Чтобы узнать, где он, я пришел спросить у тебя. Ведь ты летаешь всюду и видишь все, что делается кругом на земле.
Женщина сказала:
– Мой муж тоже не вернулся с охоты. Возможно, его убили незнакомые орлы или сам он свалился в узкое ущелье или в море.
Канак спросил:
– Но ты знаешь, наверное, где находится мой сын Таграк? Женщина ответила:
– Да, я знаю, где твой сын. Там, высоко, на небесных горах, живет самый сильный и самый большой орел. Он похитил твоего сына, привязал его к столбу и каждый день клюет его кожу, потому что сын твой не хочет жениться на его дочери. Сын твой очень страдает и стал совсем худой.
Затем женщина сказала Канаку:
– Сейчас ступай домой, а через четыре дня приходи сюда, ко мне, да захвати с собою еды на дорогу. Я тоже приготовлю дорожной еды. Мы полетим с тобой воевать с большим. орлом.
Канак вернулся в свое селение и вошел землянку, где его ожидала жена. Жена спросила:
– Ну, рассказывай скорее, что ты узнал о сыне? Канак ответил:
– Да вот, узнал кое-что. Говорят, он женился на дочери большого орла, который живет на небесных горах. Через четыре дня я снова, пойду на гору Кыхлявик и узнаю еще что-нибудь о сыне.
Канак сказал так старой женщине, чтобы она не знала правды о сыне, не испугалась.
Через четыре дня Канак поднялся с запасом пищи на гору Кыхлявик и пришел к орлице. Она к тому времени припасла много диких оленей и одного кита для еды в пути. Канак положил на орлицу туши диких оленей и привязал их ремнями к огромнейшим ее перьям. Очень много оленей положил Канак на орлицу.
Сел Канак на спину орлицы, орлица зацепила своими огромными когтями кита, и они полетели ввысь, на небесные горы. Вскоре земля скрылась из виду. Орлица по пути отрывала от кита куски мяса и поедала их. Долго летели, и вот уже кончилось китовое мясо, тогда Канак стал кормить орлицу оленьими тушами. Вот уже и небесные горы показались, но у Канака кончились все оленьи туши, и орлица без пищи стала слабеть. Канак отдал орлице все запасы из нерпичьей сумки, орлица пролетела немного и опять остановилась. Вот уже совсем близко вершина горы, а сил у орлицы нет, не может она дальше лететь. Тогда Канак отрезал свою правую ягодицу и сунул ее орлице. На этот раз она долетела до вершины небесной горы и села около большого камня. Канак увидел впереди огромную землянку, а вокруг нее множество костей, словно белый снег покрыл землю. Орлица сказала Канаку:
– Приведи сюда сына. Вот там, за землянкой, он привязан к столбу ремнями.
Подошел Канак к столбу и увидел привязанного за руки и за ноги сына. Канак быстро перерезал ножом толстые моржовые ремни, сын упал и не мог даже есть от слабости. Канак бережно поднял сына и спросил:
– Сын мой, разве нет у тебя сил, чтобы ходить?
Сын ответил:
– Совсем обессилел, не могу. Канак взял сына на плечо и принес его к орлице. Орлица сказала:
– Орел-богатырь спит и не знает, что ты взял у него сына. Давай скорее спускаться на землю.
Отец и сын сели на орлицу и стали спускаться на землю. Вот и земля уже близко. Вдруг они услышали позади крик:
– Кто вы такие? Почему похитили мою добычу? Не жить вам больше!
Догнал орел орлицу, ударил грудью по спине и сшиб сына Канака, вторым ударом сшиб самого Канака и мешок из-под мяса, третьим ударом подбил ослабевшую без пищи орлицу. Все они упали в море, а орел улетел в небеса. Упала орлица в море и превратилась в остров Аяк. Упал Канак в море и стал островом Имаклик. Упал сын Канака в море и стал островом Укивак.
А на горе Кыхлявик ожидали свою мать два молодых орла, два брата. Но мать-орлица не возвращалась. И пришлось им самим добывать себе пищу. Сначала они добывали мелких тундровых зверей, затем стали ловить диких оленей и даже моржей на льдинах.
