• Канал RSS
  • Обратная связь
  • Карта сайта

Статистика коллекции

Детальная статистика на
23 Января 2023 г.
отображает следующее:

Сказок:

6543+0

Коллекция Сказок

Сказилки

Сказки Индонезийские

Сказки Креольские

Сказки Мансийские

Сказки Нанайские

Сказки Нганасанские

Сказки Нивхские

Сказки Цыганские

Сказки Швейцарские

Сказки Эвенкийские

Сказки Эвенские

Сказки Энецкие

Сказки Эскимосские

Сказки Юкагирские

Сказки Абазинские

Сказки Абхазские

Сказки Аварские

Сказки Австралийские

Сказки Авторские

Сказки Адыгейские

Сказки Азербайджанские

Сказки Айнские

Сказки Албанские

Сказки Александра Сергеевича Пушкина

Сказки Алтайские

Сказки Американские

Сказки Английские

Сказки Ангольские

Сказки Арабские (Тысяча и одна ночь)

Сказки Армянские

Сказки Ассирийские

Сказки Афганские

Сказки Африканские

Сказки Бажова

Сказки Баскские

Сказки Башкирские

Сказки Беломорские

Сказки Белорусские

Сказки Бенгальские

Сказки Бирманские

Сказки Болгарские

Сказки Боснийские

Сказки Бразильские

Сказки братьев Гримм

Сказки Бурятские

Сказки Бушменские

Сказки в Стихах

Сказки Ведические для детей

Сказки Венгерские

Сказки Волшебные

Сказки Восточные о Суде

Сказки Восточные о Судьях

Сказки Вьетнамские

Сказки Г.Х. Андерсена

Сказки Гауфа

Сказки Голландские

Сказки Греческие

Сказки Грузинские

Сказки Датские

Сказки Докучные

Сказки Долганские

Сказки древнего Египта

Сказки Друзей

Сказки Дунганские

Сказки Еврейские

Сказки Египетские

Сказки Ингушские

Сказки Индейские

Сказки индейцев Северной Америки

Сказки Индийские

Сказки Иранские

Сказки Ирландские

Сказки Исландские

Сказки Испанские

Сказки Итальянские

Сказки Кабардинские

Сказки Казахские

Сказки Калмыцкие

Сказки Камбоджийские

Сказки Каракалпакские

Сказки Карачаевские

Сказки Карельские

Сказки Каталонские

Сказки Керекские

Сказки Кетские

Сказки Китайские

Сказки Корейские

Сказки Корякские

Сказки Кубинские

Сказки Кумыкские

Сказки Курдские

Сказки Кхмерские

Сказки Лакские

Сказки Лаосские

Сказки Латышские

Сказки Литовские

Сказки Мавриканские

Сказки Мадагаскарские

Сказки Македонские

Сказки Марийские

Сказки Мексиканские

Сказки Молдавские

Сказки Монгольские

Сказки Мордовские

Сказки Народные

Сказки народов Австралии и Океании

Сказки Немецкие

Сказки Ненецкие

Сказки Непальские

Сказки Нидерландские

Сказки Ногайские

Сказки Норвежские

Сказки о Дураке

Сказки о Животных

Сказки Олега Игорьина

Сказки Орочские

Сказки Осетинские

Сказки Пакистанские

Сказки папуасов Киваи

Сказки Папуасские

Сказки Персидские

Сказки Польские

Сказки Португальские

Сказки Поучительные

Сказки про Барина

Сказки про Животных, Рыб и Птиц

Сказки про Медведя

Сказки про Солдат

Сказки Республики Коми

Сказки Рождественские

Сказки Румынские

Сказки Русские

Сказки Саамские

Сказки Селькупские

Сказки Сербские

Сказки Словацкие

Сказки Словенские

Сказки Суданские

Сказки Таджикские

Сказки Тайские

Сказки Танзанийские

Сказки Татарские

Сказки Тибетские

Сказки Тофаларские

Сказки Тувинские

Сказки Турецкие

Сказки Туркменские

Сказки Удмуртские

Сказки Удэгейские

Сказки Узбекские

Сказки Украинские

Сказки Ульчские

Сказки Филиппинские

Сказки Финские

Сказки Французские

Сказки Хакасские

Сказки Хорватские

Сказки Черкесские

Сказки Черногорские

Сказки Чеченские

Сказки Чешские

Сказки Чувашские

Сказки Чукотские

Сказки Шарля Перро

Сказки Шведские

Сказки Шорские

Сказки Шотландские

Сказки Эганасанские

Сказки Эстонские

Сказки Эфиопские

Сказки Якутские

Сказки Японские

Сказки Японских Островов

Сказки - Моя Коллекция
[ Начало раздела | 4 Новых Сказок | 4 Случайных Сказок | 4 Лучших Сказок ]



Сказки Русские
Сказка № 5229
Дата: 01.01.1970, 05:33
Пришли вятские в Москву. Стоят перед башней Ивана Великого и говорят:
Как они туда затащили крест?
А другой стоит и говорит:
Вот чудо великое! Башню Ивана Великого нагнули да крест воткнули!

