• Канал RSS
  • Обратная связь
  • Карта сайта

Статистика коллекции

Детальная статистика на
21 Мая 2018 г.
отображает следующее:

Сказок:

6543+0

Коллекция Сказок

Сказилки

Сказки Индонезийские

Сказки Креольские

Сказки Мансийские

Сказки Нанайские

Сказки Нганасанские

Сказки Нивхские

Сказки Цыганские

Сказки Швейцарские

Сказки Эвенкийские

Сказки Эвенские

Сказки Энецкие

Сказки Эскимосские

Сказки Юкагирские

Сказки Абазинские

Сказки Абхазские

Сказки Аварские

Сказки Австралийские

Сказки Авторские

Сказки Адыгейские

Сказки Азербайджанские

Сказки Айнские

Сказки Албанские

Сказки Александра Сергеевича Пушкина

Сказки Алтайские

Сказки Американские

Сказки Английские

Сказки Ангольские

Сказки Арабские (Тысяча и одна ночь)

Сказки Армянские

Сказки Ассирийские

Сказки Афганские

Сказки Африканские

Сказки Бажова

Сказки Баскские

Сказки Башкирские

Сказки Беломорские

Сказки Белорусские

Сказки Бенгальские

Сказки Бирманские

Сказки Болгарские

Сказки Боснийские

Сказки Бразильские

Сказки братьев Гримм

Сказки Бурятские

Сказки Бушменские

Сказки в Стихах

Сказки Ведические для детей

Сказки Венгерские

Сказки Волшебные

Сказки Восточные о Суде

Сказки Восточные о Судьях

Сказки Вьетнамские

Сказки Г.Х. Андерсена

Сказки Гауфа

Сказки Голландские

Сказки Греческие

Сказки Грузинские

Сказки Датские

Сказки Докучные

Сказки Долганские

Сказки древнего Египта

Сказки Друзей

Сказки Дунганские

Сказки Еврейские

Сказки Египетские

Сказки Ингушские

Сказки Индейские

Сказки индейцев Северной Америки

Сказки Индийские

Сказки Иранские

Сказки Ирландские

Сказки Исландские

Сказки Испанские

Сказки Итальянские

Сказки Кабардинские

Сказки Казахские

Сказки Калмыцкие

Сказки Камбоджийские

Сказки Каракалпакские

Сказки Карачаевские

Сказки Карельские

Сказки Каталонские

Сказки Керекские

Сказки Кетские

Сказки Китайские

Сказки Корейские

Сказки Корякские

Сказки Кубинские

Сказки Кумыкские

Сказки Курдские

Сказки Кхмерские

Сказки Лакские

Сказки Лаосские

Сказки Латышские

Сказки Литовские

Сказки Мавриканские

Сказки Мадагаскарские

Сказки Македонские

Сказки Марийские

Сказки Мексиканские

Сказки Молдавские

Сказки Монгольские

Сказки Мордовские

Сказки Народные

Сказки народов Австралии и Океании

Сказки Немецкие

Сказки Ненецкие

Сказки Непальские

Сказки Нидерландские

Сказки Ногайские

Сказки Норвежские

Сказки о Дураке

Сказки о Животных

Сказки Олега Игорьина

Сказки Орочские

Сказки Осетинские

Сказки Пакистанские

Сказки папуасов Киваи

Сказки Папуасские

Сказки Персидские

Сказки Польские

Сказки Португальские

Сказки Поучительные

Сказки про Барина

Сказки про Животных, Рыб и Птиц

Сказки про Медведя

Сказки про Солдат

Сказки Республики Коми

Сказки Рождественские

Сказки Румынские

Сказки Русские

Сказки Саамские

Сказки Селькупские

Сказки Сербские

Сказки Словацкие

Сказки Словенские

Сказки Суданские

Сказки Таджикские

Сказки Тайские

Сказки Танзанийские

Сказки Татарские

Сказки Тибетские

Сказки Тофаларские

Сказки Тувинские

Сказки Турецкие

Сказки Туркменские

Сказки Удмуртские

Сказки Удэгейские

Сказки Узбекские

Сказки Украинские

Сказки Ульчские

Сказки Филиппинские

Сказки Финские

Сказки Французские

Сказки Хакасские

Сказки Хорватские

Сказки Черкесские

Сказки Черногорские

Сказки Чеченские

Сказки Чешские

Сказки Чувашские

Сказки Чукотские

Сказки Шарля Перро

Сказки Шведские

Сказки Шорские

Сказки Шотландские

Сказки Эганасанские

Сказки Эстонские

Сказки Эфиопские

Сказки Якутские

Сказки Японские

Сказки Японских Островов

Коллекция Сказок
[ Начало раздела | 4 Новых Сказок | 4 Случайных Сказок | 4 Лучших Сказок ]







