• Канал RSS
  • Обратная связь
  • Карта сайта

Статистика коллекции

Детальная статистика на
1 Февраля 2023 г.
отображает следующее:

Сказок:

6543+0

Коллекция Сказок

Сказилки

Сказки Индонезийские

Сказки Креольские

Сказки Мансийские

Сказки Нанайские

Сказки Нганасанские

Сказки Нивхские

Сказки Цыганские

Сказки Швейцарские

Сказки Эвенкийские

Сказки Эвенские

Сказки Энецкие

Сказки Эскимосские

Сказки Юкагирские

Сказки Абазинские

Сказки Абхазские

Сказки Аварские

Сказки Австралийские

Сказки Авторские

Сказки Адыгейские

Сказки Азербайджанские

Сказки Айнские

Сказки Албанские

Сказки Александра Сергеевича Пушкина

Сказки Алтайские

Сказки Американские

Сказки Английские

Сказки Ангольские

Сказки Арабские (Тысяча и одна ночь)

Сказки Армянские

Сказки Ассирийские

Сказки Афганские

Сказки Африканские

Сказки Бажова

Сказки Баскские

Сказки Башкирские

Сказки Беломорские

Сказки Белорусские

Сказки Бенгальские

Сказки Бирманские

Сказки Болгарские

Сказки Боснийские

Сказки Бразильские

Сказки братьев Гримм

Сказки Бурятские

Сказки Бушменские

Сказки в Стихах

Сказки Ведические для детей

Сказки Венгерские

Сказки Волшебные

Сказки Восточные о Суде

Сказки Восточные о Судьях

Сказки Вьетнамские

Сказки Г.Х. Андерсена

Сказки Гауфа

Сказки Голландские

Сказки Греческие

Сказки Грузинские

Сказки Датские

Сказки Докучные

Сказки Долганские

Сказки древнего Египта

Сказки Друзей

Сказки Дунганские

Сказки Еврейские

Сказки Египетские

Сказки Ингушские

Сказки Индейские

Сказки индейцев Северной Америки

Сказки Индийские

Сказки Иранские

Сказки Ирландские

Сказки Исландские

Сказки Испанские

Сказки Итальянские

Сказки Кабардинские

Сказки Казахские

Сказки Калмыцкие

Сказки Камбоджийские

Сказки Каракалпакские

Сказки Карачаевские

Сказки Карельские

Сказки Каталонские

Сказки Керекские

Сказки Кетские

Сказки Китайские

Сказки Корейские

Сказки Корякские

Сказки Кубинские

Сказки Кумыкские

Сказки Курдские

Сказки Кхмерские

Сказки Лакские

Сказки Лаосские

Сказки Латышские

Сказки Литовские

Сказки Мавриканские

Сказки Мадагаскарские

Сказки Македонские

Сказки Марийские

Сказки Мексиканские

Сказки Молдавские

Сказки Монгольские

Сказки Мордовские

Сказки Народные

Сказки народов Австралии и Океании

Сказки Немецкие

Сказки Ненецкие

Сказки Непальские

Сказки Нидерландские

Сказки Ногайские

Сказки Норвежские

Сказки о Дураке

Сказки о Животных

Сказки Олега Игорьина

Сказки Орочские

Сказки Осетинские

Сказки Пакистанские

Сказки папуасов Киваи

Сказки Папуасские

Сказки Персидские

Сказки Польские

Сказки Португальские

Сказки Поучительные

Сказки про Барина

Сказки про Животных, Рыб и Птиц

Сказки про Медведя

Сказки про Солдат

Сказки Республики Коми

Сказки Рождественские

Сказки Румынские

Сказки Русские

Сказки Саамские

Сказки Селькупские

Сказки Сербские

Сказки Словацкие

Сказки Словенские

Сказки Суданские

Сказки Таджикские

Сказки Тайские

Сказки Танзанийские

Сказки Татарские

Сказки Тибетские

Сказки Тофаларские

Сказки Тувинские

Сказки Турецкие

Сказки Туркменские

Сказки Удмуртские

Сказки Удэгейские

Сказки Узбекские

Сказки Украинские

Сказки Ульчские

Сказки Филиппинские

Сказки Финские

Сказки Французские

Сказки Хакасские

Сказки Хорватские

Сказки Черкесские

Сказки Черногорские

Сказки Чеченские

Сказки Чешские

Сказки Чувашские

Сказки Чукотские

Сказки Шарля Перро

Сказки Шведские

Сказки Шорские

Сказки Шотландские

Сказки Эганасанские

Сказки Эстонские

Сказки Эфиопские

Сказки Якутские

Сказки Японские

Сказки Японских Островов

Сказки - Моя Коллекция
[ Начало раздела | 4 Новых Сказок | 4 Случайных Сказок | 4 Лучших Сказок ]



Сказки Адыгейские
Сказка № 1539
Дата: 01.01.1970, 05:33
Давно это было; быль ли это или нет, не скажу. Слышал это я от стариков, а старики от дедов и прадедов; так оно переходило из рода в род и перешло наконец к нам. Сказывают, что в это старое время был на Кавказе у одного хозяина такой большой бык, что, когда он пил воду, иссякали кавказские реки: хозяин должен был гонять его каждый раз к водопою на Черное море.
Вот однажды погнали этого быка три сына хозяина; старший сидел на голове между рогами, средний на спине, а младший сзади около хвоста. Встретился им по дороге всадник. Увидев чудовищного быка, всадник не вытерпел и закричал громко: «Что за диковина!» Его крик услыхал старший из братьев, сидевший между рогами быка и погонявший его хворостиной.
– Поклонись, – сказал он всаднику, – от меня моему среднему брату: он сидит на спине быка!
Всадник доехал до него только в полночь и передал ему поклон от старшего брата. В свою очередь, средний брат передал поклон младшему. К младшему же брату всадник доехал только утром на рассвете и передал ему поклон среднего брата.
Пригнали братья быка к морю. Напоив быка, они слезли с него и пустили его пастись на лугу. Вдруг с поднебесья спустился орел, схватил когтями быка и поднялся с ним в воздух. Братья ахнули от удивления и, лишившись быка, отправились пешком через горы домой.
Спустя некоторое время пошел дождик. На том месте, где орел схватил быка, старик пастух пас коз; он от дождя спрятался под бородой козла. Доедая лопатку быка, орел спустился на землю и сел на спину того самого козла, под бородой которого спрятался старик пастух. Дождь перестал идти, и старик вышел из своего убежища, чтобы посмотреть, не прояснилось ли небо. Испугавшись, орел взвился в воздух и уронил лопатку, которая попала старику в глаз и там застряла. Он почувствовал сильную боль и стал ощупывать свой глаз, но не мог ничего найти. Когда он вечером пришел домой, то заставил семь снох порыться в его глазу и поискать засевшую там соринку. Снохи искали-искали, но ничего не могли найти. Наконец один табунщик, который случился по соседству, взял веревку и, как стоял, влез в глаз старика. Поискав там хорошенько по всем углам, он нашел лопатку, к которой привязал веревку; вытащить самому ему было не но силам. Он вылез из глазной впадины, согнал быков со всего аула, привязал веревку к ярму и, погоняя изо всех сил быков, с трудом вытащил из глаза лопатку необыкновенных размеров. Тогда он, чтобы с кем-нибудь опять не случилась беда, оттащил ее подальше за аул в степь.
Со временем лопатка покрылась пылыо; затем образовался толстый слой земли и наконец она обросла травой. Таким образом вырос настоящий бугор, а так как почва на нем была очень хорошая, то там и поселился целый аул. Никто из жителей не знал о том, что их аул расположился на лопатке. Людям было невдомек, но лисица это пронюхала и повадилась каждую ночь отгрызать по кусочку. Грызя и обгладывая эту лопатку, она ворочала ее мордой и сдвигала с места: аульные жители думали, что это землетрясение, и стали приносить богам жертвы. Но так как это повторялось каждую ночь, то они догадались, что это не землетрясение, а что-то другое, и решили по очереди караулить вокруг аула. Наконец одному караульному удалось подстрелить зловредную лисицу.
На следующее утро весь аул собрался смотреть своего врага; лисица лежала, вытянувшись во всю длину. Жаль им стало дорогой шкурки лисицы, и они решили сообща снять ее. Однако это им удалось сделать только с той стороны, которая была обращена вверх; перевернуть же лисицу они были не в силах, хотя все за это усердно принимались. Как раз в это время шла на речку за водой женщина из соседнего аула. Она увидела мертвую лисицу, перевернула ее на другой бок и сорвала с нее другую половину шкурки; к этой шкурке она прибавила еще триста бараньих овчин и сшила шапочку своему мальчику.
Подул с моря сильный ветер и разнес по степи кости бедной лисицы. Череп ее катился, как перекати-поле, все дальше и дальше и, катясь все к востоку, остановился в калмыцкой степи, куда кабардинцы ездят за солью. Ехало сорок арб*, передний аробщик заснул, и быки, спасаясь от непогоды, заехали прямо в череп лисицы, а за первой арбой, конечно, и все остальные. Проснулись аробщики и, не зная, где они находятся, стали орать во все горло.
Недалеко от этого черепа был кош, в котором спали калмыки. Собака их прослышала, что где-то шумят, и побежала, громко лая, в этом направлении. Прибежав к черепу, она его обнюхала, толкнула его мордой и перевернула на другую сторону, от чего шум еще усилился. Влезть туда она, конечно, не могла: она взяла череп в зубы, принесла его в кош и положила в углу. Хозяева проснулись и услышали какой-то крик; они стали доискиваться, где это кричат, и, к своему удивлению, заметили, что шум раздается из стоявшего в углу черепа. Тогда они послали мальчугана узнать, что делается внутри черепа, и вскоре он вывел оттуда сорок арб.
– Куда вы, чудаки, забрались? – крикнул им старший из хозяев.
– Да мы к вам за солью!
– Какой вам соли еще нужно, когда вы заблудились в лисьем черепе!
С этими словами он вынул из кармана комок соли и бросил аробщикам. Этот комок оказался для них горой; они его разбили на мелкие куски, разложили на своих арбах и, довольные, уехали домой.