Сказка № 5228
Дата: 01.01.1970, 05:33
В некотором царстве, в некотором государстве жил-был солдат. Отвоевал он войну и пошел домой. Идет, трубочку покуривает да песни распевает.
Шел он, шел и пришел под вечер в какую-то деревушку. Подошел к ближней избенке и стучит в окно:
Эй, хозяева, пустите солдата переночевать!
Никто не отзывается.
Пошел солдат к другой избе, постучал. И здесь молчат. Пошел солдат к третьей. Поднялся на крылечко, давай стучать в дверь. И здесь ни ответа, ни привета. Открыл солдат дверь, вошел в избу. Смотрит — никого нет, все кругом пылью да паутиной покрыто.
«Что за диво? — думает солдат. — Куда все люди из этой деревни подевались?»
Стал ходить по избам. Куда ни заглянет — везде пусто...
Вошел наконец в последнюю избушку. Сидит там на печке старик, вздыхает да плачет.
Здравствуй, добрый человек! — говорит солдат.
Здравствуй, служивый. Как ты сюда попал? Видно, жизнь тебе надоела. На войне уцелел, а здесь ни за что пропадешь.
Это почему?
А потому, что повадился к нам змей летать, людей пожирать. Всех проглотил, меня одного до утра оставил. А завтра прилетит и меня съест, да и тебе несдобровать. Разом двух проглотит!
А может, и подавится? — говорит солдат. — Дай-ка я с тобой переночую да посмотрю завтра, какой такой змей к вам летает.
Легли, переночевали.
Утром поднялась вдруг сильная буря, затряслась изба — прилетел змей. Сунул голову в дверь, увидел старика и солдата.
Ага, — говорит, — прибыль есть! Оставил одного, а нашел двух — будет чем позавтракать!
Будто и взаправду съешь? — спрашивает солдат.
Съем да облизнусь!
Врешь, подавишься!
Да ты разве сильнее меня?
Еще бы! Небось сам знаешь, что солдатская сила куда больше твоей.
А ну давай попробуем, кто кого сильнее!
Давай!
Поднял змей большущий камень и говорит:
Смотри, солдат: я этот камень одной лапой раздавлю — только песок посыплется!
Дави, посмотрю!
Змей взял камень в горсть и стиснул, да так крепко, что он в мелкий песок обратился, искры во все стороны посыпались.
Экое диво! — говорит солдат. — А ты попробуй так сожми камень, чтобы из него вода потекла.
Этого я не могу, — говорит змей.
А я могу! Сейчас покажу.
Вошел солдат в избу — он еще с вечера углядел на столе узелок творогу, — вынес этот узелок и ну давить! Сыворотка так и потекла наземь.
Что, видел? У кого силы больше?
Правда, солдат, рука у тебя сильнее моей... А вот попробуем, кто из нас громче свистнет!
Ну, свистни!
Змей как свистнул — деревья закачались, все листья с них осыпались.
Хорошо ты свистишь, а все не лучше моего, — говорит солдат. — Завяжи-ка наперед свои глазищи, а то как я свистну, они у тебя изо лба выскочат!
Змей послушался и завязал глаза рогожей.
А ну, свистни!
Солдат взял дубину да как стукнет змея по голове! Змей зашатался, во все горло закричал:
Полно, полно, солдат, не свисти больше! И с одного раза глаза чуть не вылезли, а в ушах и сейчас звенит.
Ну, как знаешь, а я, пожалуй, готов и еще разок-другой свистнуть.