Прошло много времени, выросли братья-орлы, начали добывать больших китов. Однажды младший брат сказал старшему:
– Где наша мать? Не полететь ли нам на небесные горы? Возможно, узнаем что-нибудь о нашей матери. Ведь оттуда все видно.
Старший брат сказал:
– Что же, мы достаточно сильны, чтобы подняться на те высокие горы.
Запаслись братья едой. Пока летели, все запасы поели, наконец прилетели на небесную гору. Впереди себя увидели огромную землянку. А вокруг той землянки много костей, словно белым снегом покрыта земля. Ударили братья-орлы клювами о землю, сняли с себя пернатые одежды, и старший брат сказал:
– Что же, войдем в эту землянку!
Оставили одежды на месте, а сами вошли в землянку. Около деревянного блюда с китовым мясом сидели орел и его жена. Орел сказал:
– Вот пришли молодые орлы-братья отомстить мне зато, что я убил их мать. Да, я убил вашу мать, убил и старшину Канака из Наукана и его сына. Все они стали островами между двумя большими землями.
Старший из братьев сказал богатырю:
– Что же, одевайся, полетим с нами ближе к земле и поборемся. Может быть, и нам удастся превратить тебя в остров. Орел-богатырь принял вызов молодых братьев. Вместе с ними решила лететь и его жена-орлица. Надели орлы свои пернатые одежды и стали спускаться ближе к земле. Когда земля была близко, старший брат сказал:
– Не пора ли нам начать бой? Орел-богатырь ответил:
– Что же, начнем! Старший сказал младшему:
– Ты сразись с орлицей подальше к северу, а я с этим орлом буду сражаться на юге.
Разлетелись в разные стороны: младший на север с орлицей, а старший на юг с орлом.
И вот начался бой между старым орлом и молодым.
Долго бились орлы. Наконец молодой орел ударил грудью по голове старого орла. Не вынес старый богатырь удара, упал в море и превратился в большой остров Сивукак.
А младший брат далеко на севере победил орлицу. Ловким ударом в грудь он подшиб орлицу, упала она в море и превратилась в остров Кулюсик.

Сказка № 4720
Дата: 01.01.1970, 05:33
Жил-был на северных островах человек по имени Тулимак. Жил он с семьей вдали от людей и был удачливым охотником. Всегда в доме у него хватало еды. Одно печалило Тулимака: не было у него сына – кто принесет богатую добычу в дом, когда он состарится?
Было у Тулимака две дочери. Умные выросли девушки и работящие, да только юноши из других селений не навещали их.
Каждым летом выезжал Тулимак в тундру поохотиться на оленей. Дочери гребли, а сам он правил лодкой да сердито покрикивал: очень уж медленно движется лодка!
Прошло время, состарился Тулимак, и теперь дочери охотились на оленей, загоняли их в овраг, а там, внизу, их подстерегал Тулимак с луком и стрелами. И так скоры были девушки на ногу, что искры сыпались у них из волос, когда они носились по скалам.
Много оленей добыл Тулимак, а дочери сушили мясо на солнце. Но отец вечно был недоволен и гонял их за новой дичью:
– Нужно свежее мясо! Нужно свежее мясо!
Вот как-то вечером легли отец с матерью спать, а сестры остались сидеть у огня. Старшая возьми да скажи:
– Жаль, что отец выбрал жилье далеко от людей. Мы бы вышли замуж, у нас были бы свои палатки!
– Ох, и правда жаль! – согласилась младшая.
Тулимак все слышал и очень рассердился.
На другой день возвращаются они с охоты, а Тулимак сердит пуще прежнего.
Только причалили к берегу, он велит дочерям:
– Ступайте за водой!
Взяли девушки по ведерку, спрыгнули на берег и отправились к озеру, а озеро то лежало за холмом.
Только скрылись сестры из глаз, приказал Тулимак жене отгребать прочь. Жаль стало матери дочерей, заплакала она, но Тулимак и слушать ничего не желал.
Вернулись дочери к берегу, видят-лодка уже далеко! Кричи не кричи – не услышат!
Сели они на берегу, пригорюнились, Вдруг видят – плывет мимо льдина.