Сказки Шотландские
Сказка № 2749
Дата: 01.01.1970, 05:33
Когда Малькольм, король скоттов, опустошал жестокой резней Нортумбрию, он сохранял в то же время мир с Гексамской обителью, ради славы святых, что почили в ней. Но когда, по одному случаю, его посланцы попали рядом с землями этой обители к разбойникам и возвратились к королю ограбленные и израненные, они возложили вину за эту жестокость на неповинных людей. И король был взбешен и разъярен этим обвинением и поклялся, что за такую неблагодарность он полностью уничтожит само это место и людей.
Итак, по приказу короля пришло туда жестокое воинство, охочее до грабежа, проворное в резне, алчущее злодейства, безжалостное к мольбе и ненасытное в жадности.
И гнев короля не утаился от людей Гексама. Но что им было делать? Не было у них ни сил, чтобы сопротивляться, ни крепости, чтобы укрыться, ни поддержки в союзе с какими-нибудь вассалами; одна и единственная надежда была у всех на многократно испытанную доблесть святых. К обители, стало быть, собрались юноши и девушки, старики и дети, женщины и младенцы, чтобы либо избавиться божественной силою, либо наверняка быть убитыми перед мощами святых.
Уже прибыл туда король с сильным войском; уже занял он область, прилегающую к реке Тайн, и насытил бы свою жестокость, однако ночь наступила и помешала ему переправиться.
Но священник, который был при обители, послал некоторых из духовенства с мощами святых к королю – чтобы очиститься от обвинения, выдвинутого против них, и вымолить мир для неповинных людей.
Король был в гневе; он призвал своих галлоуэйских вассалов, более жестоких, чем прочие, и сказал, чтобы посланцы слышали: - Как только рассветет, переправьтесь через реку и нападите на них; пусть глаз ваш не щадит и не жалеет ни звания, ни пола, ни возраста. Что не сможет меч, пусть уничтожит огонь; ничего чтоб от них не осталось.
Сказав так, он гневно велел посланцам возвратиться. И когда они возвратились и сообщили, что услышали, поднялось жалостное смятение: великий крик, плач и причитание.
Итак, уже рассвет покончил с тенями ночи, наступив раньше чем обычно, и отнял последнюю надежду на спасение, которую они питали; и вдруг – смотрите! – с запада поднялся туман и заполнил собой все русло реки, от ее истока до устья. И, постепенно накапливаясь, он за короткое время стал таким плотным и густым, что случись кому вытянуть свою правую руку, ее поглотила бы мгла, и она сделалась бы невидимой.
Галлоуэйцы, стало быть, вошли в туман и, пройдя какими-то пустырями, переправились через реку на западе; вышли на дорогу, что ведет в Кумбрию, а к вечеру обнаружили себя на границе своей собственной области.
Король ждал галлоуэйцев, которых послал, и отхода тумана, который возненавидел; и он был в сомнении, что ему делать. Когда же туман поднялся и открыл то, что скрывал, – река разлилась внезапным половодьем и на три дня воспрепятствовала предприятию короля.
Тогда король собрал свою знать и сказал:
- Что нам делать? Давайте уйдем отсюда, ибо эти святые пребывают дома.