Сказка № 1538
Дата: 01.01.1970, 05:33
Карабатыр-Занэ и его женитьба.
На берегу моря был укрепленный город, в котором был князем Карабатыр-Занэ, красивый и статный юноша. Он славился умом и богатырской силой. Заиэ уже достиг совершеннолетия, и старики этого кале решили между собой женить князя. Сообщили они князю, в чем дело. Занэ, конечно, не прочь жениться, но поблизости нет подходящей невесты. Тогда князь велел оседлать коня, вооружился в блестящие доспехи и отправился в соседние царства-государства искать себе невесту. Ездил наш джигит из одной страны в другую, заглядывал в царские палаты и под соломенные крыши деревенских домов; наводил через других справки, но нигде не оказалось такой невесты, которая бы была ему по душе. Наконец, он нашел в отдаленной земле, в одном замке, в котором гостил, такую красавицу, какой никогда не было на свете; имя ее было Елена. Лишь только увидел красавицу Занэ, его сердце загорелось любовью. Тогда князь спросил Елену, не желает ли она стать его женой, на что она изъявила согласие.
Пришло время, и они сыграли свадьбу. Поженившись, они собрались в город, где княжил Занэ. По приезде в кале с молодой женой Занэ созвал близких ему людей, и в замке пошло веселье. Пировали они один день, пировали другой. Время бежало быстро, и не заметили князь с княгиней, как прошли две недели. В этой стране был обычай: по прошествии двух недель каждый новобрачный должен был покинуть свою жену на целый год и отправиться в чужие края путешествовать. Пришлось и Занэ исполнить народный обычай. Как ни тяжела была разлука, но он был вынужден подчиниться вековым обычаям народа.
Уехал Карабатыр путешествовать с тяжкими думами, снедаемый тоской по покинутой им молодой жене.
Прошел месяц, а то и два, когда в столицу князя прибыл из заморского города Шахар, лежащего недалеко от нынешнего Стамбула, купец, юноша необыкновенной красоты. Пристав со своим кораблем к берегу, он стал выгружать привезенные им товары, каких в этой стране никогда не видали: шелка, драгоценные сосуды и разноцветные камни. Выгрузив свой товар, он спросил, где ему можно было бы с ним расположиться. Ему указали на княжеский дом. Направился туда заезжий гость. Войдя в дом, он просил доложить хозяйке о его просьбе. Княгине доложили, и она согласилась оказать ему гостеприимство, сказав: \"Князь, правда, уехал, но дом его стоит на месте, и ворота гостю открыты: пусть он пожалует!\"Остановился в доме красавец купец, разложил свои товары, и народ стал стекаться со всего города, чтобы любоваться тонкими тканями и блестящими каменьями. По всему городу только и толков, что о красоте купца и о редких качествах его товаров. И княгиня не осталась равнодушной к необыкновенной красоте и приветливости заезжего гостя. Она стала его приглашать в свои чертоги, расспрашивала про чужие края и находила удовольствие в беседах с ним. Со своей стороны, и купец чувствовал неодолимое влечение к одинокой женщине; у нее он проводил все свое свободное время, и нет ничего удивительного, что он очаровал ее своей красотой и льстивыми речами. Сближение делалось все теснее и теснее и, наконец, перешло в преступную связь. Уже полгода гостил купец в княжеском доме. Время для влюбленных бежит незаметно, срок возвращения мужа подходит все ближе и ближе, и с душевной тревогой они думают о предстоящей разлуке. Купец уверяет Елену, что он без нее жить не может, и Елена чувствует то же. Вместе они придумывают всевозможные средства никогда более не разлучаться, но ничего не идет в голову. Однако то, чего не могли придумать влюбленные, придумала унаутка, поверенная всех тайн княгини. Однажды она стелила постель гостю. Веселый всегда, купец стоял в задумчивости и не начинал с ней, по обыкновению, разговора.
– Что ты, милый гость, стоишь невесел и головушку повесил? – спросила унаутка.
– Ты ведь знаешь, – сказал купец, – как я люблю княгиню: мне без нее нет житья! Пособи как-нибудь моему горю!
Унаутка задумалась, а затем сказала с тревогой:
– Как же мне помочь тебе? Что же будет со мной, когда вернется наш князь?
– Помоги мне, дахэ, я тебе отдам все, чем владею: дорогие ткани и разноцветные камни!
– Что пользы в богатстве, когда отнимут жизнь, – ответила унаутка.
– В таком случае, я сделаю так, что никто не будет знать о твоем богатстве: я прикажу вырыть во дворе яму, отнесу туда все дорогие вещи; из этой ямы велю сделать подземный ход с потайной дверью в твою горницу. Таким образом, ты будешь богата, и никто не станет тебя подозревать!
Служанка изъявила свое согласие и обещала всячески содействовать его затее – овладеть ее госпожой. Она сговорилась с ним о подробностях похищения Елены: купец должен был на лодке дожидаться в глубине залива под прикрытием прибрежных кустов; к этому месту она выйдет со своей госпожой выкупаться в море, он должен как будто невзначай подъехать и пригласить ее прокатиться, все остальное – это уже его дело...
Похищение Елены.
В назначенный день вышла княгиня со своей унауткой из дому, спустилась с высокого берега к морю и, сбросив с себя одежду, начала купаться. Не зная ничего о заговоре, она беззаботно резвилась со своей служанкой в плещущихся у берега волнах, как вдруг возле нее, на своей легкой лодочке, очутился возлюбленный ее купец. Княгиня обомлела от неожиданной встречи и хотела броситься к берегу, но милый ее сердцу купец приковал ее к месту льстивыми своими речами:
– Поедемте прокатиться, милая Елена; поищем прохладу в тени прибрежной рощи!
Княгиня согласилась и уселась с милым в лодочку; легкое суденышко полетело стрелой по колыхающейся поверхности моря и направилось не к прибрежной роще, по к стоящему с поднятыми парусами кораблю купца. Тут только она догадалась о намерениях гостя!
Несколько мгновений Елена, казалось, колебалась: с одной стороны, ей тяжело было покидать родную сторону и близких ей людей, но, с другой, ее неодолимо влекла любовь к красавцу купцу и загадочная даль моря. После минутной борьбы с самой собой она бросилась в объятия милого. Корабль, приняв дорогую ношу, вышел в открытое море.
Служанка видела похищение своей госпожи, но, зная, что все совершается согласно уговору, и получив за это дорогую плату, она не звала на помощь бывших на берегу людей. Да и звать-то было бы напрасно: корабль еле-еле виднелся на краю небосклона.
Вернувшись в дом, она заперлась в комнатах княгини. На вопросы, где госпожа, она отвечала, что княгиня нездорова и потому не может выходить; все же посылаемые мнимой больной кушанья она съедала сама. Таким образом она три дня скрыва-ла отсутствие княгини. По прошествии трех дней она стала ломать в отчаянии руки и ударять себя в грудь, неистово крича, что ее милой госпожи не стало: не бежала ли она с заезжим гостем по морю? Только теперь все догадались о побеге Елены. Отплытие корабля, правда, многие видели, но на это никто не обратил внимания. Да и кто станет в приморском городе этому удивляться: мало ли кораблей чуть ли не каждый день туда приходит и оттуда уходит по всем направлениям!
Все жители в страшном волнении. В скором времени предстоит возвращение князя; что они ему скажут, когда он спросит, где его молодая жена? Все себя упрекают в том, что не уберегли его красавицы жены!
На первых порах никто не хотел верить тому, что их гордая княгиня сбежала с купцом; всем казалось более вероятным, что она где-нибудь заблудилась в окрестностях города. Гонцы летят во все стороны, и вдоль всех берегов снуют лодки, чтобы разыскать исчезнувшую Елену – по все напрасно! Наконец, после долгих поисков всем стала ясна действительная причина исчезновения княгини.
Наступил давно ожидаемый день: приехал Карабатыр-Заиэ. Князя встречают его верные люди, ведут в кунацкую и дают ему кушанья и напитки. По приезде его поразило то обстоятельство, что вместо приветствий и криков радости его встречают унылые и грустные лица. Сердце князя чуяло беду, но обычай не позволял броситься на половину княгини, куда он рвался всеми помыслами своей души. Солнце уже садилось, когда князь велел отвести себя в чертоги своей молодой жены, по которой он истосковался за год разлуки. Несмотря на приказание, люди не трогаются с места и стоят в угрюмом молчании. В нетерпении Занэ вторично приказывает вести себя к жене. Тогда те из его челяди, кто посмелее, собрались с духом доложить своему повелителю о том, что его молодая жена исчезла неизвестно куда... Как громом сразило это известие Карабатыр-Заиэ; его сердце сжалось от боли, и, не заглянув даже в опустевший дом, он тут же решил отправиться на поиски жены.
Не было уголка в его владениях, куда бы не заглянул неутешный Занэ. Но все напрасно: нет нигде Елены, его ненаглядной жены!
Потратив на бесполезные поиски много времени, князь хотел уже возвращаться домой; но по пути он вспомнил, что где-то невдалеке живет аталык его отца. Узнав в точности о его местожительстве, он направил туда своего коня. Подъехав к дому, он увидел согбенного летами старца с длинной седой бородой, сидящего на завалинке. Опершись на суковатую палку, старик смотрел своими умными глазами на приближающегося джигита. Сейчас же узнал старик сына своего питомца. Почтительно он приветствовал князя, ввел его под свою кровлю и велел слугам принести что бог послал для угощения дорогого гостя. Стали они беседовать о том, о сем, и с первых же слов старца Занэ понял, что и в эту глухую местность дошел слух об исчезновении княгини. Тогда Занэ решил сразу приступить к делу и рассказал ему о своих бесполезных поисках.
– Напрасно, шли, – сказал старик, – тебя считают таким умным человеком: видно, твой ум не соответствует храбрости! К чему ты ищешь жену в своих владениях? Разве на твоей земле она могла бы где-нибудь укрыться? Не теряй понапрасну времени и отправляйся не долго думая за море – в чужие края! Прислушайся ко всякого рода слухам: чем женщина красивее, тем больше о ней разговору. Поищешь год, поищешь два: авось и найдешь!
