• Канал RSS
  • Обратная связь
  • Карта сайта

Статистика коллекции

Детальная статистика на
23 Января 2023 г.
отображает следующее:

Сказок:

6543+0

Коллекция Сказок

Сказилки

Сказки Индонезийские

Сказки Креольские

Сказки Мансийские

Сказки Нанайские

Сказки Нганасанские

Сказки Нивхские

Сказки Цыганские

Сказки Швейцарские

Сказки Эвенкийские

Сказки Эвенские

Сказки Энецкие

Сказки Эскимосские

Сказки Юкагирские

Сказки Абазинские

Сказки Абхазские

Сказки Аварские

Сказки Австралийские

Сказки Авторские

Сказки Адыгейские

Сказки Азербайджанские

Сказки Айнские

Сказки Албанские

Сказки Александра Сергеевича Пушкина

Сказки Алтайские

Сказки Американские

Сказки Английские

Сказки Ангольские

Сказки Арабские (Тысяча и одна ночь)

Сказки Армянские

Сказки Ассирийские

Сказки Афганские

Сказки Африканские

Сказки Бажова

Сказки Баскские

Сказки Башкирские

Сказки Беломорские

Сказки Белорусские

Сказки Бенгальские

Сказки Бирманские

Сказки Болгарские

Сказки Боснийские

Сказки Бразильские

Сказки братьев Гримм

Сказки Бурятские

Сказки Бушменские

Сказки в Стихах

Сказки Ведические для детей

Сказки Венгерские

Сказки Волшебные

Сказки Восточные о Суде

Сказки Восточные о Судьях

Сказки Вьетнамские

Сказки Г.Х. Андерсена

Сказки Гауфа

Сказки Голландские

Сказки Греческие

Сказки Грузинские

Сказки Датские

Сказки Докучные

Сказки Долганские

Сказки древнего Египта

Сказки Друзей

Сказки Дунганские

Сказки Еврейские

Сказки Египетские

Сказки Ингушские

Сказки Индейские

Сказки индейцев Северной Америки

Сказки Индийские

Сказки Иранские

Сказки Ирландские

Сказки Исландские

Сказки Испанские

Сказки Итальянские

Сказки Кабардинские

Сказки Казахские

Сказки Калмыцкие

Сказки Камбоджийские

Сказки Каракалпакские

Сказки Карачаевские

Сказки Карельские

Сказки Каталонские

Сказки Керекские

Сказки Кетские

Сказки Китайские

Сказки Корейские

Сказки Корякские

Сказки Кубинские

Сказки Кумыкские

Сказки Курдские

Сказки Кхмерские

Сказки Лакские

Сказки Лаосские

Сказки Латышские

Сказки Литовские

Сказки Мавриканские

Сказки Мадагаскарские

Сказки Македонские

Сказки Марийские

Сказки Мексиканские

Сказки Молдавские

Сказки Монгольские

Сказки Мордовские

Сказки Народные

Сказки народов Австралии и Океании

Сказки Немецкие

Сказки Ненецкие

Сказки Непальские

Сказки Нидерландские

Сказки Ногайские

Сказки Норвежские

Сказки о Дураке

Сказки о Животных

Сказки Олега Игорьина

Сказки Орочские

Сказки Осетинские

Сказки Пакистанские

Сказки папуасов Киваи

Сказки Папуасские

Сказки Персидские

Сказки Польские

Сказки Португальские

Сказки Поучительные

Сказки про Барина

Сказки про Животных, Рыб и Птиц

Сказки про Медведя

Сказки про Солдат

Сказки Республики Коми

Сказки Рождественские

Сказки Румынские

Сказки Русские

Сказки Саамские

Сказки Селькупские

Сказки Сербские

Сказки Словацкие

Сказки Словенские

Сказки Суданские

Сказки Таджикские

Сказки Тайские

Сказки Танзанийские

Сказки Татарские

Сказки Тибетские

Сказки Тофаларские

Сказки Тувинские

Сказки Турецкие

Сказки Туркменские

Сказки Удмуртские

Сказки Удэгейские

Сказки Узбекские

Сказки Украинские

Сказки Ульчские

Сказки Филиппинские

Сказки Финские

Сказки Французские

Сказки Хакасские

Сказки Хорватские

Сказки Черкесские

Сказки Черногорские

Сказки Чеченские

Сказки Чешские

Сказки Чувашские

Сказки Чукотские

Сказки Шарля Перро

Сказки Шведские

Сказки Шорские

Сказки Шотландские

Сказки Эганасанские

Сказки Эстонские

Сказки Эфиопские

Сказки Якутские

Сказки Японские

Сказки Японских Островов

Сказки - Моя Коллекция
[ Начало раздела | 4 Новых Сказок | 4 Случайных Сказок | 4 Лучших Сказок ]