Нет, не надо! Не хочу больше спорить. Давай лучше с тобой побратаемся: ты будь старшим братом, а я — меньшим.
Не к лицу мне с тобой брататься, ну да ладно уж, будь по-твоему!
Ну, брат, — говорит змей, — бросим мы этого старика, будем своим хозяйством жить. Ступай в степь, там стадо волов пасется. Выбери самого жирного и тащи сюда!
Нечего делать, пошел солдат в степь.
Видит — пасется большое стадо волов. Солдат давай их ловить да за хвосты связывать.
Змей ждал, ждал — не выдержал и сам побежал.
Что так долго? — спрашивает.
А вот постой, — отвечает солдат, — свяжу штук пятьдесят да за один раз и поволоку всех домой, чтоб на целый месяц хватило.
Экий ты! Разве нам здесь век вековать? Хватит и одного.
Ухватил змей самого жирного вола за хвост, взвалил на плечи и потащил в деревню.
Как же это так, — говорит солдат, — я столько волов связал — неужели их бросить?
Брось, — отвечает змей. — На что они нам!
Пришли в избу, наложили два котла говядины, а воды нету.
Нa тебе воловью шкуру, — говорит змей солдату. — Ступай набери полную воды и неси сюда — станем обед варить.
Солдат взял шкуру, потащил к колодцу. Еле-еле порожнюю тащит.
Пришел к колодцу и давай окапывать его кругом.
Змей ждал, ждал — не выдержал, побежал сам:
Что это ты, брат, делаешь?
Хочу колодец кругом окопать да в избу перетащить, чтоб не нужно было каждый день ходить по воду.
Экий ты! Что затеваешь! На это много времени уйдет, а нам обед варить!
Опустил змей в колодец воловью шкуру, набрал полную воды, вытащил и понес домой.
А ты, брат, — говорит он солдату, — ступай в лес, выбери сухой дуб и волоки в избу: пора огонь разводить.
Пошел солдат в лес, начал лыко драть да веревку вить. Свил длинную-предлинную веревку и принялся дубы опутывать.
Змей ждал, ждал — не выдержал, сам побежал в лес:
Что так мешкаешь?
Да вот хочу зараз дубов двадцать зацепить веревкою да и тащить, чтоб надолго дров хватило.
Экий ты, все по-своему делаешь! — говорит змей.
Вырвал с корнем толстый дуб и сам поволок к избе.
Солдат сделал вид, что крепко сердит: курит свою трубочку, сам ни словечка не говорит.
Наварил змей говядины, зовет солдата обедать.
А солдат сердито отвечает:
Не хочу!
Вот змей съел один целого вола, выпил воловью шкуру воды и стал солдата выспрашивать:
Скажи, брат, за что сердишься?
А за то и сержусь, — отвечает солдат, — что я ни сделаю, все не так, все не по-твоему.
Ну не сердись, помиримся!
Если хочешь со мной помириться, вези меня в мою деревню.
Изволь, брат, отвезу.
Сел солдат змею на спину и полетел на нем.
Подлетел змей к деревне, спустился на землю. Увидели его ребятишки. Бегут, во все горло кричат:
Солдат приехал! Змея привез!
Змей испугался и спрашивает:
Что, что они кричат? Никак я не разберу.
А то и кричат, что сейчас за тебя примутся!
«Ну, — думает змей, — коли в этих местах малые ребята таковы, то взрослые и подавно спуску не дадут!»
Сбросил солдата — да бежать.
Убежал и пропал, как в воду канул. Перестал по деревням летать да людей пожирать — так напугался!