Сказка № 2748
Дата: 01.01.1970, 05:33
В стародавние времена жила-была маленькая принцесса по имени Золотое Деревце, и была она такая красавица девочка, какой свет не видывал.
Мать ее умерла. Отец нежно любил дочку и всячески старался ей угодить, так что она жила очень счастливо. Но вот король вздумал снова жениться, и тогда настали для принцессы тяжелые дни.
Вторая жена короля, - а ее, как ни странно, звали Серебряное Деревце, - тоже была красавица, но уж очень завистливая. Вечно она боялась увидеть женщину, что затмит ее своей красотой. Падчерицу она сразу невзлюбила за ее прекрасное лицо, и когда глядела на нее, все себя спрашивала: \"Неужто люди думают, что Золотое Деревце краше меня?\" Да она в глубине души и сама так думала, а потому часто обижала падчерицу.
Как-то раз, когда принцесса Золотое Деревце уже совсем выросла и стала девушкой на выданье, она вместе с мачехой пошла погулять в одно глубокое ущелье. На дне этого ущелья под деревьями был небольшой родник, и вода в нем была такая прозрачная, что хорошо отражала лицо каждого, кто над ним наклонялся. Гордая королева любила ходить к этому роднику и смотреть на свое отражение.
В тот день она опять наклонилась над родником и увидела, как в нем почти у самой поверхности воды снует маленькая форель.
- Форель, форель, ответь мне на один вопрос, - сказала ей королева. - Правда, что краше меня нет женщины на свете?
- Есть! - быстро ответила форель и подпрыгнула над водой, чтобы поймать мушку.
- Кто же это? - спросила королева в досаде. Ведь она ожидала совсем другого ответа.
- Конечно, падчерица твоя, принцесса Золотое Деревце, - ответила форель.
Лицо у завистливой королевы потемнело от гнева, и она бросила такой злобный взгляд на падчерицу - та собирала цветы невдалеке, - что рыбка испугалась и нырнула поглубже.
\"А вдруг люди тоже скажут, что эта девчонка краше меня!\" - думала королева. И она так разозлилась, что совсем потеряла власть над собой. Вернулась домой, убежала в свою спальню и бросилась на кровать, жалуясь, что тяжело заболела.
Напрасно принцесса Золотое Деревце спрашивала мачеху, что с нею и чем можно ей помочь. Королева не позволяла падчерице даже дотронуться до нее и отталкивала ее от себя, словно что-то мерзкое. Наконец принцесса, очень опечаленная, вышла из королевской спальни и оставила мачеху одну.
Вскоре вернулся с охоты король и сразу же спросил про жену. Ему сказали, что она внезапно занемогла и лежит в своей опочивальне. К ней уже вызывали придворного лекаря, но ни он, ни другие люди не могут понять, что с ней такое.
Король очень встревожился, потому что любил жену. Он подошел к ее постели и спросил, как она себя чувствует, и что надо сделать, чтобы облегчить ее страдания.
- Ты можешь сделать лишь одно, - ответила королева резким голосом, - и только это может меня спасти, но я хорошо знаю, что ты не согласишься.
- Неправда! - сказал король. - Я не заслужил этих слов. Ты знаешь, что я готов дать тебе все - даже половину своего королевства.
- Так дай мне съесть сердце твоей дочери! - вскричала королева. - А если не дашь, я умру, умру очень скоро!
Она проговорила это так горячо и так странно посмотрела на мужа, что бедный король сразу подумал: \"Да она помешалась!\"
Не зная, что делать, он, растерянный, вышел из спальни и пошел по коридору. И вдруг вспомнил: как раз в этот самый день сын одного могущественного короля приехал из заморской страны свататься к его дочери.
\"Вот и хорошо! - подумал король. - Этот брак мне по душе, и я нынче же прикажу сыграть свадьбу. Дочь моя покинет нашу страну здравой и невредимой. А я отправлю человека в горы с приказом убить козла. Сердце этого козла я велю сварить и пошлю жене. Может, она тогда исцелится от своего безумия\".
И вот он призвал к себе заморского принца и сказал ему, что королева внезапно занемогла. От болезни разум у нее помутился, и она возненавидела принцессу. Так что если Золотое Деревце согласна, то лучше всего сыграть свадьбу сегодня же. Тогда странная болезнь королевы, может быть, и пройдет.