Сказки Турецкие
Сказка № 3860
Дата: 01.01.1970, 05:33
Жили когда-то муж да жена. Муж был человек тих: скромный, знал разные ремесла, работал не покладая рук, и жили они так себе понемногу — ни шат-ко, ни валко. Однако время и заботы посеребрили его волосы и бороду так, что он в свои сорок лет выглядел глубоким стариком. В один из дней жена его собралась в баню. Пришла туда, а там необыкновенная суетня. Что такое? Оказывается, сейчас сюда приедет мыться жена придворного звездочета.
Хозяйка бани разгоняет моющихся женщин в разные стороны.
Здесь нельзя, тут нельзя, — говорит она.
И вот под музыку и пение прибывает в баню жена придворного звездочета с целой свитой женщин. Само собой понятно, что хозяйка бани в надежде сорвать побольше денег не знает куда только усадить ее и оказывает ей разные почести.
Жена этого человека была крайне всем этим обижена. Тем не менее она честь честью помылась в бане, а затем пришла домой и вечером заявляет своему мужу:
Вот что, муженек, либо стань придворным звездочетом, либо меня оставь.
Помилуй, жена, — отвечает он, — я ведь и писать-то не умею, куда же мне на должность придворного звездочета. Были бы хлеб да соль.
А жена пристает:
Нет, муж, как хочешь, а только стань придворным звездочетом, иначе я не буду жить с тобой.
Однако женщина была так красива, что бедняга не может от нее отказаться и начинает искать какой-нибудь выход. Он отправляется в кофейню, берет чашку кофе и погружается в думы. В это время к нему подходит один из его друзей.
Послушай! О чем ты призадумался? — спрашивает он, и тот рассказывает ему что и как.
А приятель этот как раз был дружком хозяйки бани.
Ты не волнуйся, я что-нибудь придумаю, — утешает он его и сразу же отправляется к своей милой.
Когда он рассказал ей обо всем, она и говорит:
Пусть тот человек придет в такой-то день к бане, сядет напротив, разложит перед собой кожу, на ней — бумагу, перо, чернильницу и другие вещи, а затем пусть начинает чертить и писать, будто он гадатель. Мы его дело устроим.
Как только она это сказала, приятель идет и сообщает тому человеку. А бедняга не то что писать, — не знает, как и перо-то держать в руке. Да нечего делать, он поступает так, как велела хозяйка бани. Как бы то ни было, все, кто входит и выходит из бани, принимают его за ученого человека — подлинного ходжу.
В тот день опять приезжает в баню жена придворного звездочета. А банщица, как раньше подучила хозяйка бани, во время мытья похищает у нее дорогой перстень. Хозяйка берет перстень, зарывает его в углу в мусор, а сама говорит об этом нашему гадателю.
Короче говоря, жена придворного звездочета вскоре замечает, что у нее пропал перстень.
Ах! — вскрикивает она.
Все находящиеся в бане волнуются, а хозяйка спокойно замечает:
Ханым-эфенди, против двери в баню сидит ходжа. Дадим ему погадать, — он очень хорошо открывает всякие тайны.
Не будем затягивать! Наш гадатель, поцарапав по бумаге, сообщает:
Ханым-эфенди, перстень в углу, среди мусора.
Хозяйка делает вид, что ей ничего не известно, приказывав служанкам искать перстень в мусоре. Ну, известное дело — перстень находится! Ходже дают дорогие подарки; он, радостный идет домой, но жена ничего не хочет, кроме должности звездочета.
Прошло сколько-то дней после этого, и вдруг во дворце у сул-тан-ханым пропадает перстень. А украла его одна из невольниц.) Ищут его и там и сям — не находят.
А как раз в тот день приходит во дворец к султанше жена придворного звездочета. Услыхав, что у султанши пропал перстень, она говорит:
У меня тоже как-то раз пропал перстень, но один ходжа сразу же указал, где он. Это очень знающий человек, прикажите его привести. — И указывает, где его можно найти.
Султан тут же посылает весть хозяйке бани.
А наш бедняга так боялся своей жены, что все дни проводил у бани.
И вдруг приходят дворцовые люди и забирают его. Рассказ наш сократим, а то, пожалуй, в беду влетим! Султанша приказывает:
Эй, ходжа, найди-ка мой перстень. Срок — до утра. Не разыщешь — голову с плеч долой!
И ходжу запирают в отдельную комнату.
Наступает ночь. Невольница, укравшая перстень, думает: «Вот теперь я пропала!» И сон не смыкает ее глаз. «Будь что будет, пойду попрошу у ходжи помощи». Тихо-тихо входит она в комнату ходжи. А ходжа трясся от страха сильнее, чем невольница. «О, ужас, не наступило ли уже утро?» — думает он. А в это время невольница припадает к его ногам и рукам.
Прости, о ходжа, перстень у меня. Если я попадусь, это будет мой последний день. Моя жизнь зависит от тебя, — просит и молит она его.
Ходжа думает про себя: «Аллах и сегодня послал мне удачу!» — а ей говорит:
Так-так, доченька, на свете чего не бывает! Ты не волнуйся, мы что-нибудь придумаем. — Потом, помедлив немного, добавляет: — Слушай, доченька, дай проглотить перстень гусю, да только так, чтобы никто не видел и не знал, и надломи ему лапку. Иди, не бойся.
Девушка уходит и делает так, как он сказал.
Лишь только наступило утро, султан присылает за ходжой.
О шах, всю ночь я гадал; бросал песок, и мне привиделись птицы. Прикажи выпустить в сад всех, сколько ни есть во дворе кур, петухов, гусей, индюков и других птиц, — говорит ходжа.
Султан тотчас же приказал выпустить всех птиц в сад.
И так — ходжа впереди, а падишах и множество людей сзади — выходят в сад; ходжа держит в руке перо и все время чертит и пишет что-то на бумаге. Заметив хромого гуся, он говорит:
О шах, вот этого гуся прикажите поймать и зарезать: у него в желудке перстень.
И вот гуся того хватают, режут, из желудка его выпадает перстень, и все замирают от удивления.
А потом султан, прогуливаясь по саду, поймал кузнечика.
Ну-ка, ходжа, что у меня в руке? Узнай-ка! — спрашивает он, и у ходжи от испуга перехватило дыхание.
О шах, вам лгать нельзя, — отвечает тот покраснев и съежившись и, собираясь открыть свои проделки, шепчет: — Эх, кузнечик, раз прыгнешь, два прыгнешь — на третий попадешься!
Султан разжимает руку, и там оказывается кузнечик. Все захлопали в ладоши, а ходжа сам себе удивился. «Когда аллах помогает, так уж помогает!»
Султану все это очень понравилось.
И бывает же столько мудрости! — говорит он, тотчас делает ходжу своим придворным звездочетом, жалует разными подарками, а жена его достигает исполнения своего желания.
Они достигли цели, слышу,
А мы залезем-ка на крышу.