Понял князь справедливость слов старика. Он вернулся домой и стал готовиться к предстоящему пути, решив добыть Елену даже со дна моря!
Поиски Елены.
Карабатыр-Занэ снарядил корабль и вышел в открытое море. Плыл он не один день и не два, а противоположного берега все-таки не было видно. Наконец, после продолжительного плавания вдали показались горы. Обрадовался Занэ, надеясь в этой заморской стране узнать что-нибудь о своей исчезнувшей жене; он стал уже искать глазами безопасную бухту, куда бы ему можно было направить свой корабль, как вдруг заметил другой корабль, идущий к нему навстречу. На палубе этого корабля стоял юноша, лицо его оыло женственно красиво; грудь покрыта блестящим панцирем, за плечами торчал колчан со стрелами, в правой руке он держал лук, сбоку была привешена сабля, а на голове сверкал стальной шлем. И наш князь стоял на палубе в панцире и шишаке, а на груди его был знак княжеского достоинства – бронзовый медальон. Коль скоро юноша узнал по этому знаку, что на встречном корабле едет пши, он бросился с корабля в лодку и в несколько ударов весел очутился у корабля Карабатыр-Занэ. После взаимных приветствий юноша спросил Занэ:
– Куда держишь путь, пши?
– Еду куда глаза глядят!
– Как же это у тебя нет с собой товарища, с которым бы ты мог делить все трудности пути и коротать время в беседах? Хочешь, я буду тебе другом?
Пши с радостью согласился и, решив отправиться в дальнейший путь вместе, причалил к близкому берегу со своим товарищем.
Выйдя на берег, они увидели недалеко от моря белеющие стены города. Туда они направились и спустя немного времени вошли беспрепятственно в городские ворота. Войдя в город, они повернули направо в переулок и, миновав первый дом, остановились в следующем доме. Отдохнув несколько от пути, пши рассказал товарищу о цели своего путешествия.
– Я ищу жену, которую у меня похитил купец, – сказал князь, – не найду ее здесь, отправлюсь в другие города, а то и на край света!
– Каким же способом ты надеешься узнать про своюжену?
Буду спрашивать всякого встречного-поперечного, авосьот кого-ниоудь и узнаю!
– Так ты ничего не узнаешь! Лучше сделать вот как: ты переоденешься нищим, а в лохмотьях будет тебе везде доступ; прося милостыню, ты будешь заглядывать и туда, куда никого не пускают; перед нищим никто не стесняется; нищий и не спрашивая может разведать самые сокровенные тайны.
Мысль товарища пришлась по душе Занэ. Он решил переодеться как можно скорее. С этой целью юноша отправился в город, который, как видно, был ему знаком по прежним его посещениям, добыл две сумки, лохмотья, палку для защиты от собак, и вскоре вместо блестящего джигита предстал сгорбленный нищий, протягивающий руку за подаянием.
Покинув постоялый двор, пши начал свой обход со следующей улицы. Неутомимо шныряет наш нищий по всем закоулкам, заглядывает во все углы как богатых дворцов, так и бедных хижин, разузнавая, что ему нужно, а чтобы не возбудить подозрений, он кидает все, что ему подают, то в одну, то в другую сумку.
Не пропустил наш нищий, как казалось, ни одного дома; ничто не ускользнуло от его зоркого взгляда. Тем не менее его поиски не увенчались успехом. Наш нищий пал духом и с отчаянием в душе возвратился к дожидавшемуся его спутнику.
– Ну что? Нашел? – спрашивает его юноша.
– Нет ее нигде: я не пропустил ни одного дома!
– А был ли ты в том богатом дворце, что рядом с нами, на нашей же улице?
Оказалось, что там он не был. Не долго думая наш нищий, сгорбившись в три дуги, заковылял по улице, постукивая своей палкой. Подойдя к воротам, он просится во дворец. Стража беспрепятственно его впускает. С протянутой рукой он пробирается из комнаты в комнату. Везде его щедро наделяют; смело он поднимается во второй ярус дворца и в уединенной комнате, роскошно отделанной и богато убранной, видит хозяйку дома, развалившуюся на тахте и дающую приказания своим слугам. Но каково было его удивление, когда в прекрасной хозяйке он узнал Елену! И она тотчас же его узнала. Но не с радостью встретила она своего мужа: гневно сверкнули ее глаза; громким голосом приказала она слугам прогнать назойливого нищего и даже сама бросила в него метлой!
Нищего вытолкали со срамом из роскошных палат и прогнали со двора. Понуро свесив голову, он поплелся к своему спутнику, чтобы рассказать ему, как он нашел Елену и как нерадостно она его встретила.
– Что мне теперь делать, друг? Раскинь-ка ты своим умом: наверное, что-нибудь придумаешь! – взмолился убитый горем Занэ.
– Сбрось сейчас эту личину, теперь нужно добывать Елену с оружием в руках!
Борьба из-за Елены.
Храброе сердце Карабатыр-Занэ откликнулось на смелый призыв его спутника. Грязь с лица нищего была смыта, лохмотья полетели к ногам, вся его фигура мгновенно выпрямилась, и не прошло нескольких минут, как из сгорбленного ета-рикашки вышел статный юноша в кольчуге, шишаке и с шашкой в руках.
– Ну, теперь нечего терять время! – воскликнул спутник. – Выручай Елену с оружием в руках, а я буду сдерживать напор стражи и прикрывать твое отступление! Нужно идти напролом: или мы ее сегодня добудем, или сложим здесь головы!
Решив так, оба джигита врываются в ворота дома. Озадаченная стража не посмела оказать им сопротивления. Караба-тыр стремительно бросается вверх но лестнице, между тем как его спутник остается на нижней площадке. Мощной рукой Ка-рабатыр опрокидывает сдерживающих его воинов, сталкивает одним ударом трех оробевших врагов вниз по ступенькам лестницы и, ворвавшись в знакомый ему терем, хватает лишившуюся чувств Елену; с дорогой ношей он устремляется к воротам дома. Придя в себя от неожиданного нападения, народ бросается отовсюду на смелых рыцарей; но оба джигита не падают духом; Карабатыр, держа левой рукой Елену, правой отбивается от наседающих на него воинов, а спутник, рубя направо и налево, прикрывает отступление своего товарища. Таким образом наши богатыри, несмотря на тучи несущихся на них стрел и сотни напирающих со всех сторон врагов, отступают медленно к морскому берегу, где их дожидается корабль. Благополучно они добрались до корабля и велели быстро отчалить от берега. Ветер был попутный, ж корабль плавно понесся по морю. С палубы богатыри продолжали еще отстреливаться, пуская одну за другой свои стрелы, несущие верную смерть в густую толпу врагов.
Гибель Елены.
Плывет по морю Занэ с добытой им в кровавой борьбе Еленой, сопутствуемый своим товарищем. По прошествии нескольких дней они стали медленно подходить к родному берегу. Они уже были недалеко от города, когда Занэ обратился к своему спутнику со следующими словами:
– Вот мы уже близко от берега. Надеюсь, ты не откажешься погостить у меня: я хотел бы отблагодарить тебя достойным образом за дружескую услугу.
– К тебе я не поеду, неотложные дела призывают меня домой. Отблагодарить же ты меня можешь, только поделившись со мной нашей добычей,
– К чему делиться? Бери себе ее совсем: все равно мне с ней не жить!
– Нет, мы должны поделить ее пополам! – Сказав эти слова, спутник нанес Елене удар шашкой и разрубил ее пополам...
В первое мгновение Занэ был поражен ужасом; он никак не ожидал подобного исхода. Тем не менее ему не было жаль любимой им прежде женщины: до такой степени ее измена заставляла страдать его гордость! Твердым голосом сказал Занэ:
– Я возьму голову Елены. Вернувшись в свой город, я покажу ее народу! Пусть все знают, что их князь вернулся не с пустыми руками и что неверную жену постигла заслуженная кара!
Услышав эти слова, спутник поднял туловище Елены и бросил его в море. Садясь в свое судно, он сказал Карабатыру:
– Прощай, Занэ! Ты, правда, лишился Елены, но она тебе изменила и никогда не была бы тебе верной женой. В утешение тебе скажу, что у семи братьев Барахуновых есть сестра: она тебе будет подругой жизни!
Сестра Барахуновых.
По возвращении домой Занэ объявил всем о гибели Елены и велел показать народу ее голову. Примирившись со своей потерей, он решил собраться в путь, чтобы разыскать семерых братьев Барахуновых. Не было страны по всему материку, где бы не искал их Занэ. Убедившись, что ему не найти их на материке, Карабатыр сел на корабль и пустился разыскивать их по всем морям. Проехал Занэ вдоль и поперек Кара-тэнгиз, а затем решил исследовать весь Ак-тэнгиз.
На этом море был большой остров, к которому и пристал Занэ. Высадившись на берег, князь стал расспрашивать, не живут ли там братья Барахуновы. Оказалось, что действительно они живут на этом острове. Тогда Занэ сел на лошадь и направился в близлежащий город. Войдя в городские ворота, он спросил первого встречного, где ему искать братьев Барахуновых. Ему указали на дворец. Постучался у калитки князь: его впустили, и он вошел в княжеский терем. Братья встретили его весьма радушно, хотя они не знали, что он за человек и откуда он, но, судя по имеющемуся у него на груди знаку, они догадались, что это пши.
После ужина Занэ уложили в мягкую постель. На следующее утро братья в полном сборе встретили своего гостя и, по обычаям страны, тогда только решились ему предложить вопрос, что он за человек и откуда прибыл. Тогда пши сообщил им, что ои Карабатыр-Занэ и приехал добиваться руки их сестры. Услышав это, шесть старших братьев ничего не ответили и грустно опустили глаза. Младший же брат весело посмотрел на Занэ и, выждав некоторое время, обратился с упреком к старшим братьям.
– Что молчите, братья? Гость ждет вашего ответа.
Тогда старший из братьев решился сказать недовольным голосом:
– Наша сестра обладает богатырской силой; она не только горда, но и жестока. Никто из нас не решится сообщить ей о твоем сватовстве; да и никто из нас не дерзнет переступить порог ее терема!
Услышав это, младший брат сказал:
– Пусть я и погибну, но я готов пожертвовать собой ради нашего дорогого гостя! Сейчас я пойду доложить ей о твоем предложении!
Сказав это, младший из Барахуновых отправился в сестрин терем, но вдогонку ему крикнул Занэ:
– Скажи только сестре, что я хочу ее видеть, чтобы ей лично передать свою просьбу!
Младший из Барахуновых, войдя к сестре, сказал ей смело:
– У нас, сестра, со вчерашнего дня гостит Карабатыр-Занэ и хочет увидеться с тобой. Каков будет твой ответ?
– Пусть князь войдет! – ответила Барахунова. Младший из Барахуновых невыразимо обрадовался и стрелой полетел к Карабатыр-Занэ. Сияя от счастья, он сообщил ему о решении сестры. И старшие братья были необыкновенно рады, что их гордая сестра, которой никто не решался сделать предложение, боясь ее богатырской силы и крутого нрава, видимо, смягчилась.
Вмиг собрался Карабатыр-Занэ и отправился в терем гордой княжны. Когда Занэ вошел, княжна Барахунова, которая ни перед кем не вставала и к которой даже никто не осмеливался подойти, поднялась со своей тахты и, когда Занэ подошел ближе, даже протянула ему руку. Тогда Занэ, сделавшись смелее, сказал:
– Прослышав, княжна, о твоей ненаглядной красоте, я приехал предложить тебе руку и сердце. Желаешь быть моей женой?
Не ответив ни слова, княжна отвернулась. Тогда Занэ решился снова предложить ей тот же вопрос. И тут она ничего не ответила, отвернувшись еще больше прежнего. Наконец, на третий вопрос Карабатыра гордая красавица сказала скороговоркой:
– Я на все согласна!
Услышав желанный ответ, Занэ вне себя от радости бросился из терема княжны. Братья его поджидали во дворе, и когда услышали о решении сестры, то велели немедленно объявить народу радостную весть: их, мол, недоступная сестра, к которой женихи не осмеливались даже подступиться, смягчила свой нрав и выбрала себе в мужья Карабатыр-Занэ.
Свадебные празднества.
Назначен был день свадьбы. К этому дню каждый из братьев велел заколоть по быку, корове и овце. Народу собралось видимо-невидимо, и пир был на весь мир. Во время всеобщего веселья явился певец и расположился среди пирующих гостей. Взяв в руки апепшину, певец стал воспевать родную быль народа; все слушали с вниманием. Затем певец провел рукой по звонкой апепшине и стал напевать песню о том, как заморский купец увез из терема могущественного пши его красавицу жену.
Занэ сейчас же догадался, о ком идет речь в этой песне, но братья и сам певец не знали, что она относится к нему. Грустно повесил Занэ свою голову, и слезы покатились по его лицу. Заметив, что эта песня производит тяжелое впечатление на гостя, братья велели певцу спеть другую.
Снова ударил певец по струнам и стал напевать о том, сколько крови пролилось из-за Елены, когда обманутый муж стал ее добывать с оружием в руках. Еще больше поник Занэ головой: еще тяжелее сделалось ему оттого, что его судьба стала достоянием народных певцов.
Увидев, что и новая песня певца навеяла мрачные думы на Карабатыр-Занэ, любезные хозяева предложили гостям развлечься, по обычаям страны, состязаниями и играми. Гурьбой повалили подгулявшие гости из зала в обширный двор. По знаку молодежь затеяла игры и стала в борьбе пробовать свою молодецкую силу: кто боролся в кулачном бою, кто поднимал тяжести, кто выказывал свою ловкость в беге взапуски. Затем началась стрельба в цель из лука. В заключение стали состязаться в том, кто дальше бросит камень. Ко всему Занэ молча присматривался, не принимая участия в состязании. Видя это, гости обратились к нему со следующими словами:
– Дорогой гость! В наших играх ты не захотел принять участия. Вот мы теперь бросаем камни; покажи, пожалуйста, свою ловкость!
Очнувшись от задумчивости, Занэ поспешил ответить:
– Могу ли я отказать просьбе всех гостей! Я готов попробовать свою силу в умении бросать камни!
С этими словами Карабатыр-Занэ поднял с земли тяжелый камень и бросил его с размаху втрое дальше, чем удавалось бросать самым ловким из гостей.
Все онемели от удивления, стоя неподвижно на месте. Когда же гости несколько пришли в себя, то стали наперерыв один перед другим восхвалять богатырскую силу Занэ.
– Да если бы мы и сто лет упражняли паши силы, то нам никогда бы не сравниться с тобой!
Этим закончились свадебные увеселения. Когда гости разошлись по домам, то в городе только и было речи что о необыкновенной силе Карабатыр-Занэ. На небе высыпали звезды, и совсем уже стемнело, когда Занэ отвели в терем к его молодой жене, где их и уложили спать.
Ночные похождения Барахуновой.
Была уже глубокая ночь. Занэ не мог заснуть, так как заметил в своей молодой жене какую-то нервную возбужденность. Желая узнать причину этого, он притворился спящим и стал сильно храпеть. Тем не менее он внимательно следил за всеми движениями жены.
К его удивлению, она поднимается с постели и со светильником в руках отправляется в смежный со спальней зал. Занэ провожает жену глазами. В зале она открывает сундук и вынимает оттуда панцирь, шишак, шашку и лук с колчаном, наполненным стрелами. Привычной рукой она надевает на себя доспехи и прячет под шишаком свою золотистую косу. Перед удивленным взором Занэ предстает настоящий рыцарь с воинственной осанкой. В полном вооружении она спускается во двор, отправляется в конюшню, выводит оттуда своего коня и, оседлав его, проворно вскакивает на него. Оказавшись на своем скакуне, таинственный рыцарь гарцует по каменистому двору, а затем, ударив коня плетью, мчится стрелой через открытые ворота в темень глухой ночи.
Все это видел Карабатыр-Занэ; не долго думая он вскакивает с постели, надевает свое вооружение, садится на коня и мчится вдогонку за женой, следя за ней на некотором расстоянии. В темноте ночи она не заметила едущего по ее пятам всадника.
Долго ли, коротко ли они ехали, но очутились в глубоком овраге, где уже собрался отряд вооруженных людей. Не замеченный никем, Занэ смешался с толпой и стал наблюдать за тем, что творится.
Затевался набег на соседний город, и всем делом, как оказалось, руководила его жена. Обсудив сообща план действий, все остановились на следующем решении: в случае удачно совершенного набега они должны навьючить лошадей награбленным добром, между тем как их вождь богатырской своей рукой станет сдерживать напор врагов. Тем временем они успеют укрыться с награбленным добром в безопасном месте.
Сказано – сделано. В условленный час толпа вооруженных людей врывается в город, рубит безжалостно сонных жителей, грабит, что попадается под руку поценнее и навьючивает добычей лошадей. Жители растерялись: ошеломленные неожиданным нападением, они сначала были не в состоянии защищаться, но вскоре собрались с силами и бросились на грабителей. Согласно уговору, богатырь-женщина громит врагов, напирающих па нее отовсюду густой толпой. Но их число все растет; стеной подступают они к борющейся в одиночку женщине. К своему ужасу заметил Занэ, наблюдавший со стороны за исходом борьбы, что его жена как будто изнывает в неравной борьбе. Не долго думая он бросается в бой. Вдвоем они совершают чудеса храбрости. Видит богатырь-женщина, что другой витязь, еще более могучий, чем она, выручает ее из беды, и невольно удивляется его несокрушимой силе и геройской отваге. Вдруг она заметила, что с руки незнакомца струится кровь: его ранила вражеская стрела в том месте, где наручник сходится с перчаткой. С быстротой молнии она очутилась возле него и обвязала руку своим шелковым платком. Борьба пришла к концу: враги отступили, и нападавшие разъехались по домам с богатой добычей.
Развязка.
Когда участники набега еще делили свою добычу, Занэ вскочил на коня и был таков... Богатырь-женщина искала глазами своего спасителя, но его и след простыл. Тогда и она вскочила на коня и помчалась по направлению к своему терему. Еще не забрезжил свет, когда она очутилась в постели рядом со своим мужем. Занэ притворился спящим. Поднимая одеяло, она заметила, что рука ее супруга обвязана шелковым платком. Тотчас она узнала свой платок и, конечно, догадалась, в чем дело. Изумление перешло в стремительный порыв страсти: она бросилась на грудь Занэ со следующими словами:
– Знай, дорогой Занэ, что до сих пор я не была похожа на других женщин: по ночам я выезжала тайно от всех, чтобы принимать участие в набегах, и пропадала по целым неделям и месяцам, совершая в разных местах геройские подвиги. Однажды я, переодетая мужчиной, встретила в открытом море рыцаря, искавшего свою жену, и помогла ему ее разыскать. С помощью оружия мы ее взяли, по затем я разрубила неверную женщину пополам и бросила труп в море...
Теперь настала очередь удивляться Занэ: в чертах лица своей дорогой жены он узнал верного спутника. В избытке чувств он хотел броситься в объятия своей жены, но она, отстранив его, сказала:
– До сих пор я была богатырь-женщина; но, найдя богатыря-мужчину, превосходящего меня своей силой, я покоряюсь ему, бросаю свои прежние привычки и возвращаюсь к занятиям, свойственным другим женщинам: домашнему хозяйству, пряже и рукоделию. Я хочу быть слабой женщиной: так будет лучше как для тебя, так и для меня!
На следующее утро чудесное превращение богатырь-женщины стало известно всем жителям. Радовались не только братья Барахуновы, но и их подданные. Все спешили в терем, чтобы поздравить Карабатыр-Занэ, сильного мужчину, и его несравненную жену, слабую женщину.
Среди пиршеств и увеселений протекло несколько дней, а затем счастливая чета, богато одаренная семью братьями Бара-хуновыми, уселась на корабль и отплыла при попутном ветре в родной кале.