– Вот наша лодка! – обрадовалась старшая. – Прыгай, сестра, поплывем к дому!
Шагнули сестры на льдину и давай бегать по ней кругами, быстро-быстро. Закружилась льдина, и понесло ее течением, помчало в море. Вот уж проносятся они мимо отчего дома. Видят сестры – отец чинит каяк, мать выделывает шкуры. А льдину уносит все дальше и дальше. Заплакала младшая сестра, а старшая ее утешает:
– Не плачь, как-нибудь проживем! И только она это сказала, летит чайка с рыбой в клюве.
– Китеки, китеки! – кричит. – Вот вам еда!
И бросила рыбу прямо на льдину. Разделили сестры рыбу – хватило надолго!
Опять сестры проголодались. Заплакала младшая, а старшая ее утешает:
– Не плачь, как-нибудь проживем! И только она это сказала, вынырнул рядом морж.
– Уик, уик! – кричит. – Вот вам еда! И бросил ракушек прямо на льдину. Наелись сестры и впрок запасли.
Поднялась вскоре буря. Бросают волны льдину из стороны в сторону. Заплакала младшая сестра, а старшая ее утешает:
– Не бойся, скоро доберемся до берега!
Плыла, плыла льдина, и вот впереди показалась земля.
– Выйдем на берег, – сказала старшая, – Только закрой глаза. Откроешь, когда будем на суше!
Так они и сделали. Открыли сестры глаза – и вот они уже на твердой земле, а льдины нет-только пятнышко пены в волнах.
Идут сестры по берегу и видят-лежит куча моржовых бивней.
Говорит младшая сестра:
– Давай останемся здесь! А бивни продадим. Но старшая отвечает:
– Пойдем дальше, узнаем, кто тут живет. Долго шли сестры и наконец вышли к хижине. Заглянули в окно и видят: сидят двое мужчин, каждый готовит себе еду, да только так неловко, что не выдержали сестры и рассмеялись.
– Кто-то смеется над нами, – сказал один. – Выйдем поглядим: уж не хочет ли кто напасть на нас?
Вышли наружу и увидели двух сестер, очень испуганных. Сжалились мужчины над ними, пустили в хижину, а сами ворчат:
– Какие тощие!
Не знали сестры, что перед ними братья-людоеды, а те решили взять девушек в жены – пусть хозяйство ведут, а как поправятся-потолстеют, можно и съесть их.
Хорошо зажили людоеды: лампы теперь не коптят, одежда починена, волосы расчесаны – сестры-то ведь у себя дома были умелые хозяйки.
Как-то младшая говорит старшей:
– Странное дело: каждую ночь муж тычет пальцем мне в бок и будит меня!
– Он проверяет, потолстела ли ты. Ведь они людоеды!
И верно! Смотрят сестры, а в углах хижины человеческие кости валяются. Испугалась младшая, заплакала:
– Бежим, а то и нас съедят!
– Не спеши, – отвечала старшая. – Подождем, пока у меня родится сын, а до тех пор нам нечего бояться!
Вскоре у старшей сестры родился мальчик. И вот младшая услыхала, как ее муж шепчет брату:
– У тебя сын родился, а у меня нет. Давай съедим мою жену! Пригласим соседей в полнолуние и попируем!
Испугалась младшая сестра, бегом к старшей, а та и говорит:
– До полнолуния еще далеко. Принеси-ка мне снегу с того места, где твой муж стоял на морозе.
Принесла младшая снегу, а старшая бросила его в котелок, и тот растаял.
– Что это ты делаешь? – спросил муж младшей сестры.
– Готовлю настой на жире. Добавь его себе в еду и никогда не замерзнешь.
Людоед так и сделал и отправился на охоту. А к вечеру заболел. Позвали из ближнего селения колдуна, тот говорил, говорил с духами, а потом и пробурчал:
– Виноваты сестры, это они наколдовали болезнь!
Услыхали сестры, схватили ребенка и бросились наутек. Хорошо, что отец научил их быстро бегать! Братья-людоеды скоро отстали.