Сказка № 3859
Дата: 01.01.1970, 05:33
Давным-давно, теперь уж и не вспомнить, в решете ли, во соломе, когда верблюд выкликал вести громким голосом, когда я батюшкину люльку - скрип-скрип! - качала, тут матушка у дверей закричала. Я к ней скорей впопыхах, а батюшка-то из люльки - бах! То одного качаю, то другого, оба плачут. Тут матушка вскочила - да за чуприну, а батюшка - за дубину, и пошли меня гонять по углам! Я бегу мимо печки - хвать горячей каши, а сверху на меня горшок с простоквашей! Насилу спаслась, тут и сказка началась.
Жил на свете Кельоглан, и были у него отец с матерью. (К е л ь о г л а н - по-турецки \"лысый парень\", простоватый и удачливый парень, похожий на русского Иванушку-дурачка) Состарился отец, совсем плохой стал. Вот перед смертью и говорит сыну:
- Слушай, сынок, моё отцовское наставление. Никогда не имей дела с одним человеком. Человек этот малого росточка, на лице ни волосочка, глаз косой, звать Мусой. Даже пшеницу на его мельнице не мели.
Сказал так и покинул этот мир.
Мёртвые уходят, живые остаются. Много времени прошло с тех пор, наступила весна, потом лето. Однажды мать Кельоглана говорит ему:
- Отрада глаз моих, сынок мой Кель! Не осталось у нас ни муки, ни отрубей. И самим есть нечего, и скотина голодная. Возьми-ка ты пшеницы, отвези на мельницу, пусть смелют. Будет и нам еда, и скотине корм, вместе порадуемся.
- Хорошо, матушка, я так и сделаю,- сказал Кельоглан.
На рассвете вывел он ишака из хлева, навьючил на него мешки с пшеницей и с первыми птицами отправился в путь. Дорога к мельнице по горам-долам идет, а сама мельница у водопада стоит. Вода сверху падает, большое колесо крутит, а от него и жернова крутятся-поскрипывают, зернышки перемалывают.
Подходит Кельоглан к мельнице, и что же он видит? Сидит у двери человек малого росточка, на лице ни волосочка, глаз косой...
\"Эге,- думает Кельоглан.- Если еще и звать его Мусой, то лучше мне послушаться отцовского наставления\". Подошел он ближе к человеку и спрашивает:
- Как тебя зовут, уважаемый?
А тот отвечает невозмутимо:
- Мусой.
Понял Кельоглан, что это тот самый человек, о котором его отец предупреждал: малого росточка, на лице ни волосочка, глаз косой, звать Мусой. \"Нет,- думает,- не ослушаюсь я отцовского наставления, поеду отсюда скорей!\"
Развернул он своего ишака и погнал ко второй мельнице. В деревнях ведь мельниц много, не то что в городах. Но тот человек, малого росточка, на лице ни волосочка, рассердился: \"Вот я тебе покажу, как убегать от меня!\"
Вскочил и короткой дорогой обогнал Кельоглана, успел ко второй мельнице раньше его. Опять устроился перед дверью - ноги под себя, по-турецки, сидит себе, поглядывает.
Кельоглан плетётся чуть живой от усталости после крутых склонов да извилистых дорог. Только подошел к мельнице и тут же увидел Мусу.
- Ох, горе мне, горе мне! Опять он на мою голову!
Развернул скорей ишака, хлестнул его хворостиной, только собрался бежать, как Муса окликнул его:
- Напрасно стараешься, Кельоглан! В этой округе три мельницы, и все они принадлежат мне. Некуда тебе больше податься. Лучше уж смирись, давай я перемелю твою пшеницу.
- Нет уж,- молвил Кельоглан.- Не могу я ослушаться отцовского наставления, не буду молоть у тебя пшеницу. Счастливо оставаться!
- Погоди,- загородил ему путь Муса.- Давай заключим с тобой договор. Если я выйду победителем, то заберу твою пшеницу вместе с ишаком. Если ты выиграешь, отдаю тебе одну из моих мельниц.
- В чём же мы будем состязаться?