Сказка № 5227
Дата: 01.01.1970, 05:33

Жил-был Иванушка-дурачок, собою красавец, а что ни сделает, всё у него смешно выходит - не так, как у людей.
Нанял его в работники один мужик, а сам с женой собрался в город; жена и говорит Иванушке:
- Останешься ты с детьми, гляди за ними, накорми их!
- А чем? - спрашивает Иванушка.
- Возьми воды, муки, картошки, покроши да свари - будет похлёбка! Мужик приказывает:
- Дверь стереги, чтобы дети в лес не убежали! Уехал мужик с женой. Иванушка влез на полати, разбудил детей, стащил их на пол, сам сел сзади их и говорит:
- Ну вот, я гляжу за вами!
Посидели дети некоторое время на полу - запросили есть. Иванушка втащил в избу кадку воды, насыпал в неё полмешка муки, меру картошки, разболтал всё коромыслом и думает вслух:
- А кого крошить надо? Услыхали дети - испугались:
- Он, пожалуй, нас искрошит! И тихонько убежали вон из избы. Иванушка посмотрел вслед им, почесал затылок, соображает:
- Как же я теперь глядеть за ними буду? Да ещё дверь надо стеречь, чтобы она не убежала! Заглянул в кадушку и говорит:
- Варись, похлёбка, а я пойду за детьми глядеть! Снял дверь с петель, взвалил её себе на плечи и пошёл в лес. Вдруг навстречу ему Медведь шагает - удивился, рычит:
- Эй, ты, зачем дерево в лес несёшь? Рассказал ему Иванушка, что с ним случилось Медведь сел на задние лапы и хохочет:
- Экой ты дурачок! Вот я тебя съем за это? А Иванушка говорит:
- Ты лучше детей съешь, чтоб они в другой раз отца-матери слушались, в лес не бегали!
Медведь ещё сильней смеётся, так и катается по земле со смеху.
- Никогда такого глупого не видал? Пойдём, я тебя жене своей покажу!
Повёл его к себе в берлогу. Иванушка идёт, дверью за сосны задевает.
- Да брось ты её! - говорит Медведь.
- Нет, я своему слову верен: обещал стеречь, так уж устерегу!
Пришли в берлогу. Медведь говорит жене:
- Гляди, Маша, какого я тебе дурачка привёл! Смехота!
А Иванушка спрашивает Медведицу:
- Тётя, не видала ребятишек?
- Мои - дома, спят.
- Ну-ка, покажи, не мои ли это?
Показала ему Медведица трёх медвежат; он говорит:
- Не эти, у меня двое было. Тут и Медведица видит, что он глупенький, тоже смеётся:
- Да ведь у тебя человечьи дети были!
- Ну да, - сказал Иванушка, - разберёшь их, маленьких-то, какие чьи!
- Вот забавный! - удивилась Медведица и говорит мужу:
- Михаиле Потапыч, не станем его есть, пусть он у нас в работниках живёт!
- Ладно, - согласился Медведь, - он хоть и человек, да уж больно безобидный! Дала Медведица Иванушке лукошко, приказывает:
- Поди-ка, набери малины лесной. Детишки проснутся, я их вкусненьким угощу!
- Ладно, это я могу! - сказал Иванушка. - А вы дверь постерегите?
Пошёл Иванушка в лесной малинник, набрал малины полное лукошко, сам досыта наелся, идёт назад к Медведям и поёт во всё горло:
Эх, как неловки
Божии коровки!
То ли дело - муравьи
Или ящерицы!
Пришёл в берлогу, кричит:
- Вот она, малина?
Медвежата подбежали к лукошку, рычат, толкают друг друга, кувыркаются- очень рады!
А Иванушка, глядя на них, говорит:
- Эх-ма, жаль, что я не медведь, а то и у меня дети были бы!
Медведь с женой хохочут.
- Ой, батюшки мои! - рычит Медведь. - Да с ним жить нельзя - со смеху помрёшь!
- Вот что, - говорит Иванушка, - вы тут постерегите дверь, а я пойду ребятишек искать, не то хозяин задаст мне!
А Медведица просит мужа:
- Миша, ты бы помог ему?
- Надо помочь, - согласился Медведь, - уж очень он смешной!
Пошёл Медведь с Иванушкой лесными тропами, идут - разговаривают по-приятельски.
- Ну и глупый же ты! - удивляется Медведь. А Иванушка спрашивает его:
- А ты - умный?
- Я-то?
- Ну да!
- Не знаю.
- И я не знаю. Ты - злой?
- Нет, зачем?
- А по-моему - кто зол, тот и глуп. Я вот тоже не злой. Стало быть, оба мы с тобой не дураки будем!
- Ишь ты, как вывел! - удивился Медведь. Вдруг - видят: сидят под кустом двое детей, уснули. Медведь спрашивает:
- Это твои, что ли?
- Не знаю, - говорит Иванушка, - надо спросить. Мои есть хотели.
Разбудили детей, спрашивают:
- Хотите есть? Те кричат:
- Давно хотим!
- Ну, - сказал Иванушка, - значит, это и есть мои! Теперь я поведу их в деревню, а ты, дядя, принеси, пожалуйста, дверь, а то самому мне некогда, мне ещё надобно похлёбку варить!
- Уж ладно! - сказал Медведь - принесу! Идёт Иванушка сзади детей, смотрит за ними в землю, как ему приказано, а сам поёт:
Эх, вот так чудеса!
Жуки ловят зайца,
Под кустом сидит лиса,
Очень удивляется!
Пришёл в избу, а уж хозяева из города воротились. Видят: посреди избы кадушка стоит, доверху водой налита, картошкой насыпана да мукой, детей нет, дверь тоже пропала - сели они на лавку и плачут горько.
- О чем плачете? - спросил их Иванушка. Тут увидели они детей, обрадовались, обнимают их, а Иванушку спрашивают, показывая на его стряпню в кадке:
- Это чего ты наделал?
- Похлёбку!
- Да разве так надо?
- А я почём знаю - как?
- А дверь куда девалась?
- Сейчас её принесут, - вот она!
Выглянули хозяева в окно, а по улице идёт Медведь, дверь тащит, народ от него во все стороны бежит, на крыши лезет, на деревья; собаки испугались - завязли со страху в плетнях, под воротами; только один рыжий петух храбро стоит среди улицы и кричит на Медведя:
- Кину в реку-у!..