Принц очень обрадовался, что невеста досталась ему так легко, а Золотое Деревце тоже была рада расстаться с мачехой, что ее так ненавидела. И вот свадьбу сыграли в тот же день, и молодые отправились за море, на родину принца.
Тогда король послал человека в горы с приказом убить козла, а когда тот вернулся, велел сварить сердце этого козла и отослал его на серебряном блюде в спальню королевы. Злая женщина поверила, что это - сердце ее падчерицы. Съела его и сразу же встала с постели совсем здоровая.
Между тем замужество принцессы оказалось очень удачным. Муж ее, принц, был богатый, могущественный властитель и души в ней не чаял. Так что жили они в любви и согласии.
Почти целый год прошел мирно и тихо. Принцесса счастливо жила в своем новом доме. А королева тоже была довольна - ведь она думала, что падчерицы ее нет на свете.
Но вот королева как-то раз снова пошла гулять в ущелье к роднику, чтобы посмотреть на свое отражение в воде.
И случилось так, что в роднике опять сновала та же маленькая форель, что плавала тут в прошлом году. Тщеславной королеве опять захотелось задать ей вопрос, - она думала, что теперь-то уж услышит желанные слова. И вот она наклонилась над водой и спросила:
- Форель, форель, правда, что краше меня нет женщины на свете?
- Нет, есть! - напрямик ответила форель.
- А кто же краше меня? - спросила королева и даже побледнела - до того ей было досадно, что у нее есть какая-то соперница.
- Конечно, падчерица твоего величества, принцесса Золотое Деревце! - ответила форель.
Тут королева сразу успокоилась.
- Ну, если даже и так, - сказала она, - то люди теперь уже не могут на нее любоваться. Ведь скоро год, как она умерла. Я съела ее сердце за ужином.
- Ты в этом уверена, королева? - спросила форель, и глазки ее заблестели. - А по-моему, она год назад вышла замуж за доблестного молодого принца, что явился просить ее руки, и в тот же день уехала с ним за море в его страну.
Как услышала королева эти слова, затряслась от злости. Теперь она поняла, что муж ее обманул. Она встала с колен и пошла прямо домой, во дворец, всячески стараясь скрыть свою ярость. И вот она попросила короля приготовить королевскую ладью.
- Я хочу съездить навестить свою милую падчерицу, - сказала она. - Ведь мы так давно не виделись!
Король удивился этой просьбе, но в то же время обрадовался, что королева перестала ненавидеть его дочь. И он приказал подготовить королевскую ладью к плаванию.
Вскоре ладья уже летела по волнам, и нос ее был повернут к той стране, где жила принцесса Золотое Деревце. За рулем сидела сама королева. Она знала, куда надо направлять ладью, и так спешила поскорее прибыть на место, что никому не давала сесть за руль.
Случилось так, что в тот день принцесса Золотое Деревце осталась дома одна - муж ее уехал на охоту. Она сидела у окна и смотрела на море, как вдруг увидела, что к пристани на всех парусах летит ладья. Принцесса сразу же узнала ее и догадалась, кто в ней сидит.
Тут она чуть не помешалась от страха, - ведь она знала, что не с добром едет к ней королева. Принцесса отдала бы все на свете, чтобы муж ее был дома, но он еще не вернулся с охоты. В отчаянии она побежала в людскую к слугам.
- Ох, что мне делать, что делать? - стонала она. - Я вижу, как по морю плывет к нам ладья моего отца, и знаю, что в ней сидит моя мачеха. А уж она постарается меня убить - ведь она ненавидит меня пуще всего на свете!
Слуги очень любили свою молодую госпожу, потому что она всегда была к ним добра. Они увидели, как бедняжка испугалась, услышали ее жалобы и все столпились вокруг нее, словно затем, чтобы оградить ее от беды.
- Не пугайся принцесса, - говорили они. - Если понадобится, мы будем защищать тебя до последней капли крови. Но чтобы мачеха твоя не околдовала тебя злыми чарами, мы запрем тебя в большой кладовой, той, что с решетками на окнах. Там она до тебя не доберется.