- Во вранье. Кто лучше соврёт, тот и выиграл. Согласен?
Ещё бы не согласен! Кельоглан ведь известный выдумщик!
Пожали они друг другу руки, и состязание началось. Первым повел свои россказни Муса:
- Вот послушай, Кельоглан! Отец-то мой был не мельником, а пахарем. Осенью сеял, зимой-весной ждал урожая, летом зерно молотил. Однажды на нашем гумне взошёл арбуз. Стали мы за ним ухаживать, чтобы лучше рос. Уж мы его холим, уж мы его поливаем, а он растёт-наливается. Такой большой вырос - с гору величиной! Созрел наш арбуз, и нанял отец дровосеков разрубить его. Взмахнул дровосек топором и уронил его прямо в арбуз. Что делать? Пришлось ему лезть в арбуз топор искать. Забрался внутрь, кружит, плутает, не может найти пропажи. Вдруг видит, неподалёку ещё какой-то человек ходит. Дровосек к нему: \"Земляк, я тут топор потерял, не попадался ли он тебе?\" Человек только рассмеялся в ответ:
\"О чем ты говоришь, земляк! Я караван верблюдов потерял, семь дней, семь ночей ищу, но до сих пор даже следов копыт не встретил!\" Делать нечего, пришлось нам всем взяться за поиски дровосека с топором и караванщика с верблюдами. Привел отец из города еще целый отряд дровосеков, и разрубили они наш арбуз пополам. Тут как хлынула из него вода, пошли потоки по горам, по холмам, дошли до самого Стамбула, и образовалось из них Мраморное море.
Остановился безбородый Муса, смотрит на Кельоглана. Тот почесал голову и говорит:
- Теперь послушай меня! Мой-то отец пчёл держал. Дело это нелегкое. Бывало, чуть свет - он уж на пасеке, считает, сколько пчел вылетело из улья. Вечером по штукам считает, сколько их вернулось в улей. Вот однажды пчела-хромоножка не прилетела домой. Опечалился отец, всю ночь не спал, думал: что же могло с ней случиться? Любил он эту пчелу за хороший мед. Думал, думал, к утру придумал. Взял мешочную иглу, воткнул ее в землю, встал на нее босой ногой и начал смотреть с высоты по сторонам. \"Вижу,- говорит,- как какой-то крестьянин в деревне Физане поймал нашу хромоножку, впряг ее в соху вместе с быком, теперь пашет на паре! Седлайте мне петуха поскорей!\" Я хвать петуха, оседлал его, и отец верхом поехал в Физан. Вызволил он нашу пчелу, но, пока ездил, седло натерло петуху спину. Смазали мы больное место ореховым маслом, и вдруг появился на этом месте ореховый росток. Мы и ахнуть не успели, как превратился он в огромное дерево. Опали с него листья, сделалось из них большое поле. Мы это поле засеяли, выросла на нем пшеница по пояс. Созрела пшеница, пришли мы с косами, только собрались косить, навстречу лисица - скок! Взмахнул отец косой, накинул лисе аркан на шею. Лиса бежит, а коса вокруг нее кружит. Так и выкосила все поле дочиста. Обмолотили мы пшеницу, позвали сборщика налогов, стали урожай считать. Меряем-меряем зерно и вдруг в одной из мер видим бумагу. Развернул ее отец, покрутил так и сяк, потом подает сборщику налогов: \"Погляди-ка, сынок, что тут написано, а то я никак не разберу\". Тот смотрит, а в бумажке вот что написано: \"Кельоглан победил, безбородый проглотил\".
Закончил Кельоглан свой рассказ, рассмеялся Муса до слёз.
- Молодец, Кельоглан! - говорит.- Ты еще только про мешочную иглу соврал, а я уж понял, что проиграл. Дальше мог бы и не утруждать себя. А ведь я, честно сказать, давно ищу такого человека, как ты. Забирай себе все три мои мельницы, смотри за ними хорошенько и заботься обо мне, пока я жив.
С тех пор Кельоглан, его мать и мельник зажили по-новому - весело и безбедно.