Сказка № 5226
Дата: 01.01.1970, 05:33
На Русе было на православной, княжил князь тут Дмитрий Иванович. Засылал он с даньёй русского посла Захарья Тютрина к Мамаю безбожному, псу смердящему. Правится путем-дорогой русский посол Захарий Тютрин; пришел он к Мамаю безбожному, псу смердящему.
- Давай-примай, — говорит, — дань от русского князя Дмитрия Ивановича!
Отвечает Мамай безбожный:
- Покуль не омоешь ног моих и не поцелуешь бахил, не приму я дани князя Дмитрия Ивановича.
Взадь отвечает русский посол Захарко Тютрин:
- Чем бы с дороги молодца напоить-накормить, в бане выпарить, втепор вестей попросить, а ты, Мамай безбожный, пес смердящий (за эвти-то слова раздуй твою утробу толще угольной ямы!), того-перво велишь мыть твои басурманские ноги и целовать бахилы; не след мыть ноги и целовать бахилы русскому послу Захарью Тютрину! Пусть поганый татарин, Мамай безбожный, буде есть вера, целует ноги русского посла Захарья Тютрина!
Разъярился собака-татарин, рвал свои черные кудри, метал их наземь — по застолью, княжеские бумаги придрал и писал свои ярлыки скорописчатые:
- Когда будет овес кудряв, баран мохнат, у коня под копытом трава и вода, втепор Мамай безбожный будет с святой Русью воевать: втепор мне ни воды, ни хлеба не надо!
Набрал он из татар сильных, могучих богатырей тридцать человек без одного, посылает их на нечестное побоище:
- Пошли, — говорит, — слуги мои верные, попервее русского посла Захарья Тютрина; дорогой уходите его в темных лесах, в крутых угорах, а тело вздымите на лесину в откормку птицам.
Правится путем-дорогой русский посол Захарий Тютрин; пристигала его темна ночь на бору: не оснащается ночевать — одно идет вперед. Поутру, на восхожем на солнышке, видит русский посол Захарий Тютрин: выходят из лесу тридцать без одного сильных, могучих богатырей. Не уробил Захарий Тютрин поганых татаровей, захватил оберуч корзоватую уразину и ждет незваных гостей. Ударили татаровья на Захарья Тютрина, поставили на округ доброго молодца. Учал Захарко поворачиваться, учал он уразиной гостей чествовать: кого раз ударит — грязьёй сделает. Невмоготу стало поганым татаровьям супротивничать русскому послу Захарью Тютрину, учали они конаться ему хорошими речьми:
- Отпусти ты нас живьем, русский посол Захарий Тютрин, не посмеем больше перечить тебе!
Глядит Захарко на сильных, могучих богатырей: из тридцати голов без одной остались живы только пять голов, да и те уразиной испроломаны, кушаками головы завязаны; сжалялся он над погаными нехристями, отпустил их к Мамаю безбожному.
- Правьтесь, — говорит, — скажите, каково обидеть русского посла Захарья Тютрина.
Ударил он своего доброго коня по крутым бедрам: конь по первый ускок сделал сто саженей печатных, вторым ускоком версту промеж ногами проложил, третьего ускока на земле опятнать не могли. Смекнул дело путем-дорогой русский посол Захарий Тютрин: наимал он двенадцать ясных соколов да тридцать белых кречетов; первее того испридрал ярлыки Мамая поганого и писал свои листы скорописчаты; написавши, привязал к птичьим хвостам и примолвил:
- Ясные соколы и белые кречеты! Полетите вы ко князю ко Дмитрию Ивановичу в каменну Москву, накажите, чтоб Задонский князь Дмитрий Иванович собирал по городам и селам и по дальним деревням рать-силу несметную; оставлял бы по домам только слепых, да хромых, да малых ребят-недоростков — их печаловать. А я пойду, накажите, в свое место, стану собирать мохначей, бородачей — донских казаков.
Поутру было, на всхожем на солнышке, пошли морока по ясну небу, понесли с собой частый, мелкий дождь со буйным ветром со вихорем. Во шуму, во грому ничего не чуть стало, только чуть громкий зык от терема княжеского; Задонский князь Дмитрий Иванович наказал клич кликать по всей Москве белокаменной:
- Собирайтесь все князья и бояра, и сильные, могучие богатыри, и все поленицы удалые ко князю во светлый терем на трапезу.
