• Канал RSS
  • Обратная связь
  • Карта сайта

Статистика коллекции

Детальная статистика на
1 Февраля 2023 г.
отображает следующее:

Сказок:

6543+0

Коллекция Сказок

Сказилки

Сказки Индонезийские

Сказки Креольские

Сказки Мансийские

Сказки Нанайские

Сказки Нганасанские

Сказки Нивхские

Сказки Цыганские

Сказки Швейцарские

Сказки Эвенкийские

Сказки Эвенские

Сказки Энецкие

Сказки Эскимосские

Сказки Юкагирские

Сказки Абазинские

Сказки Абхазские

Сказки Аварские

Сказки Австралийские

Сказки Авторские

Сказки Адыгейские

Сказки Азербайджанские

Сказки Айнские

Сказки Албанские

Сказки Александра Сергеевича Пушкина

Сказки Алтайские

Сказки Американские

Сказки Английские

Сказки Ангольские

Сказки Арабские (Тысяча и одна ночь)

Сказки Армянские

Сказки Ассирийские

Сказки Афганские

Сказки Африканские

Сказки Бажова

Сказки Баскские

Сказки Башкирские

Сказки Беломорские

Сказки Белорусские

Сказки Бенгальские

Сказки Бирманские

Сказки Болгарские

Сказки Боснийские

Сказки Бразильские

Сказки братьев Гримм

Сказки Бурятские

Сказки Бушменские

Сказки в Стихах

Сказки Ведические для детей

Сказки Венгерские

Сказки Волшебные

Сказки Восточные о Суде

Сказки Восточные о Судьях

Сказки Вьетнамские

Сказки Г.Х. Андерсена

Сказки Гауфа

Сказки Голландские

Сказки Греческие

Сказки Грузинские

Сказки Датские

Сказки Докучные

Сказки Долганские

Сказки древнего Египта

Сказки Друзей

Сказки Дунганские

Сказки Еврейские

Сказки Египетские

Сказки Ингушские

Сказки Индейские

Сказки индейцев Северной Америки

Сказки Индийские

Сказки Иранские

Сказки Ирландские

Сказки Исландские

Сказки Испанские

Сказки Итальянские

Сказки Кабардинские

Сказки Казахские

Сказки Калмыцкие

Сказки Камбоджийские

Сказки Каракалпакские

Сказки Карачаевские

Сказки Карельские

Сказки Каталонские

Сказки Керекские

Сказки Кетские

Сказки Китайские

Сказки Корейские

Сказки Корякские

Сказки Кубинские

Сказки Кумыкские

Сказки Курдские

Сказки Кхмерские

Сказки Лакские

Сказки Лаосские

Сказки Латышские

Сказки Литовские

Сказки Мавриканские

Сказки Мадагаскарские

Сказки Македонские

Сказки Марийские

Сказки Мексиканские

Сказки Молдавские

Сказки Монгольские

Сказки Мордовские

Сказки Народные

Сказки народов Австралии и Океании

Сказки Немецкие

Сказки Ненецкие

Сказки Непальские

Сказки Нидерландские

Сказки Ногайские

Сказки Норвежские

Сказки о Дураке

Сказки о Животных

Сказки Олега Игорьина

Сказки Орочские

Сказки Осетинские

Сказки Пакистанские

Сказки папуасов Киваи

Сказки Папуасские

Сказки Персидские

Сказки Польские

Сказки Португальские

Сказки Поучительные

Сказки про Барина

Сказки про Животных, Рыб и Птиц

Сказки про Медведя

Сказки про Солдат

Сказки Республики Коми

Сказки Рождественские

Сказки Румынские

Сказки Русские

Сказки Саамские

Сказки Селькупские

Сказки Сербские

Сказки Словацкие

Сказки Словенские

Сказки Суданские

Сказки Таджикские

Сказки Тайские

Сказки Танзанийские

Сказки Татарские

Сказки Тибетские

Сказки Тофаларские

Сказки Тувинские

Сказки Турецкие

Сказки Туркменские

Сказки Удмуртские

Сказки Удэгейские

Сказки Узбекские

Сказки Украинские

Сказки Ульчские

Сказки Филиппинские

Сказки Финские

Сказки Французские

Сказки Хакасские

Сказки Хорватские

Сказки Черкесские

Сказки Черногорские

Сказки Чеченские

Сказки Чешские

Сказки Чувашские

Сказки Чукотские

Сказки Шарля Перро

Сказки Шведские

Сказки Шорские

Сказки Шотландские

Сказки Эганасанские

Сказки Эстонские

Сказки Эфиопские

Сказки Якутские

Сказки Японские

Сказки Японских Островов

Сказки - Моя Коллекция
[ Начало раздела | 4 Новых Сказок | 4 Случайных Сказок | 4 Лучших Сказок ]