Сказка № 3858
Дата: 01.01.1970, 05:33
Давным-давно, когда верблюд был зазывалой, а блоха - брадобреем, так давно, что и не вспомнить, в решете ли, во соломе, когда я дядюшкину люльку - скрип-скрип! - качала, тут и сказочке начало.
Жил да был в те давние времена рябой петушок. У петуха какие заботы? Хоть рыжий, хоть рябой, хоть холеный, хоть худой - все одно: разок промолчать да два раза прокричать, а остальное время в мусорной куче вверх хвостом торчать. Ройся себе да поглядывай - вот и все петушиные дела.
Рябой петушок так и жил - то пел, то молчал, а больше в мусоре торчал. Вот однажды копался он, как всегда, в куче и нашел золотую монету. Нашел и растерялся от радости:
- Что же мне с этим золотым делать? Может, отнести Бейоглу? (Б е й о г л у - по-турецки \"сын бея\") Пусть у себя хранит, а как мне понадобится, заберу.
Приходит петушок к Бейоглу и говорит:
- Вот, Бейоглу, нашел я золотую монету и принес тебе. Хорошо я сделал или плохо?
- Конечно, хорошо, - отвечает Бейоглу.
- Возьмешь ли монету на хранение? Отдашь ли обратно, как придет время и мне она понадобится?
- Отдам, - сказал Бейоглу. - Я ведь сын бея. У меня все по чести-совести, я свое слово держу.
- О себе не толкуй, лучше скажи, могу ли я положиться на твое слово?
- Можешь, - кивнул Бейоглу.
- Тогда вот тебе мой золотой. И отдал рябой петушок свою монету Бейоглу. Время как вода течет. Пришел день, когда потребовались рябому петушку его денежки. \"Пойду-ка, - думает, - к Бейоглу, заберу свой золотой, разменяю его и потрачу\".
Отправился петушок в путь. Шел-шел и повстречал по дороге лису.
- Петушок, петушок, ты куда идешь? - спрашивает лиса.
- К Бейоглу иду, у него мой золотой хранится, надо забрать.
- Возьми меня с собой, вместе пойдем.
- Дорога далекая, устанешь, - молвит рябой петушок.
- Сколько смогу - столько пройду, а устану - так отстану.
- Раз так, то пошли.
Стало их теперь двое друзей, и пустились они в путь с разговорами. Не прошли и половины, как лиса задыхаться начала, язык у нее стал заплетаться.
- Устала я, братец петушок, нет больше моей моченьки!
- А я тебе что говорил?
- Правильно говорил. Не подумала я, вот и выбилась из сил. Что же мне теперь делать?
Поглядел на нее рябой петушок, подумал и говорит:
- Не беда! Лезь ко мне в живот, я тебя донесу. Забралась лиса к нему в живот, отыскала себе местечко, устроилась.
Идет петушок дальше. На этот раз встречается ему волк.
- Куда путь держишь, рябой петушок?
- Есть у меня один золотой, хранится у Бейоглу. Иду забирать его.
- Возьми меня с собой, вместе пойдем.
- Дорога далекая, устанешь.
- Сколько смогу - столько пройду, а устану - так отстану.
- Ну, коли так, пошли вместе.
Пустились они в путь. Идут рядышком, разговаривают. Дорога еще и близко к городу не подошла, а у волка сил не осталось, ноги подгибаются, язык заплетается.
- Устал я, братец петушок, нет больше моей моченьки!
- А я тебе что сказал, когда ты со мной просился?
- Сказал, что дорога далекая, устану.
- Выходит, правильно я говорил?
- Так-то оно так, только сейчас не будем об этом. Лучше скажи, что нам теперь делать? Пожалел рябой петушок волка:
- Лезь ко мне в живот, понесу и тебя тоже. Забрался волк к петушку в живот, отыскал себе месте ко, устроился.
А петушок шел-шел и пришел к реке. Шумит-бурлит река, белой пеной покрылась. Увидала рябого петушка, окликнула его:
- Ты куда путь держишь, петушок?
- В город, куда еще?
- А что за дела у тебя в городе?