Сказка № 1537
Дата: 01.01.1970, 05:33
До занятия кабардинцами Абгаша там, говорят, жили ногайцы. Но перед приходом кабардинцев земля эта была покинута ногайцами и некоторое время оставалась пустопорожней. В это-то промежуточное время один кабардинец приехал в камыши, здесь находящиеся, поохотиться по первому выпавшему снегу. Только он приблизился к камышам, как видит на снегу следы семи собак и одного верхового. Недоумевая, кто бы мог сюда приехать, так как места эти были опасные и редко кем посещаемые, кабардинец «взял следы» и поехал по ним, но не по тому направлению, куда они пошли, а обратно, откуда они шли. Все не покидая следов, он въехал в камыши, где в самой гуще встретил небольшую ногайскую кибитку. Когда он подъехал к ней, оттуда вышла к нему девушка и, приветствуя, пригласила его в кибитку. На вопрос его: «Есть ли тут стражник?» – девушка отвечала, что «он поехал на ловлю того, кого не могли бы догнать семь скакунов».
Тогда кабардинец, желая узнать, кто бы мог быть этот поселившийся в пустыне с одной девушкой человек, слез с коня и зашел в кибитку с намерением дождаться охотника, который поехал с борзыми на ловлю зайцев и лисиц. Пока девушка приготовляла гостю закуску, возилась над огнем, вернулся и хозяин кибитки с несколькими затравленными зайцами и лисицами. Оказалось, что это был бедный старик ногаец, который при перекочевке его племени, не имея средств последовать за ним, остался здесь со своей единственной дочерью и кормил себя и дочь тем, что затравливал на охоте семью борзыми собаками – своим единственным достоянием. «Как только немного соберусь с силами, думаю последовать за своим племенем», – заключил старик свой печальный рассказ. Дочь старика понравилась кабардинцу, и он вознамерился теперь же предложить старику выдать ее за него, а самому, чем ехать вдаль к своему племени, переселиться к нему, где он проживет старость без нужды. Отказываясь от предложения кабардинца на счет переселения, старик ответил, что он препятствовать не будет, если дочь согласна за него идти. Дочь же сказала, что пойдет за него, если только он не откажет снабдить старика, ее отца, средствами для возвращения на родину.
– Одному старику потребуется немного, ему будет достаточно, если дать ему денег, сколько вместится в этот кошелечек, – сказала девушка, достав из-за пазухи небольшой кошелек и передавая его кабардинцу.
Видя, как мал кошелек, кабардинец сказал, что наполнить его дело пустое и что он съездит только домой и тотчас привезет кошелек, наполненный серебром. Вернувшись домой, он насыпал в кошелек все серебро, какое имел дома, но в кошельке не заметно было никакой перемены: он был, казалось, таким же пустым, каким был привезен. Занял кабардинец у соседа серебро, сколько у того оказалось, насыпал и то в кошелек; но он все такой же пустой, как и вначале. Занял у третьего, четвертого, наконец, объездил всех знакомых, родных – словом, побывал везде, где только рассчитывал найти какое-либо серебро, клал все найденное в кошелек, но тот нисколько не заполнялся.
Наконец, приехал он, совершенно уже отчаявшись наполнить когда-либо кошелек, к одному кабардинцу, который был женат на сестре ногайки, давшей ему этот кошелек. Услышав странное свойство кошелька и потом увидев его, женщина эта сказала:
– Я узнаю его, это кошелек моей сестры, негодной ведьмы. Не зная его секрета, ты не наполнишь его серебром всего мира. Но я его сейчас наполню.
Взяла она немного земли, насыпала в кошелек, и, когда потом положила туда же одну небольшую монету, кошелек оказался полон. Удивленный кабардинец просил тогда объяснить ему, что это значит. Женщина разъяснила следующее: «Кошелек этот выделан из утробы человеческой; известно, что человеческая утроба не насыщается, не заполняется до тех пор, пока не попадет в нее земля. И кошелек этот обладает тем же свойством. Ты положил в него столько серебра, что, казалось, можно было им наполнить сотни таких кошельков, а между тем кошелек был пуст, как и вначале. Я же, как ты видел, зная его свойство, насыпала в него немного земли, и он наполнился и одной монетой. Теперь, когда ты знаешь его свойство, ты можешь наполнить его, положив ровно столько, сколько пожелаешь».
«Хорошо же, – подумал кабардинец, – покажу я этой негодной ведьме, как обманывать меня». И, приехав домой, он высыпал из кошелька все деньги, какие уже там находились; взятые у других возвратил заимодавцам обратно. Потом из своих денег положил в кошелек столько, сколько он нашел достаточным калымом за ногайку, и поехал к старику ногайцу. Девушка со стариком, приняв кабардинца очень радушно, угостив, спросила, привез ли он назад кошелек. Кабардинец вынул его и положил перед девушкой. Та, взяв кошелек в руки и чувствуя, что он очень легок, быстро высыпала из него деньги и, сосчитав их,сказала:
– Странно, кошелек мой не имел обыкновения столь малым наполняться. – Но, тотчас догадавшись, что, наверное, ее ведьма-сестра объяснила кабардинцу свойство кошелька, не прибавила ничего более.
– Ты исполнил свое обязательство, – сказала потом дочь ногайца, – и я не изменю своему слову, выйду замуж за тебя, хотя рассчитывала на гораздо больший калым. Но в отплату за сыгранную со мной шутку, – продолжала она, обратившись к отцу, – обещаю тебе, отец, я сделаю с ним то, что он будет показываться людям только раз – сперва в течение семи дней, затем семи недель, потом семи месяцев и, наконец, семи лет.
Кабардинец, не пугаясь обещанной ему незавидной бабьей жизни, все-таки взял девушку и женился на ней. Но, говорят, жена так забрала его в руки, что он, действительно, не выходил из своей сакли и не показывался людям, как предсказала она.