Сказки Русские
Сказка № 5405
Дата: 01.01.1970, 05:33
В некотором государстве жил-был купец, у него был сын Иван. Выучился Иван грамоте и нанялся к одному богачу в работники; пожил у него три года, получил за все это время жалованье и собрался домой. Идет он дорогою, а навстречу ему нищий плетется — и хром, и слеп, и просит святой милостыньки Христа ради. Купеческий сын отдал убогому все заработанные деньги и пришел домой ни с чем; а тут несчастье — отец помер, надо хоронить да долги платить. Кое-как сбился, управился с делами и принялся за торг. Вскоре прослышал он, что два его дяди нагружают корабли товарами и хотят за море ехать.
- Дай, — думает, — и я поеду! Авось дяди возьмут меня с собою.
Пошел к ним проситься. Дяди обещали.
- Приходи, — говорят, — завтра!
А назавтра чуть свет распустили паруса и уехали одни, без племянника.
Иван запечалился; говорит ему мать:
- Не кручинься, сынок! Ступай на рынок, найми себе приказчика — только постарей выбирай; старые люди — бывалые, на все догадливые. Как наймешь приказчика, изготовь корабль, и поезжайте вдвоем за море. Бог не без милости!
Иван купеческий сын послушался, побежал на рынок, а навстречу ему седой старичок:
- Куда спешишь, добрый молодец?
- Иду, дедушка, на рынок, хочу нанять приказчика.
- Найми меня!
- А что возьмешь?
- Половину барыша.
Купеческий сын согласился и принял старика в приказчики. Изготовили они корабль, нагрузили товарами и отвалили от берега; ветер был попутный, корабль ходкий, и прибыл Иван в чужестранное государство в то самое время, как дядины корабли в пристань входили.
В том государстве обмерла у царя дочь; вынесли ее в церковь и каждую ночь посылали к ней по одному человеку на съедение. Много народу погибло; этак, думает царь, пожалуй, и царство мое не устоит, и выдумал: вместо своих людей посылать к дочери приезжих из иных земель; какой бы купец ни явился у пристани — должен наперед перебыть ночь в церкви, а потом, коли уцелеет, — может и покупать, и продавать, и назад ехать. Вот новоприезжие купцы сошлись на пристани и стали судить да рядить, кому прежде в церковь идти. Кинули жребий, и доставалось: на первую ночь идти старшему дяде, на вторую ночь — младшему дяде, а на третью ночь — Ивану купеческому сыну. Дядя испугался и давай просить своего племянника:
- Голубчик Ванюшка! Переночуй за нас в церкви; что хочешь — то и возьми за послугу, спорить не будем.
- Постойте, я спрошусь у дедушки.
Пошел к старику:
- Так и так, — говорит, — дяди пристают, просят за них потрудиться; как ты, дедушка, присоветуешь?
- Ну что ж — потрудись; только пусть они за то по три корабля тебе дадут.
Иван купеческий сын передал эти слова своим дядюшкам, они согласилися:
- Ладно, Ваня! Шесть кораблей — твои.
Когда наступил вечер, старичок взял Ивана за руки, привел в церковь, поставил возле гроба и начертил круг:
- Стой крепко, из-за черты не выходи, читай псалтырь и ничего не бойся!
Сказал и ушел; Иван купеческий сын остался один в церкви, развернул книгу и начал псалмы читать. Как только пробило двенадцать часов — подымается крышка с гроба, встает царевна и подходит прямо к черте:
- Я тебя съем! — грозит, рвется вперед, кричит на разные голоса, и по-собачьи и по-кошачьи, а переступить черты не может. Иван читает, на нее не смотрит; вдруг петухи запели, и царевна бросилась в гроб как попало; ее платье через край повисло. Поутру посылает царь своих прислужников:
- Ступайте в церковь, приберите кости.
Прислужники отперли двери, заглянули в церковь — а купеческий сын стоит живой перед гробом да все псалтырь читает.
На другую ночь было то же самое; а на третий день вечером взял его старик за руку, привел в церковь и говорит:
- Как только ударит двенадцать часов, ты не мешкая полезай на хоры; там стоит большой образ Петра-апостола, стань позади его — ничего не бойся!
Купеческий сын принялся за псалтырь; читал-читал; ровно в двенадцать часов видит — крышка с гроба подымается; он поскорей на хоры и стал позади большого образа Петра-апостола. Царевна выскочила да за ним; прибежала на хоры, искала-искала, все углы обошла — не могла найти. Подходит к образу, глянула на лик святого апостола и задрожала; вдруг от иконы глас раздался:
- Изыди, окаянный!
В ту же минуту злой дух оставил царевну, пала она перед иконою на колени и начала со слезами молиться. Иван купеческий сын вышел из-за образа, стал с нею рядом, крестится да поклоны кладет.
Поутру приходят в церковь царские прислужники, смотрят — Иван купеческий сын и царевна стоят на коленях и богу молятся; тотчас побежали и доложили царю. Царь обрадовался, поехал сам в церковь, привез царевну во дворец и говорит купеческому сыну:
- Ты мою дочь и все царство избавил; возьми ее за себя замуж, а в приданое жалую тебе шесть кораблей с дорогими товарами.
На другой день их перевенчали; весь народ пировал на свадьбе — и бояре, и купцы, и простые крестьяне. Через неделю после того собрался Иван купеческий сын домой ехать; распростился с царем, взял молодую жену, сел на корабль и велел выходить в море. Бежит его корабль по морю, а вслед за ним двенадцать других плывут; шесть кораблей, что царь подарил, да шесть кораблей, что у дядей выслужил.
На половине пути говорит старичок Ивану купеческому сыну:
- Когда ж станем барыши делить?
- Хоть сейчас, дедушка! Выбирай себе шесть кораблей, какие полюбятся.
- Это не все; надо и царевну поделить.
- Что ты, дедушка, как ее делить?
- Да вот разрублю надвое: тебе половина да мне половина.
- Бог с тобой! Этак она никому не достанется; лучше бросим жребий.
- Не хочу, — отвечает старик, — сказано — барыши пополам, так тому и быть!
Выхватил меч и рассек царевну надвое — поползли из нее разные гады и змеи. Старик перебил всех гад и змей, сложил царевнино тело, взбрызнул раз святою водою — тело срослось, взбрызнул в другой — царевна ожила и сделалась краше прежнего. Говорит тогда старик Ивану купеческому сыну:
- Бери себе и царевну и все двенадцать кораблей, а мне ничего не надо; живи праведно, никого не обижай, нищую братию наделяй да молись святому апостолу Петру.
Сказал и исчез. Купеческий сын воротился домой и жил с своею царевною долго и счастливо, никого не обижал и бедным завсегда помогал.