- У Бейоглу мой золотой хранится, иду забирать его.
- Ах, ах! - завздыхала река. - Сколько лет теку, и ни разу не удалось мне свернуть в сторону, побывать в городе. Раз уж ты идешь туда, не возьмешь ли меня с собой?
- Я бы взял, да дорога далека, устанешь.
- Как устану - так отстану, потеку и остановлюсь. Ты только возьми меня с собой, а дальше не твоя забота.
- Ладно, - сказал рябой петушок и взял реку с собой. Идут они, идут с разговорами, не прошли и половины пути, как река заохала: вода у нее то светлеет, то мутнеет.
- Что такое?
- Нет моей моченьки, рябой петушок! - не выдержала река. - Совсем из сил выбилась. Видно, здесь конец моей дороженьке.
- А ведь я предупреждал тебя.
- Верно, предупреждал.
- Что же мне с тобой делать?
- Если хочешь, брось меня и иди своей дорогой. А хочешь - возьми меня к себе в живот и донеси до города. Когда-нибудь отплатится тебе добром за твое добро.
- Не надо мне никакой отплаты. Залезай ко мне в живот и пошли, не будем терять время на разговоры.
Теперь и река забралась в живот к рябому петушку, отыскала себе местечко, устроилась.
Наконец добрался рябой петушок до города, явился к Бейоглу и говорит:
- Вот я и пришел, Бейоглу.
- Добро пожаловать.
- Мне мой золотой потребовался. Давай его обратно.
- Какой еще золотой? Нет у меня никаких золотых. Я сын великого бея. Неужели унижусь до того, чтобы брать золотые у рябых петухов вроде тебя?
Начал рябой петушок увещевать обманщика:
- Не делай так, Бейоглу. Лучше добром отдай мой золотой. А то и у меня против тебя сила найдется. Тут Бейоглу как закричит:
- Ах ты, такой-сякой! Смеешь здесь разговаривать! Ну-ка, слуги, бросьте его в гусятник, пусть образумится!
Схватили рябого петушка и бросили в гусятник. Гуси шеи вытянули, зашипели, накинулись на петушка - сейчас заклюют, разорвут в клочья. Вдруг из живота петушка как выскочит лиса - мигом положила конец всему гусиному племени!
Выбрался рябой петушок из гусятника и опять явился к Бейоглу:
- Отдай золотой, Бейоглу! Я от своего не отступлюсь. А то и у меня против тебя сила найдётся.
- Ну-ка схватите его скорей и бросьте в загон к мулам пусть забьют его копытами до смерти! - приказывает Бейоглу слугам.
Схватили рябого петушка за крылышки и бросили к мулам. Как начали мулы лягаться! Чуть не убили бедного! Тут вылез из его живота волк, оскалил зубы да как зарычит:
- Стойте смирно, ни с места!
Набросился на мулов и порешил весь их род под корень. Выбрался рябой петушок из загона и опять идет к Бейоглу.
- Послушай меня, Бейоглу! Не делай того, что не подобает. Поступи достойно своего имени. Отдай мой золотой.
Бейоглу совсем рассвирепел:
- Да что же это за петух такой настырный? Когда я, наконец, избавлюсь от него? Бросьте его в печь, - слугам приказывает, - пусть обжарится хорошенько, съем петуха за ужином!
Схватили рябого петушка и бросили прямо в печь. Тут вырвалась река из его живота и погасила огонь. Не осталось в печи ни дыма, ни пламени.
Выбрался рябой петушок из этой беды и опять пришел к Бейоглу.
- Отдавай золотой, - говорит. Видит Бейоглу, что нет ему спасения от рябого петушка, и повелел слугам:
- Отведите петуха в мою сокровищницу. Пусть возьмет свой золотой.
Отвели петушка в сокровищницу Бейоглу, перебрал петушок все золотые монеты, что там были, нашел свою собственную, рассмеялся и отправился восвояси. Потом разменял золото, накупил ячменя и пшеницы. Зажили они с курами и цыплятами безбедно, и не было у них недостатка в еде и питье до конца дней.