Собирались со всех концов Москвы белокаменной все князи и бояра, сильные, могучие богатыри и все поленицы удалые ко князю во светлый терем на трапезу — послушать его разумных речей, а и того пуще — посмотреть его очи ясные. Как матерый дуб промеж тонкими кустами вересовыми, что вершиною в небо взвивается, — значит великий князь промеж своими князьями и боярами.
Не золота трубочка вострубила, Задонский князь Дмитрий Иванович стал речь держать:
- Воины мои любимые! Не на попойку призывал я вас, не на радостный пир вы ко мне собиралися; собиралися вы ко мне за печальной весточкой: Мамай безбожный, пес смердящий, со всема своима ордами некрещеными, идет святую Русь воевать; будет нам от Мамая-собаки пить горькая чаша! Пойдемте, мои любимые воины, к океан-морю, изладим легкие струги, и побежим мы из океан-моря в море Хвалынское (Каспийское) к соловецким чудотворцам: запремся там — и нечего с нас будет взять Мамаю безбожному, псу смердящему; в другую сторону он нас полонит, очи выкопает и злой смерти предаст.
Отвечают князи и бояре, буйны головы понуривши:
- Задонский князь Дмитрий Иванович! Одно солнышко катится по небу — один князь княжит над Русью православною: не перечить мы пришли твоему слову крепкому; позволь нас заставить речь-ответ держать, как надоть ладить с Мамаем безбожным, псом смердящим. Задонский князь Дмитрий Иванович! Пойдем мы к океан-морю, прирубим легкие струги, скалепки смечем в океан-море, сами соберем рать-силу великую и будем драться с Мамаем безбожным, псом смердящим, до последней капли крови — и будет на Мамая безбожного победа!
- Что за слых, что за гром грянул по трапезе? — говорит Задонский князь Дмитрий Иванович. Отвечает калика перехожая — сумка переметная:
- Это, Задонский князь Дмитрий Иванович, нечистая, неприятная сила (что тебе под ухо шептала, чтоб шел ты к океан-морю строить легкие струги, из океан-моря в море Хвалынское), когда ты бога прославил, из терема побежала.
Задонский князь Дмитрий Иванович чинил крепкие наказы, чтоб собирали рать-силу несметную по городам с пригородками, по селам с приселками и по всем дальним печищам, оставляли б дома только слепых, да хромых, да малых ребят-недоростков им в печальники. Собрали со всех концов Руси православной рать-силу великую, утвердили силу по-за Москве белокаменной, расклали силу по жеребьям: Семену Тупику, Ивану Квашнину, русскому послу Захарью Тютрину и семи братьям Белозерцам. Пошла сила на поле на Куликово, Москвы не хватаючи. На поле на Куликове учали думу думать, как надо силу сметить? Русский посол Захарий Тютрин садился на своего доброго коня, объезжал округ силы три дня и три часа — не мог силы сметить: на сколько верст стоит?
Задонский князь Дмитрий Иванович проговорил таково слово: разойтись силе по чисту полю и взять силе по камушку, по злаченой пуговке, и приказал дубы заметывать теми камушками. Заметала сила семь дубов: с комля и до вершины дубов не видно! Разделили ту силу несметную на три полка: первый полк взял Задонский князь Дмитрий Иванович, другой — русский посол Захарий Тютрин, третий полк взяли: Семен Тупик, Иван Квашнин и семь братьев Белозерцев. Учали они кидать жеребьи: кому первому на татаровей поганых идти? Первый жеребий выпал русскому послу Захарью Тютрину, с мохначами, бородачами — донскими казаками; другой — Семену Тупику, Ивану Квашнину и семи братьям Белозерцам, третий жеребий выпал Задонскому князю Дмитрию Ивановичу.
Втепор заслышал шведский король про великое побоище, набрал силы сорок тысяч:
- Подите, воины мои любимые, на поле на Куликово, Москвы не хватаючи; станьте, мои воины, на бугры на высокие: станет Задонский князь Дмитрий Иванович побивать Мамая безбожного — по Дмитрию Ивановичу пристаньте; буде Мамай безбожный побивать Дмитрия Ивановича — по Мамаю пристаньте.
Лукав был шведский король, велел по правой силе приставать! Турецкий король заслышал про великое побоище, приказал набрать силы сорок тысяч и посылал их на поле на Куликово — сам наказывал:
- Воины мои любимые! Какую силу побивать будут, по той пристаньте.
Прост был турецкий король, по виноватой силе велел приставать!
Засряжалась рать-сила могучая на поле на Куликове на кровавое побоище; перед держал русский посол Захарий Тютрин с мохначами, бородачами — донскими казаками. Палась им встрету сила Мамая безбожного: когда сила с силою сходилась, мать сыра земля подгибалась, вода подступалась. Втепор выскочил из земли Кроволин-татарин — вышина семь сажень; скричал татарин зычным голосом:
- Задонский князь Дмитрий Иванович! Давай мне-ка поединщика; буде не поставишь мне поединщика, я твою силу один побью-вырублю, грязьёй сделаю!
Говорит Задонский князь Дмитрий Иванович:
- Не на кого мне-ка надеяться; самому пришло идти супротивником-поединщиком на Кроволина-татарина!
Оболокает он свои латы крепкие, застегает пуговицы воальянские; обседлали ему добра коня во седло черкасское, берет он с собой палицу боевую, поезжает к Кроволину-татарину. Пал ему встрету незнамый воин:
- Осади лошадь, Задонский князь Дмитрий Иванович! Пойду я на Кроволина-татарина, отрублю ему по плеч басурманскую голову!
Седлал он своего доброго коня, подтягивал двенадцатима подпругима шелковыми не ради басы, ради крепости.
- Обороню я тебя, Задонский князь Дмитрий Иванович, от первыя смерти! Буде я побью Кроволина-татарина, то бейся и дерись ты с окаянным врагом, с Мамаем безбожным, псом смердящим, до последней капли крови: и будет на Мамая безбожного победа!
Задонский князь Дмитрий Иванович с незнамым воином обменялись конями, простились, и благословил его князь Дмитрий Иванович на дело великое, на побоище смертное. Съехались два сильные, могучие богатыря на чистом поле на Куликове в бою-драке переведаться. Палицами ударились — палицы по чивья поломались; копьями соткнулись — копья извернулись; саблями махнулись — сабли исщербились; скакали они со добрых коней, и бились они рукопашным боем, и бились они три дня, три ночи, три часа не пиваючи, бились не едаючи; на четвертый день оба тут и упокоились. И учал князь Дмитрий Иванович досматривать: незнамый воин правую руку на тулово Кроволина-татарина накинул. Князь своего воина срядил, похоронил, над ним крест поставил и вызолотил.
У Мамая безбожного, пса смердящего, выскочил из земли другой воин и звопил своим зычным голосом:
- Задонский князь Дмитрий Иванович! Подавай мне-ка супротивника; в другую сторону я твою силу побью, и тебе, князю, глаза выкопаю — свет отниму!
Понурил буйну голову Задонский князь Дмитрий Иванович:
- Не на кого мне-ка надеяться, самому пришло идти на Кроволина-татарина.
Садился он на своего добра коня, поезжал на Кроволина-татарина. Пал ему встрету другой воин:
- Осади лошадь, Задонский князь Дмитрий Иванович! Избавлю я тебя от скорыя смерти. Буде я побью собаку-татарина, бейся и дерись со Мамаем безбожным, псом смердящим, до последней капли крови: и будет на Мамая безбожного победа! А буде Квашнинок-богатырек побьет меня, садись на моего доброго коня: увезет он тебя от смерти от скорыя.
Князь Дмитрий Иванович и незнамый воин обменялись конями, простились, и благословил его Дмитрий Иванович на дело великое, на побоище смертное. Съехались два сильные, могучие богатыря на чистом поле на Куликове в бою-драке переведаться. Впервые палицами они ударились — палицы по чивья поломались, копьями кололись — копья извернулись, вострыми саблями рубились — сабли исщербились; скочили они со добрых коней, бились-дрались рукопашным боем, бились-дрались три дня, три ночи и три часа, не пиваючи, не едаючи и ясных глаз не смыкаючи; на четвертый день оба тут и упокоились. И учал князь Дмитрий Иванович досматривать: у воина князева права пола на поганого татарина накинулась. Князь своего воина честно срядил, похоронил и на могиле крест поставил и вызолотил.