Надо сказать, что кладовая находилась в боковом крыле замка, и дверь у нее была такая прочная, что взломать ее было невозможно. Принцесса знала, что, когда за нею запрут эту толстую дубовую дверь, злая мачеха не сможет ей ничем повредить.
И вот она спряталась в кладовой с решетками на окнах, и слуги заперли ее там.
А королева Серебряное Деревце сошла на берег и направилась к воротам замка. Навстречу ей вышел слуга, и она приказала ему проводить ее к принцессе. Но он только низко поклонился и ответил, что не может выполнить ее приказ, потому что принцесса заперта в кладовой и выпустить ее оттуда нельзя, так как никто не знает, где ключ от двери.
Это была правда: никто в замке и в самом деле не знал, где ключ от кладовой, потому что старик дворецкий привязал его к ошейнику любимой овчарки принца и послал собаку в горы за хозяином.
- Так проводи меня до двери этой кладовой, - приказала королева. - Я хоть одним словечком перемолвлюсь со своей милой дочерью!
И слуга повиновался - он думал, что в этом ничего опасного нет.
- Если ключ и вправду потерян, - сказала злая королева, когда они подошли к толстой дубовой двери, - и ты не можешь выйти ко мне, дорогая моя Золотое Деревце, так хоть просунь свой мизинчик в замочную скважину, мне так хочется его поцеловать!
И принцесса, не чуя беды, просунула свой мизинчик в замочную скважину. Но беда пришла! Вместо того чтобы поцеловать крошечный пальчик принцессы, мачеха уколола его отравленной иглой. А яд в этой игле был такой сильный, что бедная принцесса не успела даже вскрикнуть - замертво рухнула на пол.
Королева услышала, как она упала, и улыбнулась, очень довольная. \"Ну, теперь я смогу сказать, что краше меня нет женщины на свете!\" - прошептала она.
Она вернулась к слуге, что ожидал ее в конце коридора, и сказала ему:
- Я уже поговорила со своей дочерью, а теперь хочу вернуться домой.
Слуга почтительно проводил ее до ладьи, и королева пустилась в обратный путь.
Люди в замке и не подозревали, какая беда случилась с их хозяйкой, пока принц не вернулся домой с охоты. В руке у него был ключ от кладовой - его принесла овчарка.
Принцу рассказали, что в гости приезжала королева Серебряное Деревце, а принцесса от нее спряталась. Но он на это только рассмеялся и сказал слугам, что они поступили правильно. Потом он быстро поднялся по лестнице, чтобы открыть кладовую и выпустить жену на волю.
Но до чего же он испугался, когда отпер дверь и увидел, что жена его лежит на полу и не дышит! Чуть не обезумел от гнева и горя.
Тот яд, каким королева отравила падчерицу, сохранял мертвые тела нетленными. Шло время, а принцесса по-прежнему лежала, как живая. Принц не стал ее хоронить, а положил на покрытое шелком ложе и оставил в кладовой, чтобы иногда приходить и смотреть на нее.
Однако он так страдал от одиночества, что скоро женился во второй раз. Вторая его жена оказалась такой же доброй и ласковой, как и первая, и она тоже стала жить с ним в ладу и согласии. Но кое-что все-таки не давало ей покоя.
Она знала, что в замке, в самом конце одного коридора, есть комната, куда ей войти нельзя, ибо ключ от нее принц всегда носит при себе. Не раз она спрашивала мужа про эту комнату, но он уклонялся от ответа, и она перестала спрашивать, чтобы он не подумал, что она ему не доверяет.
Но однажды принц позабыл запереть дверь в кладовую, и его вторая жена вошла в нее, - ведь муж не запрещал ей туда входить. И вот она увидела принцессу Золотое Деревце на ложе, покрытом шелковым покрывалом. Казалось, будто она спокойно спит.
\"Умерла она или только уснула?\" - подумала вторая жена принца. Она подошла к ложу и стала разглядывать принцессу Золотое Деревце. Но вдруг заметила в ее мизинчике иголку и сразу обо всем догадалась, - ведь она была искусной врачевательницей.
\"Тут свершилось злое дело, - подумала она. - Бьюсь об заклад, что эта игла отравлена, а если нет, так, значит, я ничего не понимаю в людских недугах\". И она осторожно вытащила иглу.