К вечеру сестры притомились и решили отдохнуть. Только присели, слышат-погоня шумит. Бросились сестры к скале, протиснулись в расщелину, старшая и говорит:
– Зализывай край трещины, пусть закроется!
А сама стала зализывать с другой стороны.
Только покончили они с этим, как показались братья-людоеды. Совсем закрылась скала, осталась лишь маленькая щелочка. Слышат сестры, как один людоед говорит другому:
– Мне почудилось, я видел их!
– Видно, только почудилось!
– Говорил я, что надо было их съесть! Снова бросились братья в погоню. Только скрылись из глаз, старшая сестра и велит младшей:
– Подуй на скалу!
Стали обе дуть – щель и открылась. Выбрались сестры наружу, вышли на берег моря, а кругом вода! И лодки нет как нет!
– Закрой глаза и прыгай на пятнышко пены! – крикнула старшая сестра.
Лучше утонуть, чем попасть к людоедам , – решила младшая и прыгнула.
А когда открыла глаза, оказалось, что стоит она на льдине, и течение относит льдину в море.
Выдернула старшая сестра шнурок из люльки сына и расстелила перед собой по кругу. Только она сделала это, на берегу показались братья-людоеды. Стали они метать стрелы в сестер, но шнурок не пустил их. Стали гарпуны метать, но и те упали к ногам сестер.
– Они нам еще пригодятся, – сказала старшая сестра и подобрала стрелы и гарпуны.
Вынесло льдину в море, и захотелось сестрам есть.
– Лучше голодать, чем пропадать, – говорит старшая.
И тут вынырнул морж перед ними.
– Уик, уик! – сказал он и уставился на сестер.
Выхватила старшая сестра гарпун, пригрозила моржу – он и бросил на льдину груду съедобных ракушек.
На другой день опять сестрам захотелось есть. Видят – летит чайка с рыбой в когтях, закружилась над льдиной.
– Китеки, китеки! – кричит.
Схватила старшая сестра стрелу и погрозила чайке – она и бросила рыбу на льдину.
Засмеялись сестры и съели рыбу. Улеглись они спать, а наутро льдина уже подплыла к родному дому. Выскочили сестры на берег и побежали к отцу с матерью.
Вышел к ним старый Тулимак. Боялся он, что станут дочери винить его. Но они вошли в дом как ни в чем не бывало и отдали ребенка матери. Бабушка сразу стала играть с внуком.
– Долго же вы пропадали! – сказал Тулимак.
Прожили они год в мире-согласии, и тут младшая сестра вспомнила о моржовых бивнях, что лежали на берегу в той земле, где они побывали. И так часто она вспоминала о них, что Тулимак решил отправиться за бивнями.
По весне приказал Тулимак жене и дочерям натянуть новую шкуру на лодку.
Семь больших тюленей пошло на нее. Никому не сказал Тулимак о том, что задумал, только велел взять с собой еды побольше.
Сели все в лодку и погребли в море, Когда берег скрылся, велел Тулимак убрать весла, лечь всем на дно лодки и закрыть глаза.
Так они и сделали. Тотчас же лодка рванулась вперед и понеслась по волнам.
Надоело младшей сестре лежать с закрытыми глазами, она и приоткрыла левый глаз. И тут лодка резко остановилась, Тулимак чуть не вывалился за борт, и девушка поспешила закрыть глаз. Вновь лодка понеслась вперед.
– Должно быть, мы налетели на льдину, – сказал Тулимак. – Хорошо, что дно у лодки двойное!
Скоро впереди показалась земля, и Тулимак велел жене и дочерям открыть глаза.
Увидели сестры знакомый берег. Лодка пристала, и все вышли на сушу. Собрали они бивни – наполнили лодку доверху.
– Много же груза берет эта бедная лодка! – сказал Тулимак. – Ложитесь на дно да закройте покрепче глаза!
Так они и сделали, и сразу же лодка понеслась вперед. Долго лежали женщины, всё не решались открыть глаза, и вот наконец Тулимак приказал им подниматься.
Они были дома.
Тулимак продал бивни охотникам и китобоям, сразу разбогател и выдал дочерей замуж за великих охотников.