Сказка № 3857
Дата: 01.01.1970, 05:33
Было то или не было, давно, когда я качал люльку своей матери, жил один падишах. Трёх сыновей и дочь вырастил тот падишах. Любил он детей больше власти своей. Не нужен ему весь мир, ни на что их не променяет. Для матери сыновья были слаще мёда, а дочь — что сливки к мёду. Только насладиться ими, своим мёдом и сливками, ей не пришлось — умерла. Дворец оделся в траур. И тогда чёрный везир сказал падишаху:
О мой падишах! Не вечен мрак чёрных дней! Детям нужна добрая мать, чтоб из всех десяти пальцев излучала свет.
Нарядил, разукрасил везир свою чёрную дочь и отдал её за падишаха. Отдать-то отдал, но из какого пальца у неё может заструиться свет, если на всех десяти пальцах дочери черного везира чернота! Аллах, не дай испытать на себе их зло! Раньше она улыбалась даже рабыням, теперь пришло её время, и на каждого она разными уловками и хитростями посадила черное пятно. Больше всех досталось сиротке, хуже всех пришлось сиротке... Стала она чернее чёрного — водой из сорока рек и то не отмоешь. Недаром учат: наговор опасен, как горные стремнины! Осрамила мачеха сиротку даже в глазах родного отца и добилась — падишах прогнал от себя дочь.
Прогнать — прогнал, да разве родные братья и сестра расстанутся? По ночам, склонив друг к другу головы, горевали вместе... Как-то мачеха подкралась к двери и подслушала. Как ворон, набросилась она на них:
Ах вы, горе на мою голову, опять собрались вместе и сговариваетесь против меня? Постойте, вот я спляшу для вас, чтоб судьба вам улыбнулась!
А были, оказывается, десять пальцев дочери черного везира не просто черными пальцами, могли они творить волшебные дела... И вот рано поутру все три брата превратились в птиц и взлетели ввысь! А их сестрица с черной судьбой не знала, куда деваться от горя. Смотрит на небо, ждет, но ни шума крыльев, ни дыханья братьев. Все птицы вернулись в свои гнезда, а их всё нет. Стал для неё дворец черным подземельем.
«Или я обойду все горы и найду их, или погибну. Что хорошего видела я, родившись на белый свет? Мне ли бояться смерти!» — подумала она и вечером, в непроглядную тьму, отправилась в дорогу. Мало ли шла, много ли шла, по горам, по долинам шла она шесть месяцев и одну осень и добралась до вершины горы. И черных, и белых птиц расспрашивала она о своих братьях, но никто не мог ей ничего ответить. Улетели они друг за другом, не оставив о себе ни памяти, ни перышка, ни словечка. И когда на горы выпал снег, из глаз сестры полились слезы. Горько-горько заплакала она. Да разве услышит и сжалится дочь везира, чтоб счастье её обернулось несчастьем?..
Посмотрела сирота кругом, и что бы вы думали? Три птицы, все три белые, кружатся над её головой! Вскинула она руки, как дерево ветви, но птицы продолжали кружиться, и ни одна из них не подлетела и не села на её ветку.
Колдовство! Превратила их мачеха в таких птиц, что только с заходом солнца, когда кругом всё покрывается мраком, возвращался к ним человеческий облик. Появляется на небе солнце, озаряется земля лучами, расправляют они крылья, улетают ввысь!
К ночи три птицы стали юношами, сестра узнала в них своих братьев. Начали они от радости целовать и обнимать друг друга, а потом стали изливать в слезах все свои горести и печали. Так провели они всю ночь.
А когда рассвело, три брата сказали ей:
Сестрица, мы устроим себе жилище в местах, где ни птица не пролетит, ни караван не пройдет. По ту сторону горы есть озеро, а посередине озера остров, а на самой середине острова стоит дом, полный аромата сосен и птичьего щебетанья! С рассветом мы возьмем тебя на крылья и умчим на остров. Не бойся, мы не уроним тебя, не думай об этом: наши крылья — крылья братьев, а не руки мачехи!
Так благодарили они свою сестрицу Седеф за верность.
Рано-рано утром три брата, превратившись в трех птиц, соединили свои крылья. Сестра на них, как на ковре, полетела ввысь... Не успела она закрыть и открыть глаза — добрались до острова! А место райское, но сестрица не глянула на деревья, раскинувшие свои ветви, не дотронулась до плодов, сладких как мед... Только братья, взмахнув крыльями, взмыли в небо, вошла она в озеро. Вода его избавляла от болезни, успокаивала горе. Со словами «Чистота, белизна!» сестрица Седеф опустилась в воду. Ни на щеках, ни на лбу следа черноты не осталось! И когда братья-птицы, вернувшись издалека, увидели её белее молока, чище воды, не было конца их радости:
Сестрица, сестрица, белее белого сестрица! Если Аллах исцелил раны, нанесенные тебе мачехой, он избавит и нас от птичьих перьев, тогда мы всю свою жизнь проведем в этом изумрудном дворце в ликовании!
Радовались, пока сон не настиг их и они не улеглись спать.
Говорят, с какими надеждами ляжет человек, то во сне и сбудется. Приснился сестре кто-то из семи святых или из сорока блаженных.
Дочь моя, — сказал он, — если ты свяжешь из травы рубашки и наденешь их на братьев, то всемогущий Аллах снимет с них колдовство, и они снова станут людьми. Но только помни — пока ты не кончишь работу, ты ни с кем не должна говорить. Если сможешь сдержаться, скажи «бисмиллях» и приступай к делу!
Проснулась сестрица Седеф и боится поверить своему сну. Можно ли теперь терять время, упускать такой случай! Как только братья улетели, нарвала она травы и стала вязать рубашки. К вечеру вернулись братья, спрашивают Седеф, что она вяжет, сестра молчит. Испугались братья:
Рука чёрной ведьмы-мачехи до всего дотянется, язык в любом месте достанет. С лица сестры сошла чернота, теперь она своим колдовством поранила ей язык!
И принялись как пчелы летать с цветка на цветок, собирать лечебные травы. А сестра продолжала вязать, не проронив ни слова.
Пусть братья-птицы ищут исцеление для сестрицы, они не знают о её сне!
Как-то в тех краях появился всадник — сын падишаха. Увидел он Седеф, подъехал к ней и стал спрашивать:
Ты роза с какой горы, из какого сада соловей?
Но и он ничего не добился. Взглянул и сказал себе: «Эхо пери!» Взглянул другой раз и сказал: «Это немая!» Сын падишаха полюбил Седеф, решил не откладывать свадьбу. Посадил он девушку на коня и отправился в путь.
По дороге навстречу им летели три птицы. Они начали кружиться над головой, словно желая укрыть их от солнца... Удивился сын падишаха. Не знал он, что три птицы — это три брата девушки... Ну что ж, ехали, ехали через горы и долины, не наступил ещё и вечер, добрались до дворца.
Станет ли перечить падишах сыну, когда его ожидает такая радость?.. В тот же вечер ударили в барабаны, начали пировать. Только Седеф не наряжалась, не украшала себя ожерельями: она вязала петлю за петлей, рубашку за рубашкой, чтоб исполнился её сон.
А один из слуг, оказывается, подглядывал за ней и обо всём падишаху доносил. Как-то вечером падишах сказал сыну:
Твоя избранница не пери и не простая девушка. Колдунья она, волшебница! Днем прилетают к ней три птицы и стучат в окно, а по вечерам зовут её в сад. Выходит она в эти часы и, набрав травы, возвращается — кто знает, какое зло она готовит тебе! Сын падишаха не верил, не слушал наветов, но решил сам своими глазами всё увидеть. Три дня и три ночи провел он в саду где Седеф встречалась с братьями и собирала траву. Поник головой сын падишаха, а девушку принялись допрашивать. Бедняжка вязанья не бросила, молча роняла слезы. Да, но кто будет считаться с её слезами?.. Молчит — значит соглашается!
Пусть погубит красавицу её красота! — сказали так и решили снести ей голову.
Палач занёс топор:
Скажи своё последнее желание! Молчит, вяжет.
Тогда готовься! — сказал палач. Девушка и тут не бросила вязанья.
Замахнулся палач, но тут появились три птицы, стали кружить над её головой. Палач не успел опустить топор: девушка кончила вязать рубашки и набросила их на птиц. О всемогущий Аллах, все три птицы превратились в стройных, как тростинки, джигитов. Обняли они свою сестрицу, а те, кто видел это, верно, за колдовство всё приняли, застыли в удивлении.
И вот тогда раскрылись уста Седеф и она сказала:
Палач, не убежит твоя плаха, отведи меня к падишаху! Я расскажу ему всё. Если он снова повелит казнить меня, то я готова положить голову под твой топор.
Послушался её палач. Со слезами на глазах она рассказала падишаху о кознях мачехи.
Падишах видит — девушка Седеф чище изумруда, взял её за руку, отвел к сыну. А своих дочерей отдал за её братьев. Сорок дней и сорок ночей длилась свадьба. Мачеху их, дочь чёрного везира, то ли на сорок частей разорвали, то ли на сорок кусков разрубили. Да, да, зло наказывают, а добрые дела торжествуют. Мы же теперь можем уйти. С неба ещё три яблока упало, это тем, кто не порочит других!

Перепубликация материалов данной коллекции-сказок.
Разрешается только с обязательным проставлением активной ссылки на первоисточник!
© 2015-2022