Втепор русский посол Захарий Тютрин с мохначами, бородачами — донскими казаками напущался на силу Мамая безбожного. Светлый день идет ко вечеру, а бой-драка еще не кончилась: когда кончилась драка, учали смечать: у кого сколько силы пало? У русского посла Захарья Тютрина на одного мохнача, бородача — донского казака по две тысячи по двести татаровей выпало. Стал попущаться другой полок, Семена Тупика, Ивана Квашнина и семи братьев Белозерцев. Красное солнышко из-за леса привздымается, бой-драка не умаляется; красное солнышко на покать пошло, нашу силу побивать стали.
Втепор стал попускаться Задонский князь Дмитрий Иванович. Живет он в силе Мамая безбожного, как острая коса в сеностав в мягкой траве; куда проедет на коне — там улица, поворотится — переулочек, оборота на коне даст — площадью силу сделает. Невмогуту стало биться Задонскому князю Дмитрию Ивановичу: забрызгал он свои очи ясные поганою татарскою кровью, тут у него и свет выбрало — отемнел. Законался он своему коню доброму:
- Увези ты меня, конь, от скорыя смерти!
Бил он коня по крутым бедрам; подымался конь — только топ стоит! Привозил его конь в поле чистое к кудрявой березе, а опричь тоё кудрявой березы на поле нет ни лесинки. Слезал он со добра коня:
- Побегай, мой добрый конь, в чистые поля, в широкие луга, ешь шелкову траву, пей свежую воду; не достанься, мой добрый конь, поганому Мамаю безбожному, псу смердящему.
Сел Задонский князь Дмитрий Иванович на кудрявую березу. Летит по небу через поле чистое стадо белых лебедей. Поглядел на стадо Дмитрий Иванович, сам проговорил:
- За грехи мои окаянные попущает господь бог на землю русскую Мамая безбожного; не по нас птицы летят: будет на Русь православную победа!
Обсиделся Задонский князь Дмитрий Иванович; мало — бежит по чисту полю стадо серых волков.
- Господи, истинный Христе! Смилуйся над Русью православною, не отдай нас в лихо к некрещеному поганому татарину; не по нас звери бежат: пить нам от Мамая безбожного, пса смердящего, горькая чаша!
Заспал Задонский князь Дмитрий Иванович на кудрявой березе.
Втепор сила Мамая безбожного, пса смердящего, нашу силу побивать стала. Русский посол Захарий Тютрин с мохначами, бородачами — донскими казаками, Семен Тупик, Иван Квашнин и семь братьев Белозерцев и вся Дмитрия Ивановича сила-рать могучая господу богу возмолились:
- Господи Иисусе, истинный Христос, Дон-мать пресвятая богородица! Не попустите некрещеному татарину наругаться над храмами вашими пречистыми, пошлите нам заступника Георгия Храброго.
Из-за тех ли темных лесов, зеленых дубрав выезжает сильное воинство; ударилось оно на силу Мамая безбожного. Побежали поганые татары по чисту полю, прибегали поганые татары в зыбкую орду, в этой орде поганые татары и живот скончали.
Спохватилась рать-сила могучая Задонского князя Дмитрия Ивановича. Русский посол Захарий Тютрин, Семен Тупик, Иван Квашнин и семь братьев Белозерцев учали силу спрашивать: не пометил ли кто пути-дороги Задонского князя Дмитрия Ивановича? Молчит рать-сила могучая: ни от кого ответа нет. Русский посол Захарий Тютрин, Семен Тупик, Иван Квашнин и семь братьев Белозерцев понурили свои буйны головы; положили они на скопе: погиб Задонский князь Дмитрий Иванович в бою-драке от поганых татаровей. Взадь пошла рать-сила могучая по чистому полю. Увидел русский посол Захарий Тютрин в чистом поле кудрявую березу, а на той кудрявой березе чернизину; походил Захарко на чернизину, признавал он Задонского князя Дмитрия Ивановича. В ноги пал он князю Дмитрию Ивановичу:
- Возрадуйся, Задонский князь Дмитрий Иванович! Постояли мы за матушку Русь православную, победили Мамая безбожного, пса смердящего!
Соходит князь Дмитрий Иванович с кудрявой березы; на восток он три раза земно кланяется. Настигали они рать-силу могучую, находили в том радость-веселие.

Перепубликация материалов данной коллекции-сказок.
Разрешается только с обязательным проставлением активной ссылки на первоисточник!
© 2015-2022