Сказка № 5404
Дата: 01.01.1970, 05:33
В некотором царстве, в некотором государстве жил-был старик со старухой. У них было три сына, третьего звали Иван-дурак. Первые двое женатые, а Иван-дурак холостой; два брата занимались делом, управляли домом, пахали и сеяли, третий же ничего не делал. Один раз отец и снохи стали Ивана посылать на поле допахать сколько-то лех пашни. Парень поехал, приехал на пашню, запряг лошадь, проехал с сохой раз ли, два ли, видит: счету нет комаров да мошек; он схватил хлыстик, стегнул по боку лошадь, убил их без сметы; ударил по другому, убил сорок паутов и думает:
- Ведь я на один замах убил сорок богатырей, а мелкой сошки сметы нет!
Взял их всех положил в кучу и завалил конским калом; сам не стал пахать, выпряг лошадь, поехал домой. Приезжает домой и говорит снохам и матери:
- Давайте мне полог и седло, а ты, батюшка, давай саблю, котора у тебя висит — на стене заржавела. Что я за мужик! У меня ничего нет.
Те посмеялись над ним и дали на смех какой-то расколотый тюрик наместо седла; парень наш приделал к нему подпруги и надел на худую кобыленку. Вместо пологу мать дала какой-то старый дубас; он и то взял, да взял саблю у отца, пошел, выточил, собрался и поехал. Доезжает до росстаней — а был еще мало-мало грамотный — написал на столбе: приезжали бы сильные богатыри Илья Муромец и Федор Лыжников в такое-то государство к сильному и могучему богатырю, который на один помах убил сорок богатырей, а мелкой сошки сметы нет, и всех их камнем привалил.
Точно, после его приезжает богатырь Илья Муромец, видит на столбе надпись:
- Ба, — говорит, — проехал сильный, могучий богатырь: ослушаться не годно.
Поехал, догонят Ванюху; далеко не доехал, снял шапку и кланятся:
- Здравствуй, сильный, могучий богатырь!
А Ванюха не ломат шапки, говорит:
- Здорово, Илюха!
Поехали вместе. Не чрез долго времени к тому же столбу приехал Федор Лыжников, видит, на столбе написано, ослушаться не годно: Илья Муромец проехал! — и он поехал туда же; так же далеко не доехал до Ванюхи — снимат шапку, говорит:
- Здравствуй, сильный, могучий богатырь!
А Ванюха шапки не ломат.
- Здорово, — говорит, — Федюнька!
Поехали вместе все трое; приезжают в одно государство, остановились на царских лугах. Богатыри поставили себе шатры, а Ванюха распялил дубас; коней два богатыря спутали шелковыми путами, а Ванюха сорвал прут с дерева, свил его и спутал свою кобылу. Вот и живут. Царь из своего терему увидел, что его любимые луга травят какие-то люди, тотчас отряжат ближнего своего спросить, что за люди? Тот приехал на луга, подошел к Илье Муромцу, спрашиват, что они за люди и как смели без спросу топтать царские луга? Илья Муромец отвечал:
- Не наше дело! Спрашивай вон старшого — сильного, могучего богатыря.
Посол подошел к Ванюхе. Тот закричал на него, не дал слова молвить:
- Убирайся, докуля жив, и скажи царю, что на его луга приехал сильный, могучий богатырь, который на один помах убил сорок богатырей, а мелкой сошки сметы нет, и камнем привалил, да Илья Муромец и Федор Лыжников с ним, и требует у царя дочь замуж.
Тот пересказал это царю. Царь хватил по записям: Илья Муромец и Федор Лыжников есть, а третьего, который убиват на один помах по сороку богатырей, нет в записях. То царь приказал собрать рать, захватить трех богатырей и привести к нему. Где захватить? Ванюха увидел, как стала подходить ближе рать; он крикнул:
- Илюха! Ступай прогони их, что за люди? — сам лежит, растянулся да поглядыват, как сыч.
Илья Муромец на того слова соскочил на коня, погнал, не столько руками бил, сколько конем топтал; всех прибил, оставил только одних язычников царю. Царь услышал эту беду, того больше собрал силы и послал поймать богатырей. Иван-дурак крикнул:
- Федюнька! Поди-ка прогони эту сволочь!
Тот соскочил на коня, всех прибил, оставил одних язычников.
Чего делать царю? Дело худо, силу побили богатыри; царь призадумался и вспомнил, что у него в царстве живет сильный богатырь Добрыня. Он посылает к нему письмо, просит приехать победить трех богатырей. Добрыня приехал; царь на третьем балконе встретил его, а Добрыня навершный подъехал к балкону вровень с царем: вот какой был! Поздоровался, поговорили. Он и поехал на царские луга. Илья Муромец и Федор Лыжников увидели, что к ним едет Добрыня, испугались, соскочили на своих лошадей да ступай-ка оттуда — угнали. А Ванюха не успел. Пока имал свою кобыленку, Добрыня и подъехал к нему, да и смеется, что это за сильный, могучий богатырь? Маленький, худенький! Согнулся головой к самому Ванюхе, смотрит на него, да и любуется. Ванюха да как-то не обробел, выхватил свою саблёшку, да и ссек ему голову.
Царь это увидел, перепугался:
- Ох, — говорит, — богатырь убил Добрыню; беда теперя! Ступайте скорее, зовите богатыря во дворец.
За Ванюхой приехал такой почет, что батюшки упаси! Кареты самолучши, люди все изжалованы. Посадили и привезли к царю. Царь его угостил и отдал дочь; обвенчались они, и теперя живут, хлеб жуют.
Я тут был, мед пил; по усам текло, в рот не попало. Дали мне колпак, да почали толкать; дали мне кафтан, я иду домой, а синичка летат и говорит:
- Синь да хорош!
Я думал:
- Скинь да положь!
Взял скинул, да и положил. Это не сказка, а присказка, сказка впереди!