Сказка № 1536
Дата: 01.01.1970, 05:33
Жил один богатый шли с женой. Детей у них не было, и они сильно горевали, что остались без наследника.
Однажды к ним во двор зашла женщина. Увидев пши, она сказала:
– Пришла наниматься в батрачки. За работу отдашь мне своего сына, когда он у тебя родится. Другой платы мне не нужно.
Пши поведал об этом хабаре своей жене, а та сказала:
– Давай наймем эту женщину. Двадцать лет у нас не было детей и, наверное, теперь не будет. Нам не нужно будет платить батрачке за работу.
– Давай наймем, – согласился пши, – надоест ей работать бесплатно – сама уйдет.
И они взяли женщину в дом.
– Тогда давайте напишем бумагу, что вы отдадите мне ребенка, когда он у вас появится, – сказала батрачка.
Пши и гуаша согласились – пошли втроем к эфенди и заключили договор на семь лет.
Стала батрачка у них работать. Прошло три года, а на четвертый жена пши понесла и родила мальчика. Назвали его Асланмизом.
Батрачка проработала у пши еще три года, а потом сказала хозяевам:
– Срок кончился, теперь я пойду домой, соберите моего ребенка.
– Не говори так, возьми все, что хочешь, только не забирай у нас сына, – стал просить пши.
– Мне ничего не нужно, кроме него, – сказала батрачка, взяла сына пши и ушла.
Вернулась она домой и стала растить мальчика. Он быстро рос и скоро стал настоящим джигитом.
Однажды утром юноша стоял во дворе. В это время подъехали три всадника и сказали кану батрачки:
– Асланмиз, поехали с нами на охоту!
Джигит отказался, но на другой день они снова позвали его. И на этот раз он отказался ехать с незнакомыми всадниками на охоту. Когда же всадники приехали в третий раз, юноша сказал матери:
– Тян, есть нам нечего, поеду-ка я на охоту, может быть, мне удастся раздобыть что-нибудь.
Мать пошла к пши и попросила у него лошаденку и какое-нибудь старое ружье для сына. Пши дал и ружье и коня.
Когда на другой день те трое приехали и пригласили его, юноша сел на коня и поехал следом за ними. Охотники скакали быстро и вскоре скрылись из виду. Поехал юноша по их следам, но догнать их не смог. Вскоре он увидел, что охотники возвращаются.
– Мы везем и для тебя козу, – сказали они и дали ему козу.
Вернулся парень домой – обрадовалась старуха, что сын привез добычу.
На следующий день снова отправился парень с охотниками. Не успел он даже доехать до того места, где в первый день встретил своих попутчиков с добычей, как увидел, что его новые друзья уже едут обратно. И на этот раз они дали ему козу, и он вернулся домой с добычей.
И на третий день он отправился с охотниками, но его конь снова отстал, и они потерялись из виду. Встретил их юноша только тогда, когда они возвращались обратно. Как и раньше, они дали ему козу.
Приехав домой, юноша пожаловался матери:
– Тян, чужие дают мне добычу, и я приношу ее тебе, но сам ничего не могу добыть, потому что у меня никудышный конь. Мне нужен хороший конь.
– Где я найду тебе коня? – заплакала женщина. – У единственного в ауле шли я выпросила эту лошаденку, на которой ты сидишь!
На другой день утром женщина рассказала соседке о своем разговоре с сыном и о том, что он просит хорошего коня. Услышал этот разговор один старик. Он велел батрачке зайти к нему в дом.
Когда женщина пришла, старик сказал:
– Я слышал о твоем горе и хочу помочь тебе. Ты пойди к пши – отцу парня – и попроси у него коня. Тот согласится,скажет: «Конечно, дам вам коня», и пошлет его к своему табуну. У пши лучший конь – старый чалый, и твой сын должен просить его. Пши станет говорить, что не подобает дарить старого чесоточного коня, и предложит вместо него полтабуна. Тут твой сын должен сделать вид, будто уходит, и сказать при этом; «Я не виноват, что прошу у тебя чалого коня – виноват тот, кто сказал мне об этом». Тогда он получит чалого коня.
После этого пши поведет вас туда, где хранится его оружие. В углу будет лежать старое заржавевшее седло и старый ржавый меч – они-то и нужны твоему сыну. Другого ничего брать не надо.
– Спасибо тебе, добрый человек, – сказала женщина и быстро пошла домой.
Вернувшись, она рассказала сыну все, что сказал ей старик.
Отправились они к пши – впервые после долгих лет разлуки встретились отец с сыном. Пши обрадовался, когда увидел красивого и статного джигита.
– Дай коня и снаряжение для моего сына, – сказала старуха.
– Хорошо, с удовольствием дам, – ответил пши. – У меня семь табунов, пусть идет и выберет такого коня, какого захочет.
Пши позвал табунщиков и сказал им, чтобы они пригнали лошадей. Пригнали первый табун – посмотрел юноша, но не нашел коня, какой ему был нужен.
– Здесь нет подходящего мне коня, – сказал он отцу.
– Пригоните второй табун, – распорядился пши. Пригнали второй табун. Парень осмотрел и этот табун, нои там не оказалось нужного ему коня.
В табунах пши кони были словно на подбор, и пши был сильно удивлен – какого же коня ищет юноша?
Так посмотрел парень все семь табунов, но не нашел того, что искал. Тогда пши велел табунщикам собрать всех его коней – и хороших и плохих. Когда табунщики собрали и пригнали всех коней, среди них и оказался тот чесоточный старый чалый, какого искал юноша. Он подошел к чалому и сказал:
– Вот этот конь годится для меня. – И поймал его.
– Разве этот конь – для тебя? Люди станут говорить: «Когда он пошел к отцу, тот из семи табунов дал сыну единственного чесоточного коня». Неужели ты не нашел лучшего коня, чем этот? Зачем ты позоришь меня – хочешь, бери целый табун, но не этого негодного коня, – сказал пши.
– Мне не нужен другой конь, я выбрал этого и возьму только его, – ответил сын.
– Не говори так, не позорь меня. Хотя я тебя и не воспитал, я отец тебе, – сказал пши.
– Я выбрал того коня, какой мне нужен. Если не дашь его мне, не хочу из твоего табуна лошадей. Я не виноват, что прошу у тебя чалого – виноват тот, кто сказал мне об этом.
Тут пши все понял и произнес:
– И правда, ты не мог знать о чалом коне. Пусть бог разорит семью того, кто сказал тебе это!
Пши отдал сыну чалого, и они пошли за оружием. Юноша получил то, что хотел – старый ржавый меч и заржавевшее седло, – и вместе с матерью вернулся домой.
Пошли они к тому старику, который отправил их к пши, оставили у него и коня и оружие.
– Когда можно будет садиться на этого коня, я позову тебя, – сказал старик, – а теперь идите домой.
После того как мать с сыном ушли, он хорошо выкупал коня и поставил его в подвал. Стал кормить его отборными кормами. Через месяц коня нельзя было узнать.
Седло и меч вычистили до блеска. Вскоре старик позвал юношу к себе.
– Если ты будешь настоящим джигитом, этот конь будет достоин тебя, – и он отдал парню коня и снаряжение.
Привел джигит коня домой. А те охотники, которые приглашали его каждое утро на охоту, по-прежнему проезжали мимо дома юноши и каждый раз звали его с собой.
Асланмиз приготовил коня и седло и, когда они позвали его на рассвете, выехал вместе с ними. Быстро перегнал он своих спутников, а потом ускакал так далеко, что те потеряли его из виду. Убил он четырех коз, вернулся обратно и встретил своих спутников там, где и раньше встречал их.
– Вот ваши козы, – сказал он и отдал им по нозе, а сам вернулся домой.
– До этого дня, мать, я приносил то, что давали мне другие охотники. Сегодня я привез то, что добыл сам. Конь у меня теперь подходящий, – сказал он матери.
Так он ездил три утра подряд. На четвертое утро во время охоты он увидел золотую козу. Прицелился он было, да жалко ему стало убивать такую красивую козу. Он решил поймать ее и погнался за ней. Казалось, коза уже совсем близко, но в тот же миг она уходила дальше. Коза перепрыгнула через скалу, юноша – следом за ней, и вдруг он упал с коня.