Сын старшей сестры вырос и стал главным среди них. Потомки его живут и по сей день. Только вот характер у них очень уж вспыльчивый. Говорят, все оттого, что прапрадедушка их был людоедом.

Сказка № 4719
Дата: 01.01.1970, 05:33
Было время, когда люди не умели веселиться. Вся их жизнь состояла из работы, еды и сна. Один день был похож на другой. Они работали, потом спали и снова просыпались, чтобы работать. И мозг их тупел от скуки.
В то стародавнее время жил неподалеку от моря охотник с женой, и было у них три сына. Крепкие и выносливые смолоду, они обещали стать такими же умелыми охотниками, как отец. Родители гордились ими и верили, что на старости лет сыновья не оставят их без куска мяса.
Но случилось так, что старший сын ушел на охоту и не вернулся. А спустя недолгое время и средний сын исчез также бесследно. Поиски были безуспешны.
И чем больше горевали отец с матерью о старших сыновьях, тем больше тревожились они о младшем, который к тому времени подрос и стал ходить вместе с отцом на охоту. Звали его Териак, что по-эскимосски значит Горностай. Териаку очень нравилось охотиться на оленей. А отец его любил добывать тюленей и других морских животных.
Охотники не могут вечно жить в страхе и тревоге. Пришло время, когда отец разрешил Териаку в одиночку уходить в тундру, Сам же он уплывал на каяке охотиться в море.
И вот однажды, когда Териак преследовал оленя, юноша заметил орла, который кружился над ним. Вытащил охотник стрелу, но орел внезапно прянул вниз, опустился на землю и превратился в юношу.
– Это я убил твоих братьев, – сказал он, и взгляд у него был острый, властный.
– Убью и тебя, если ты не пообещаешь мне устроить праздник с пением и музыкой, как только вернешься домой.
– Я не понимаю, о чем ты говоришь. Что такое праздник и что такое пение?
– Обещаешь или нет? – грозно переспросил юноша.
– Обещаю. Но объясни мне, что значат твои слова.
– Ты пойдешь со мной к моей матери-орлице, и она научит тебя тому, чего ты не понимаешь. Твои братья отвергли дары песен и веселья, они не захотели ничему учиться, и за это я убил их. Пойдем со мной, и, как только ты научишься складывать из слов песни и петь, как только научишься плясать и веселиться, ты будешь свободен и сможешь отправиться домой.
Юноша-орел махнул рукой и повел Териака в глубь материка. Они прошли несколько долин и ущелий и стали карабкаться в гору. Вскоре они поднялись так высоко, что вся широкая равнина со стадами оленей на ней открылась им как на ладони.
Они приблизились уже к вершине горы, как вдруг до них донеслись тяжелые, громкие удары, будто кто-то огромным молотом бил по скале.
– Слышишь? – спросил орел.
– Слышу, – откликнулся Териак. – Что за странные звуки? У меня в ушах гудит от этого грохота.
– Это бьется сердце моей матери-орлицы.
Юноши приблизились к орлиному жилищу, которое находилось на самом гребне скалы.
– Подожди здесь. Я должен предупредить мать, – сказал юноша-орел и вошел в дом.
Через минуту он снова появился и пригласил Териака войти.
В большой комнате на ложе в звериных шкурах сидела мать-орлица. Она была очень стара и печальна. Сын почтительно приблизился к ней и сказал:
– Этот человек обещал устроить праздник с пением и музыкой, как только вернется домой. Но он говорит, что люди не умеют складывать песни. Они даже не знают, как бить в барабан и плясать. Матушка, люди совсем не умеют веселиться!
Старая мать заметно оживилась при этих словах. Глаза ее блеснули, и она произнесла:
– Прежде всего нужно построить праздничный дом, в котором может собраться сразу много людей.
Оба юноши тотчас принялись за работу. Они построили праздничный дом, который был и выше и просторней, чем обычные дома.
Потом орлица научила их складывать слова и тянуть их так протяжно и плавно, чтобы получилась песня. Она сделала барабан и научила юношей выбивать на нем ритм. А потом показала, как нужно плясать под музыку.
Когда Териак научился всему этому, орлица сказала:
– Прежде чем приглашать людей на праздник, нужно построить праздничный дом, сложить новые песни и заготовить много вкусной еды. Ведь тех, кто придет на праздник, следует хорошо угостить.