Сказка № 5403
Дата: 01.01.1970, 05:33
В некотором царстве, в некотором государстве жил-был царь; у этого царя было три дочери и один сын, Иван-царевич. Царь состарился и помер, а корону принял Иван-царевич.
Как узнали про то соседние короли, сейчас собрали несчетные войска и пошли на него войною. Иван-царевич не знает, как ему быть; приходит к своим сестрам и спрашивает:
- Любезные мои сестрицы! Что мне делать? Все короли поднялись на меня войною.
- Ах ты, храбрый воин! Чего убоялся? Как же Белый Полянин воюет с бабой-ягою - золотой ногою, тридцать лет с коня не слезает, роздыху не знает? А ты, ничего не видя, испугался!
Иван-царевич тотчас оседлал своего доброго коня, надел сбрую ратную, взял меч-кладенец, копье долгомерное и плетку шелковую и выехал против неприятеля. Не ясен сокол налетает на стадо гусей, лебедей и на серых утиц - нападает Иван-царевич на войско вражее; не столько мечом бьет, сколько конем топчет; перебил все воинство вражее, воротился в город, лег спать и спал трое суток беспробудным сном. - На четвертые сутки проснулся, вышел на балкон, глянул в чистое поле - короли больше того войск собрали и опять под самые стены подступили.
Запечалился царевич, идет к своим сестрам:
- Ах, сестрицы! Что мне делать? Одну силу истребил, другая под городом стоит, пуще прежнего грозит.
- Какой же ты воин! Сутки воевал да трое суток без просыпа спал. Как же Белый Полянин воюет с бабой-ягою - золотой ногою, тридцать лет с коня не слезает, роздыху не знает?
Иван-царевич побежал в белокаменные конюшни, оседлал доброго коня богатырского, надел сбрую ратную, опоясал меч-кладенец, в одну руку взял копье долгомерное, в другую - плетку шелковую и выехал против неприятеля.
Не ясен сокол налетает на стадо гусей, лебедей и на серых утиц - нападает Иван-царевич на войско вражее; не столько сам бьет, сколько конь его топчет. Побил рать-силу великую, воротился домой, лег спать и спал непробудным сном шесть суток.
На седьмые сутки проснулся, вышел на балкон, глянул в чистое поле - короли больше того войск собрали и опять весь город обступили.
Идет Иван-царевич к сестрам:
- Любезные мои сестрицы! Что мне делать? Две силы истребил, третья под стенами стоит, еще пуще грозит.
- Ах ты, храбрый воин! Одни сутки воевал да шестеро без просыпа спал. Как же Белый Полянин воюет с бабой-ягою - золотой ногою, тридцать лет с коня не слезает, роздыху не знает?
Горько показалось то царевичу; побежал он в белокаменные конюшни, оседлал своего доброго коня богатырского, надел сбрую ратную, опоясал меч-кладенец, в одну руку взял копье долгомерное, в другую - плетку шелковую и выехал против неприятеля.
Не ясен сокол налетает на стадо гусей, лебедей и на серых утиц - нападает Иван-царевич на войско вражее; не столько сам бьет, сколько конь его топчет. Побил рать-силу великую, воротился домой, лег спать и спал непробудным сном девять суток.
На десятые сутки проснулся, призвал всех министров и сенаторов:
- Господа мои министры и сенаторы! Вздумал я в чужие страны ехать, на Белого Полянина посмотреть; прошу вас судить и рядить, все дела разбирать по правде.
Затем попрощался с сестрами, сел на коня и поехал в путь-дорогу.
Долго ли, коротко ли - заехал он в темный лес; видит - избушка стоит, а в той избушке стар человек живет. Иван-царевич зашел к нему:
- Здравствуй, дедушка!
- Здравствуй, русский царевич! Куда идешь?
- Ищу Белого Полянина, не знаешь ли, где он?
- Сам не ведаю, а вот подожди, соберу своих верных слуг и спрошу у них.
Старик выступил на крылечко, заиграл в серебряную трубу - и вдруг начали к нему со всех сторон птицы слетаться. Налетело их видимо-невидимо, черной тучею все небо покрыли.
Крикнул стар человек громким голосом, свистнул молодецким посвистом:
- Слуги мои верные, птицы перелетные! Не видали ль, не слыхали ль чего про Белого Полянина?