Долго лежал он без памяти, а когда очнулся, коня рядом не было, и он не мог понять, где находится. Пошел в ту сторону, где, как ему казалось, должен быть их аул. Долго он шел, устал и проголодался. Вдруг он увидел у подножия горы колодец с журавлем. Подошел он к нему и стал ждать, когда кто-нибудь придет сюда. Через некоторое время он услышал чье-то пение, а потом – плач. Юноша удивился – не мог понять, что это значит. Вскоре он увидел, как к колодцу подошел великан.
Он привязал к журавлю лагуп и опустил журавль, чтобы достать из колодца воды.
Асланмиз остановил его.
– Подними меня на гору, – попросил он великана. – Нет, не подниму, нельзя тебе туда, – ответил тот.
– Поднимай, а то не позволю тебе взять воды. Асланмиз держал руками журавль.
– Ну, если тебе нужно обязательно подняться, садись в лагуп – подниму.
Юноша сел в лагуп. Великан занес его на гору, а потом набрал воды. Дальше пошли они вместе.
– Ты когда шел сюда, то пел, то плакал. Скажи мне, почему ты так делал? – спросил юноша.
– Хорошо. Я отвечу тебе и объясню, почему не хотел поднимать тебя. Я – раб иныжа и сам из иныжей. Когда я вспоминаю, что я из иныжей, начинаю плакать, а когда вспоминаю, что делает мой хозяин-иныж с людьми, начинаю петь, радуясь тому, что я еще жив. Вот почему я не хотел поднимать тебя. Увидит тебя мой хозяин – непременно погубит. Сейчас он спит, а для него варят быка – он съест его, когда проснется. На закуску ему будет дочь аульного пши – сегодня пришел ее черед.
– Ну что ж, погибну от него, так погибну, я такой же, как и те, что уже стали его жертвами, – сказал джигит и пошел прямо туда, где готовили пищу.
– Я голоден, дайте мне чего-нибудь поесть, – попросил он.
– Ничего не можем дать. Если иныж узнает, что дали тебе хоть что-нибудь, убьет и тебя и нас, – ответили ему.
– Тогда скажите ему, что я силой отнял у вас еду, – сказал юноша, вытащил из котла бычью ногу, придвинул к себе другие блюда и досыта наелся.
Когда иныж проснулся и ему отнесли ужин, он увидел, что не хватает бычьей ноги.
– Где бычья нога? – спросил он у повара.
– Какой-то юноша зашел, отнял ее и съел, – ответил он. – А где этот юноша?
– Сидит на крыльце.
– Позовите его сюда, – сказал иныж и послал за юношей.
– Тебя зовет иныж, – сказали ему.
Юноша зашел к иныжу, но тот даже не встал в знак уважения к гостю.
– Заходи, заходи, маленький человек, ты хорошо ешь, дайка мне твою руку!
Иныж протянул правую руку. Юноша выхватил меч и отрубил ее. Тогда иныж протянул левую руку, но и она тотчас отлетела. Хотел иныж схватить джигита зубами, но тот снес ему голову.
Иныж надеялся, что его не одолеет меч маленького человека, но у Асланмиза был необычный меч – он мог перерубить даже железо и камень.
Вышел джигит во двор и увидел, что привезли дочь пши, которой должен был закусить иныж. Она безутешно рыдала, но повара сказали ей:
– Ты приехала в добрый час – парень, что сидит на крыльце, убил иныжа. Ты можешь ехать обратно!
Обрадованная девушка подошла к юноше, поблагодарила его и пригласила в свой аул.
Асланмиз отказался от приглаотения, сказав, что он в пути и у него есть дела.
Дочь пши повезли домой. Когда пши увидел, что его дочь возвращается обратно, он заплакал со страху и послал гонцов, чтобы они вернули арбу к иныжу.
– Иныж погубит нас всех, если не получит девушки, пусть едут к иныжу, – велел он передать аробщикам.
Но те сказали, что какой-то джигит убил иныжа.
– А где же он? – спросил пши.
– Мы приглашали его, но он не захотел ехать с нами, – отвечали аробщики.
– Разве такого человека отпускают! Быстро приведите его сюда! – приказал пши.
– Найти его не просто. Если спрашивать, кто убил иныжа, он не признается. Я заметила, что, когда он идет, остается след в виде полумесяца, – сказала дочь пши.
Поехали за юношей, догнали его и стали просить:
– Вернись вместе с нами, без тебя пши не пустит нас обратно!
– Ради вас поеду, – сказал Асланмиз и приехал к пши. Когда вернулись, пши устроил джегу в честь спасителя дочери, а потом сказал:
– Я построю тебе такой нее дом, как у меня, и отдам тебе в жены свою дочь, не уезжай от нас.
Юноша задумался. «Я не знаю, куда еду. Наверное, лучше мне остаться», – решил он.
Асланмиз остался, построили ему хороший дом, отдали в жены дочь пши.
Зажили они в счастье и согласии.
Однажды перед заходом солнца, когда джигит стоял у своих ворот, мимо проходило какое-то войско. Всадник, ехавший впереди войска, крикнул:
– Аеланмиз, если ты такой, как о тебе говорят, поехали с нами!
Войско проехало. Грустный вошел Асланмиз в дом. Жена заметила, что муж загрустил.
– Скажи мне, что тебя огорчило? – спросила она.
– Сейчас мимо нас прошло войско, и меня пригласили поехать с ним, но у меня нет ни коня, ни оружия, не могу я с ними ехать. Вот что меня огорчило, – сказал Асланмиз.
– Это не беда. Если у отца что-то есть, так это кони и седла. Сейчас тебе все доставят.
Сказала она отцу, что Асланмизу нужны конь и седло.
– Разве об этом нужно спрашивать? Все, что у нас есть, – его, – сказал пши.
Быстро привели джигиту коня, принесли седло. Сел он на коня и поехал за войском. Вскоре он догнал его и увидел, что всадники едут в три ряда, а его чалого коня, на котором он выехал на охоту, ведут под уздцы.
– Это мой конь, отдайте его мне! – попросил он.
– Я сам не могу этого сделать. Если наш предводитель скажет «отдай», я отдам, – сказал тот, кто вел коня.
– А как спросить у предводителя?
– Надо сказать всаднику, который едет впереди нас, он передаст тому, кто едет впереди него, и так дойдет до предводителя. Его решение таким же путем передадут нам.
Вскоре пришел ответ предводителя, и коня отдали юноше. Пересел он на своего чалого и продолжал путь.
Скоро проехали джигиты лесную чащу и выехали на красивую поляну. Здесь они разделились на два отряда. К Асланмизу подъехал предводитель войска.
– Коли ты такой, как о тебе говорят, не сходи с места, что бы ни случилось, – сказал он.
Ночью отряды сразились. Погибли все воины – в живых остался один предводитель. Он подъехал к джигиту и сказал:
– Аферем , ты и вправду такой, как о тебе говорят! Снял он с его головы шапку и собрался уезжать. Догналего Асланмиз и забрал свою шапку.
Схватился он с предводителем войска, и сражались они весь день. Вечером предводитель сказал:
– Если ты такой, как о тебе говорят, завтра утром будь на этом месте. – И уехал. Асланмиз был сильно изранен.
Утром предводитель приехал, привез суяук воды, дал джигиту умыться, попить воды, как следует накормил его. После этого они снова начали сражаться и бились до вечера. Асланмиз сражался без кольчуги, и все тело его было покрыто ранами.
Когда наступил вечер, предводитель войска опять сказал:
– Если ты такой, как о тебе говорят, и завтра будь на этом месте!
Ночью джигит вытащил из своего тела стрелы. Утром предводитель приехал, дал ему умыться, накормил его. У юноши уже не было стрел, поэтому противник дал ему столько стрел, сколько нужно было на день сражения.
Стали они сражаться и снова бились до вечера. Асланмиз был весь изранен. Привязал его предводитель к коню и привез домой.
Старушка, сидевшая у ворот, увидела юношу, привязанного к коню.
– Я велела тебе доставить его живым, а не бездыханным, привязанным к коню! – рассердилась она.
Она сняла джигита с коня, отнесла его в дом, промыла его раны и наложила повязки. Три месяца лечила она его, и наконец он стал выходить из комнаты.
Находясь во дворе, Асланмиз видел, как каждое утро со двора выезжали три всадника, а вечером возвращались обратно. Он спросил у старухи:
– Каждое утро с этого двора выезжают три всадника. Куда они едут?
– Они едут на охоту, сынок, – ответила старуха.
– Тогда разреши и мне поехать с ними, – попросил юноша.
– Твой конь стоит в подземелье, можешь сесть на него и ехать.
Обрадовался джигит, что конь его жив.