– Но кого же я смогу пригласить? Мы живем вдалеке от других селений и никого не знаем.
– Люди одиноки от того, что не умеют веселиться, – сказала мать-орлица.
– Подготовь все, как я тебе велела. Потом иди и всех, кого встретишь, приглашай к себе на праздник. Увидишь: соберется много на роду. Знай, всякий дар требует ответного дара. Хоть я и орлица, но я еще и пожилая женщина – обыкновенные женские занятия мне вовсе не чужды. Подари мне на прощание нитки из сухожилий для рукоделия. Хотя это и небогатый подарок, но я буду рада.
Териак поначалу смутился. Где же ему взять нитки, ведь он так далеко от дома. Но потом он вспомнил, что наконечники его стрел привязаны к древкам нитками из сухожилий. Он достал стрелы, размотал нитки и подарил их старой орлице.
Юноша-орел вновь облачился в одежды из сверкающих перьев, велел Териак садиться к нему на спину и держаться как можно крепче. Они взмыли над горою полетели так быстро, что ветер засвистел в ушах и глаза Териака от страха сами закрылись.
Но это продолжалось лишь не сколько мгновений – шум ветра стих, Териак снова открыл глаза и увидел, что орел доставил его к тому самому месту, где он встретились. Там они сердечно распрощались, и Териак поспешил домой. Он рассказал родителям свои приключения и закончил так:
– Люди одиноки. Они не знают радости, потому что не умеют веселиться. Но старая орлица наделила меня даром радости, теперь я разделю этот дар между людьми Отец с матерью слушали его с удивлением и недоверчиво качали головами. Beдь людям, чьи сердца никогда не знали веселья, трудно вообразить, что такое восторг и радость. Но старики не осмелились возражать. Они уже потеряли двух сыновей и понимали, что могут лишиться и последнего, если не послушают приказа орлицы.
Построили праздничай дом, большой просторный, наполнили запасами еды кладовую, а затем отец с сыном начали складывать песни. Они подбирали самые пpиятные и радостные слова, они воспевали самые примечательные и интересные cобытия своей жизни. И учились плясать померный стук барабанов, которые они сделали из оленьих шкур. Отец с сыном кружились и прыгали, выделывали всякие смешные движения руками и ногами. И вдруг почувствовали неведомую прежде радость.
И теперь по вечерам они часто рассказывали друг другу разные истории, смеялись и шутили – не то что раньше, когда из вечера в вечер они сидели и клевали носом от скуки.
Когда все приготовления были закончены, Териак отправился приглашать гостей на праздник. К своему удивлению, он обнаружил, что они совсем не одиноки на этом пустынном берегу. У веселых людей всегда находятся друзья. Тут и там попадались ему диковинного вида люди, одетые в меха разных зверей – волков, лисиц, росомахи рысей. Всех Териак звал на праздник, и все охотно следовали за ним.
Праздник удался на славу. Каждый спел свою песню. Было много разговоров, смеха, шума, беззаботного веселья. Гости знакомились друг с другом, угощались, дарили друг другу припасы и меха.
Всю ночь продолжались пир и пляски. А поутру гости всей толпой вывалились наружу, пали на четвереньки и разбежались в разные стороны. Ведь это были не люди, а волки, росомахи, рыси, лисицы – звери, которых прислала орлица, чтобы Териаку не пришлось долго искать гостей.
Выходит, так велика власть радости, что может даже лесного зверя превратить в человека.
Вскоре Териак снова встретил на охоте юношу-орла, и тот пригласил его в орлиное жилище: мать-орлица хотела еще раз посмотреть на человека, который устроил на земле первый праздник.
Она вышла к ним навстречу и вдруг превратилась в молодую, полную сил орлицу.
Не зря ведь говорят: когда люди веселятся, орлы молодеют. А еще говорят, что с тех самых пор птица орел считается покровительницей веселых праздников с пением и музыкой.

Перепубликация материалов данной коллекции-сказок.
Разрешается только с обязательным проставлением активной ссылки на первоисточник!
© 2015-2022