- Нет, видом не видали, слыхом не слыхали!
- Ну, Иван-царевич, - говорит стар человек, - ступай теперь к моему старшему брату - может, он тебе скажет. На, возьми клубочек, пусти перед собою: куда клубочек покатится, туда и коня направляй. Иван-царевич сел на своего доброго коня, покатил клубочек и поехал вслед за ним, а лес все темней да темней.
Приезжает царевич к избушке, входит в двери; в избушке старик сидит - седой как лунь.
- Здравствуй, дедушка!
- Здравствуй, русский царевич! Куда путь держишь?
- Ищу Белого Полянина, не знаешь ли, где он?
- А вот погоди, соберу своих верных слуг и спрошу у них.
Старик выступил на крылечко, заиграл в серебряную трубу - и вдруг собрались к нему со всех сторон разные звери. Крикнул им громким голосом, свистнул молодецким посвистом:
- Слуги мои верные, звери порыскучие! Не видали ль, не слыхали ль чего про Белого Полянина?
- Нет, - отвечают звери, - видом не видали, слыхом не слыхали.
- А ну, рассчитайтесь промеж себя: может, не все пришли.
Звери рассчитались - нет кривой волчицы. Старик послал искать ее; тотчас побежали гонцы и привели ее.
- Сказывай, кривая волчица, не знаешь ли ты Белого Полянина?
- Как мне его не знать, коли я при нем завсегда живу: он войска побивает, а я мертвым трупом питаюсь.
- Где же он теперь?
- В чистом поле на большом кургане, в шатре спит. Воевал он с бабою-ягою - золотой ногою, а после бою залег на двенадцать суток спать.
- Проводи туда Ивана-царевича. Волчица побежала, а вслед за нею поскакал царевич.
Приезжает он к большому кургану, входит в шатер - Белый Полянин крепким сном почивает.
\"Вот сестры мои говорили, что Белый Полянин без роздыху воюет, а он на двенадцать суток спать залег! Не заснуть ли и мне пока?\" Подумал-подумал Иванцаревич и лег с ним рядом.
Тут прилетела в шатер малая птичка, вьется у самого изголовья и говорит таковые слова:
- Встань-пробудись, Белый Полянин, и предай злой смерти Ивана-царевича: не то встанет - сам тебя убьет!
Иван-царевич вскочил, выгнал птичку из шатра и опять лег возле Белого Полянина. Не успел заснуть, как прилетает другая птичка, вьется у изголовья и говорит:
- Встань-пробудись, Белый Полянин, и предай злой смерти Ивана-царевича: не то встанет - сам тебя убьет!
Иван-царевич вскочил, выгнал птичку из шатра и опять лег на то же место. Вслед за тем прилетает третья птичка, вьется у изголовья и говорит:
- Встань-пробудись, Белый Полянин, и предай злой смерти Ивана-царевича: не то встанет - сам тебя убьет!
Иван-царевич вскочил, выгнал птичку из шатра вон, а сам лег и крепко заснул.
Пришла пора - пробудился Белый Полянин, смотрит - рядом с ним незнамо какой богатырь лежит; схватился за острый меч и хотел было предать его злой смерти, да удержался вовремя. \"Нет, - думает, - он наехал на меня на сонного, а меча не хотел кровавить; не честь, не хвала и мне, доброму молодцу, загубить его! Сонный что мертвый! Лучше разбужу его\". Разбудил Ивана-царевича и спрашивает:
- Добрый ли, худой ли человек? Говори, как тебя по имени зовут и зачем сюда заехал?
- Зовут меня Иваном-царевичем, а приехал на тебя посмотреть, твоей силы попытать.
- Больно смел ты, царевич! Без спросу в шатер вошел, выспался, можно тебя за то смерти предать!
- Эх, Белый Полянин! Не перескочил через ров, да хвастаешь; подожди - может, спотыкнешься! У тебя две руки, да и меня мать не с одной родила. Сели они на своих богатырских коней, съехались и ударились, да так сильно, что их копья вдребезги разлетелись, а добрые кони на колени попадали. Иван-царевич вышиб из седла Белого Полянина и занес над ним острый меч. Взмолился ему Белый Полянин:
- Не дай смерти, дай мне живот [41]! Назовусь твоим меньшим братом, вместо отца почитать буду. Иван-царевич взял его за руку, поднял с земли, поцеловал в уста и назвал своим меньшим братом.