На другое утро он встал раньше того времени, когда выезжают всадники, и приготовился в путь.
На рассвете всадники выехали со двора и юноша вместе с ними. Скакали они целый день и к вечеру прибыли к охотничьему шалашу.
Спешились, расседлали коней. Спутники сказали юноше:
– Уже темнеет. Пойди в лес, добудь чего-нибудь на ужин. Пошел он в лес, убил козу, принес ее, освежевал, изжарилмясо на огне.
Сели охотники, поели, не сказали джигиту: «Садись с нами!», а сам он без приглашения не стал есть.
После ужина охотники пошли в шалаш и легли спать, юноше не сказали: «Ложись с нами!», а без приглашения он сам в шалаш не вошел.
Утром юноша оседлал всех коней, и охотники продолжали путь. Снова ехали целый день и к вечеру приехали ко второму шалашу.
Спешились, расседлали коней. Спутники вновь сказали юноше:
– Уже темнеет. Пойди в лес, добудь чего-нибудь на ужин, поедим и отдохнем.
Пошел Асланмиз в лес, убил козу, принес ее, освежевал, изжарил мясо на огне.
И в этот раз сели охотники одни, поели, но не сказали юноше: «Садись с нами», а без приглашения он не стал есть.
После ужина охотники пошли в шалаш и легли спать, юноше не сказали: «Ложись с нами», а без приглашения он сам не пошел.
На другое утро Асланмиз оседлал всех коней, и они снова выехали в путь. И на этот раз ехали целый день, а к вечеру приехали к охотничьему шалашу.
Спешились, расседлали коней. Спутники опять сказали юноше:
– Уже темнеет. Пойди в лес, добудь чего-нибудь на ужин, поедим и отдохнем.
Пошел парень в лес, убил козу, принес ее, освежевал, изжарил мясо на огне.
Сели охотники, поели, а юноше и на этот раз не сказали: \"Поешь с нами!\"После ужина охотники пошли в шалаш и легли спать, в третий раз не пригласив юношу.
Сидит Асланмиз у костра, думает: \"Что за люди, с которыми я еду? За три дня ни разу не сказали мне: \"Поешь или «Отдохни , Как только они заснут, войду в шалаш и узнаю, кто они такие».
Когда прошло некоторое время, Асланмиз вошел в шалаш и стал ощупывать крайнего охотника. Он нащупал женскую грудь. Тут женщина схватила его за руки и переломила ему мизинец.
На другое утро охотники встали, и один из них стал седлать коней.
– Что ты делаешь, разве ты хагрей?*, – удивились другие.
– Парень уже узнал, что мы женщины, теперь нам надо возвращаться назад, – ответила та, которая ночью переломила палец джигиту.
Теперь юноша ехал в середине, а девушка, которой он коснулся ночью, поехала слева – теперь она, как младшая, должна была обслуживать своих спутников.
Когда вечером сделали привал на обратном пути, девушка пошла в лес, добыла козу, приготовила ужин. Юноше отдавали лучшие куски мяса, в знак уважения в его присутствии не садились..
На четвертый день приехали домой, и девушки рассказали старушке матери обо всем, что произошло с ними в пути.
Старушка отдала младшую дочь в жены юноше и сказала ему:
– Ты помнишь, когда ты был молод и жил у своей матери, мимо вашего двора каждое утро проезжали три всадника и приглашали тебя на охоту – это были мои дочери. Золотая коза, за которой ты погнался, моя старшая дочь, которая владеет даром волшебства. Предводитель войска, которого ты видел, – я. С тобой сражалась и привезла тебя сюда моя старшая дочь. Уже много лет мы следим за тобой. Усареж* сказал нам, что только ты можешь одолеть нашего врага – иныжа, от руки которого погибли Мой муж и сыновья. Он похитил дочь моей сестры и сделал ее своей унауткой. Мои дочери, с которыми ты ездил, много раз отправлялись в поход, чтобы уничтожить иныжа, но не могли с ним справиться. Он погибнет лишь в том случае, если его удастся ослепить, и только твоим мечом. Вот почему мы так долго следили за тобой – помоги нам отомстить за нашу кровь. Завтра вы должны выехать на рассвете, чтобы приехать к обеду – в это время иныж спит. Когда въедете в его двор, увидите там женщину – это дочь моей сестры. Ни она, ни иныж не узнают тебя – узнает конь иныжа, который стоит в медной конюшне, он и разбудит хозяина. Но прежде чем иныж выйдет из дому, схвати девушку и скачи со двора.
Иныж погонится за тобой и догонит тебя: он предложит тебе сразиться. Вот тебе стрела с раздвоенным наконечником – постарайся попасть ему в глаза, и он будет повержен, – закончила старуха.
Взял джигит стрелу с раздвоенным наконечником и вместе с дочерьми старухи выехал в путь.
Когда они приблизились к аулу, где жил враг, Асланмиз оставил старшую дочь старухи у околицы, а сам въехал в аул.
Почуял конь иныжа, что приехал джигит, стал метаться в медной конюшне, громко заржал. Тем временем Асланмиз схватил девушку, стоявшую во дворе, посадил ее на коня и поскакал. Когда он достиг околицы, то отдал ее старшей дочери старухи. В это время его нагнал иныж, и они схватились. Решили сражаться стрелами – отмерили тридцать шагов, приготовились к бою.
– Стреляй, – сказал иныж.
– Я стрелять не буду, это ты выехал сражаться со мной. Отдаю тебе право стрелять первым, – ответил джигит.
Испугался иныж, но не подал виду:
– Ну что ж, раз уступаешь, я буду стрелять первым. Держи большой палец на лбу, – сказал иныж.
Асланмиз поставил большой палец на лоб. Иныж выстрелил и легко ранил его.
– Теперь моя очередь стрелять. Поставь большой палец на лоб, – сказал юноша.
Иныж поставил палец на лоб, Асланмиз хорошенько прицелился и выпустил стрелу с раздвоенным наконечником. Концы стрелы вонзились в глаза иныжа. В тот же миг джигит вскочил на своего коня, подлетел к иныжу и ударил его изо всех сил мечом. Он разрубил его кольчугу, но не коснулся его тела. Теперь иныж схватил коня джигита за хвост и не отпускал. Тогда джигит соскочил с коня и стал биться мечом. В конце концов иныж упал замертво. Асланмиз снес ему голову, привязал к седлу, наполнил кровью великана сулук и тоже привязал его к седлу.
Вернулся он к старухе – выбежала она ему навстречу, взяла сулук и выпила всю кровь. Потом взяла голову иныжа и, зажарив ее, съела.
- Ох-ох, стало легче у меня на душе, – сказала она. Приехали они во двор иныжа и забрали все золото и другиеего богатства.
Однажды ночью юноша лег спать и тяжело вздохнул.
– Что огорчает тебя? – спросила его жена.
– У меня еще есть жена, но она уже давно не знает, где я и что со мной. Это меня и печалит.
– Очень хорошо, что у тебя еще есть жена, надо ее найти. Утром женщина рассказала матери о том, что беспокоит еемужа. Та сказала:
– Надо вам ехать к первой жене.
Приготовились они в дорогу, взяли с собой столько золота, сколько могли довезти их кони, и поехали.
Встретили их с почетом – пши, как и в первый раз, устроил в честь зятя большое джегу, обрадовался его возвращению.
Зажил Асланмиз с женами мирно и счастливо.
Прошло немного времени, и однажды джигит опять тяжело вздохнул.
Жены спросили его:
– Чем мы тебя огорчаем, чем ты недоволен, скажи нам?!
– Я доволен своей жизнью, вы меня ничем не огорчаете, но меня печалит, что я давно не видел свою мать и не знаю, что с ней. Однажды я выехал на охоту и с тех пор не возвращался домой. Я не знаю, как она живет, и она не знает, что со мной, – ответил муж.
– Не печалься, – сказали жены.
Дочь пши пошла к отцу и сказала ему, что ее муж хочет поехать к своей матери.
– Если хочет, он может уехать, не спрашивая меня, но спасибо ему, что он спрашивает. Хотите – поезжайте с ним, – сказал пши.
Дал он столько богатства, чтобы хватило им на всю жизнь, дал много сопровождающих и сам проводил их до границ своего края.
Приехал Асланмиз в родной аул и нашел мпть в нищете и в грязи. Его жены нагрели воды, выкупали старушку, одели ее в чистую одежду.
Вскоре он построил хороший дом и матери и себе. И стали они жить дружно, не доставляя матери ни забот, ни огорчений.

Перепубликация материалов данной коллекции-сказок.
Разрешается только с обязательным проставлением активной ссылки на первоисточник!
© 2015-2022