- Слышал я, брат, что ты тридцать лет с бабойягою - золотою ногою воюешь. За что у вас война?
- Есть у нее полонянка-красавица, хочу добыть да жениться.
- Ну, - сказал царевич, - коли дружбу водить, так в беде помогать! Поедем воевать вместе.
Сели на коней, выехали в чистое поле; баба-яга - золотая нога выставила рать-силу несметную. То не ясные соколы налетают на стадо голубиное - напускаются сильномогучие богатыри на войско вражее! Не столько мечами рубят, сколько конями топчут; прирубили, притоптали целые тысячи.
Баба-яга наутек бросилась, а Иван-царевич за ней вдогонку. Совсем было нагонять стал - как вдруг прибежала она к глубокой пропасти, подняла чугунную доску и скрылась под землею.
Иван-царевич и Белый Полянин накупили быков многое множество, начали их бить, кожи снимать да ремни резать; из тех ремней канат свили - да такой длинный, что один конец здесь, а другой на тот свет достанет.
Говорит царевич Белому Полянину:
- Опускай меня скорей в пропасть, да назад каната не вытаскивай, а жди: как я за канат дерну, тогда и тащи!
Белый Полянин опустил его в пропасть на самое дно. Иван-царевич осмотрелся кругом и пошел искать бабу-ягу.
Шел, шел, смотрит - за решеткой портные сидят.
- Что вы делаете?
- А вот что, Иван-царевич: сидим да войско шьем для бабы-яги - золотой ноги.
- Как же вы шьете?
- Известно как: что кольнешь иглою, то и казак с пикою, на лошадь садится, в строй становится и идет войной на Белого Полянина.
- Эх, братцы! Скоро вы делаете, да не крепко; становитесь-ка в ряд, я вас научу, как крепче шить. Они тотчас выстроились в один ряд, а Иван-царевич как махнет мечом, так и полетели головы. Побил портных и пошел дальше.
Шел, шел, смотрит - за решеткою сапожники сидят.
- Что вы тут делаете?
- Сидим войско готовим для бабы-яги - золотой ноги.
- Как же вы, братцы, войско готовите?
- А вот как: что шилом кольнем, то и солдат с ружьем, на коня садится, в строй становится и идет войной на Белого Полянина.
- Эх, ребята! Скоро вы делаете, да не споро. Становитесь-ка в ряд, я вас получше научу.
Вот они стали в ряд. Иван-царевич махнул мечом, и полетели головы. Побил сапожников - и опять в дорогу.
Долго ли, коротко ли - добрался он до большого города; в том городе царские терема выстроены, в тех теремах сидит девица красоты неописанной. Увидала она в окно добра молодца, зазвала к себе, расспросила, куда и зачем идет.
Он ей сказал, что ищет бабу-ягу - золотую ногу.
- Ах, Иван-царевич, ведь это меня ищет Белый Полянин, а баба-яга теперь спит непробудным сном, залегла на двенадцать суток.
Иван-царевич пошел к бабе-яге - золотой ноге, застал ее сонную, ударил мечом и отрубил ей голову. Голова покатилась и промолвила:
- Бей еще, Иван-царевич!
- Богатырский удар и один хорош! - отвечал царевич, воротился в терема к красной девице, сел с ней за столы дубовые, за скатерти браные. Наелся-напился и стал ее спрашивать:
- Есть ли в свете краше тебя?
- Ах, Иван-царевич! Что я за красавица! Вот как за тридевять земель, в тридесятом царстве живет у царя-змея королевна, так та подлинно красота несказанная.
Иван-царевич взял красную девицу за белую руку, привел к тому месту, где канат висел, и подал знак Белому Полянину. Тот ухватился за канат и давай тянуть; тянул, тянул и вытащил царевича с красной девицей.
- Здравствуй, Белый Полянин, - сказал Иван-царевич, - вот тебе невеста, живи, веселись, ни о чем не крушись! А я в змеиное царство поеду.
Сел на своего богатырского коня, попрощался с Белым Полянином и его невестою и поскакал за тридевять земель.
Долго ли, коротко ли, низко ли, высоко ли - скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается - приехал он в царство змеиное, убил царя-змея, освободил из неволи прекрасную королевну и женился на ней; после того воротился домой и стал с молодой женою жить-поживать да добра наживать.

Сказка № 5402
Дата: 01.01.1970, 05:33
Жил царь. Вот он отъезжает в некоторые страны. Пробыл там два года и едет он домой.
С ним встречается змей и говорит:
- Вот я тебя съем!
Царь говорит:
- Погоди, не ешь!
Змей говорит:
- Откажи, что дома не знаешь.
Царь подумал и говорит:
- Возьми.
Приходит царь домой. Жена его встречает с сыном и дочерью.
Он заплакал и сказал:
- Ах, деточки мои! Я вас отказал змею!
Иван-царевич и Марья-царевна выросли и пошли к змею. Шли, шли, стоит избушка — к лесу передом, а к ним задом. Иван-царевич сказал:
- Избушка, избушка! Ко мне стань передом, а к лесу задом!
Избушка перевернулась. Входят в нее. Там сидит старуха.
- Здравствуй, бабушка!
Здравствуй, Иван-царевич и Марья-царевна. Сказали, что про вас слыхом не слыхать, а бог дал и в глаза видеть. Куда идете? По воле али по неволе?
Боле по неволе. Батюшка отказал нас змею
Ох, съест он вас!
Что ж делать!
Вышел Иван-царевич на двор. Сучка-продучка говорит ему:
- Ну, Иван-царевич, будет она давать тебе бочку золота, а другую серебра, не бери ты ничего, а проси ты меня. Когда она будет тебе давать бочку, ты скажи: «Бабушка, мне ее катить—не докатить, нести — не донести, везти — не довезти. Отдай лучше мне сучку-продучку.
Входит он в избу и говорит:
- Прощай, бабушка!
Прощай, батюшка!
Выходит она на двор и говорит:
- Нате вам на дорожку деньжонок!
Выкатывает им две бочки, а Иван-царевич говорит:
- Бабушка! Покорно тебя благодарю! Нам это не в силу: нам их катить—не докатить, нести—не донести, везти—не довезти. Лучше вот дай нам сучку-продучку.
Возьмите.
Они взяли ее и пошли. Шли, шли, стоит другая избушка. Иван-царевич говорит:
- Избушка, избушка! Встань ко мне передом, а к лесу задом!
Избушка перевернулась. Входят они в нее. Богу помолились, говорят:
- Здравствуй, бабушка!
Здравствуйте! Сказали, про вас слыхом не слыхать, видом не видать, а бог дал в глаза увидать. Куда идете? По воле или по неволе?
Боле по неволе. Батюшка отказал нас змею.
Ох, батюшки, съест он вас!
Вот Иван-царевич выходит на двор. Сучка-продучка ему говорит:
- Будет она тебе давать денег, ты не бери. Скажи, что мне денег не надо. Мне их катить — не докатить, нести — не донести, везти—не довезти, не на чем. Лучше отдай мне кобелька-ревунка!
Вот он входит в избу и говорит:
- Прощай, бабушка!
Она говорит:
- Прощай! Нате ж вам денег.
Он говорит:
- Нам денег не надо. Нам их нести — не донести, катить — не докатить, а везти — не довезти, не на чем. Лучше отдай нам кобелька-ревунка!
Она говорит:
- Возьмите.
Они взяли и пошли. Шли, шли, стоит третья избушка.
Иван-царевич говорит:
- Избушка, избушка! Встань ко мне передом, а к лесу задом.
Избушка перевернулась. Они входят в нее. Помолились богу и говорят:
- Здравствуй, бабушка!
Здравствуйте, Иван-царевич и Марья-царевна! Сказали: про вас слыхом не слыхать, видом не видать, а бог дал и в глаза увидать. Куда идете? По воле али по неволе?
Боле по неволе. Батюшка отказал нас змею!
0х, батюшка, съест он вас!
Иван-царевич вышел на двор. Сучка-продучка говорит:
- Будет она тебе давать денег, не бери ты, а проси у нее кобелька-сосунка.
Иван-царевич входит в избу, говорит:
- Прощай, бабушка!
Прощайте, деточки. Нате вот вам денег.
Нам денег не надо, у нас свои есть. Лучше отдай нам кобелька-сосунка!
Она говорит:
- Возьмите.
Они взяли и пошли. Шли, шли, пришли к змею, говорят:
- Здравствуй, змей!
Здравствуй, Иван-царевич и Марья-царевна! Ну, Иван-царевич, будь ты конюхом, а ты, Марья-царевна, будь при мне.
Прожили они несколько времени. Иван-царевич ходил на охоту. Вот сучка-продучка говорит:
- Иван-царевич! Ступай ты на охоту, а я останусь дома, послушаю, что они будут говорить.
Вот она подлезла под дом и слушает.
Змей говорит:
- Марья-царевна! Как бы нам истребить Ивана-царевича?
Она говорит:
- Я не знаю.
Вот как он будет идти, охота всегда вперед уходит; я разлечусь и разорву его!
Сучка-продучка прибежала к Ивану-царевичу и говорит:
- Ну, Иван-царевич, побежим мы вперед, а ты не беги. Как он полетит, мы его разорвем!
Вот охота его побежала вперед, он подходит к воротам. Вдруг змей разлетелся и хотел его схватить. Охота бросилась, чуть-чуть змея не схватила. Он прилетает опять в комнаты.
На другой день сучка-продучка опять говорит:
- Ступай ты, Иван-царевич, опять на охоту, а я останусь дома, послушаю.
Вот лежит она под горницей, змей говорит:
- Ну, вот как напеки ты блинов, а я надеру с себя жиру, ты и помажь их получше этим жиром. Как он станет их есть, то его разорвет.
Она говорит:
- Ну, напеку.
Сучка-продучка прибежала к Ивану-царевичу и говорит:
- Ну, Иван-царевич, ты не ешь блинов! Сестра твоя хочет их печь со змеиным салом. Как она подаст их, а мы подеремся. Вот ты как будто стань нас разнимать да повали блины, а мы понюхаем и пойдем из избы.
Начала она печь блины и говорит:
- Братец, пойди съешь блинка, а то мне нельзя из-за змея тебя и покормить. Он сел, а она подала ему блинов, намазавши хорошо змеиным салом. А собаки подрались под столом, он стал разнимать их и повалил блины. Собаки понюхали и пошли прочь. Иван-царевич говорит:
- Спасибо, сестрица! Ты мне подала такое кушанье, что мои собаки не стали есть!
Прилетает змей и говорит:
- Ну, что ж — не пришлось?
Он хотел есть, собаки подрались. Он бросился за ними и повалил блины. Собаки понюхали их и пошли прочь.
Змей говорит:
- Это все его собаки виноваты! Ну, вот же как его съесть! Сделаюсь я зверем, и буду к нему бежать навстречу, и уведу собак за девять земель!
Сучка-продучка слышала и говорит:
- Ну, Иван-царевич, вот когда ты пропал! Выскочит из кустов зверь и заведет нас за девять земель! И он тогда тебя съест!
А Иван-царевич говорит:
- Вы не ходите!
Нам нельзя не идти.
В это время выскочил зверь, и повел собак, и увел их за девять земель.
Прилетает змей назад и говорит:
- Ну, вот когда я тебя съем!
Он говорит:
- Погоди, не ешь! Я за охотою ходил, запылился, истоплю баню, вымоюсь, тогда уж меня съешь.
А змей говорит:
- Ну, топи ж скорей!
Иван-царевич начал дрова рубить. Ворона летит и говорит:
- Ну, Иван-царевич, твоя охота осталась за восемь земель.
Стал он топить — ворона летит и говорит:
- Твоя охота осталась за семь земель.
Истопил, обмылся. Ворона летит и говорит ему:
- Ну, Иван-царевич, осталась твоя охота за шесть земель.
Змей приходит, говорит:
- Давай же я теперь тебя съем!
Иван-царевич говорит:
- Погоди, не ешь. Я возьму трубу и влезу на дуб, протрублю и прощусь с белым светом.
Влез Иван-царевич на дуб, стал трубить. Змей говорит:
- Ты охоту кличешь!
Разлетелся и хотел его съесть.
И Иван-царевич шашкой отрубил ему крыло. Змей ударился наземь и стал подгрызать дуб. Ворона летит, говорит:
- Твоя охота осталась за пять земель!
Он опять протрубил. Охота его услыхала и бежит к нему, разинувши рты. А дуб так и качается: змей его подъел! Прибежала охота и разорвала тут же змея.
Тогда Иван-царевич слез с дуба, разрубил этот дуб на мелкие части, положил в костер, а на костер змея и зажег. Змей весь сжегся, остался один только зуб. Марья-царевна раскопала пепел, нашла этот зуб и зашила в подушку. Иван-царевич лег на эту подушку, и этот зуб вошел в темя, и он тут же умер.
Сучка-продучка говорит:
- Эх, Иван-царевич умер! Давайте его вынесем на ветер.
Вынесли собаки его на ветер и стали лизать в темя.
Сучка-продучка говорит:
- Вы ляжьте за ним, а я останусь одна лизать!
Отскочила она прочь, и зуб выскочил из темени, и попал в пень, и разбил его на мелкие части. Иван-царевич встал и говорит:
- Эх, я долго спал!
А сучка-продучка говорит:
= Спал 6ы ты навеки!
Тогда Иван-царевич привязал сестру к конскому хвосту и пустил коня в чистое поле, и он ее растрепал.
А Иван-царевич остался жить в змеином доме.

Перепубликация материалов данной коллекции-сказок.
Разрешается только с обязательным проставлением активной ссылки на первоисточник!
© 2015-2022