Золотое Деревце открыла глаза, пришла в себя и вскоре рассказала второй принцессе обо всем, что с нею случилось.
Надо сказать, что если королева Серебряное Деревце была завистницей, то вторая жена принца была ничуть не завистлива и не ревнива. Она выслушала принцессу Золотое Деревце и радостно захлопала в ладоши.
- Ох, как обрадуется принц! - воскликнула она. - Хоть он и женился на мне, но я знаю, что тебя он любит больше.
В тот вечер принц возвратился домой с охоты очень усталый и печальный. Вторая принцесса сказала правду: хоть он и привязался к ней, но всегда тосковал по своей первой жене - не мог ее разлюбить.
- Какой ты печальный! - сказала вторая принцесса, когда вышла ему навстречу. - Чем могу я вызвать улыбку на твоем лице?
- Ничем, - устало ответил принц и отложил в сторону свой лук.
Он так тосковал, что был не в силах притворяться веселым.
- Нет, смогу! - возразила вторая принцесса, лукаво улыбаясь. - Смогу, если верну тебе Золотое Деревце. А я ее верну! Ступай - ты найдешь ее живую и здоровую в кладовой с решетками на окнах.
Принц, не говоря ни слова, побежал наверх. И вот он увидел свою возлюбленную жену Золотое Деревце. Она сидела на ложе, покрытом шелком, и улыбалась ему.
Он так обрадовался, что обнял ее и принялся целовать, а про вторую принцессу совсем забыл. Но она пришла за ним следом и теперь стояла на пороге и радовалась счастью супругов. Ведь оно было делом ее рук. Она как будто совсем не думала о себе.
- Я знаю, что ты всегда тосковал о Золотом Деревце, - сказала она. - И так оно и должно быть. Ведь ее ты полюбил первую, и раз уж она ожила, я уеду домой к своим родным.
- Нет, не уедешь, - возразил принц. - Ты останешься с нами. Ведь это ты вернула ее мне. Золотое Деревце станет твоей самой задушевной подругой.
Так оно и вышло. Принцесса Золотое Деревце и вторая принцесса подружились и полюбили друг друга, как родные сестры. Казалось, будто они от рождения не разлучались.
Прошел еще год. Но вот как-то раз вечером королева Серебряное Деревце опять пришла в ущелье, чтобы посмотреть на свое отражение в воде родника. И опять в воде плавала маленькая форель.
- Форель, форель, - шепнула ей королева, - правда, я самая красивая женщина на свете?
- Вовсе нет! - ответила форель.
- А кто же, по-твоему, самая красивая? - спросила королева, и голос ее задрожал от досады и ярости.
- Я тебе уже два года назад назвала ее имя, - ответила форель. - Конечно, это принцесса Золотое Деревце.
- Но ведь она умерла! - со смехом воскликнула королева. - Уж теперь-то ее наверное нет в живых! Ровно год назад я уколола ее в мизинец отравленной иглой и своими ушами слышала, как она, мертвая, рухнула на пол.
- Ну, а я не уверена, что она умерла, - возразила форель и, ни слова больше не вымолвив, нырнула в глубь родника.
А королева потеряла покой с того дня, как услышала загадочные слова форели. Наконец она опять попросила мужа подготовить королевскую ладью к плаванью. Она-де хочет навестить свою падчерицу.
Король охотно приказал подготовить ладью, и все потом было так, как было год назад.
Королева сама села за руль, и когда ладья стала приближаться к берегу, ее увидела и узнала принцесса Золотое Деревце.
Принц и на этот раз был на охоте, и принцесса в ужасе побежала к своей любимой подруге.
- Ох, что мне делать? - застонала она. - Я вижу, плывет ладья моего отца, и знаю, что в ней сидит моя жестокая мачеха. Она опять попытается меня убить, как пыталась раньше. Ох, давай убежим в горы!
- Нет, не надо, - возразила вторая принцесса и обняла трепещущую подругу. - Я не боюсь твоей мачехи. Пойдем со мной, встретим ее на берегу.
И вот они обе пошли на берег, а королева Серебряное Деревце, как увидела свою падчерицу, притворилась, что очень обрадовалась ей. Она выскочила из ладьи и протянула падчерице серебряный кубок с вином.
- Это редкое вино - оно привезено из восточных стран, - сказала королева, - Я привезла с собой фляжку - хочу выпить с тобой кубок дружбы.
Принцесса Золотое Деревце была женщина кроткая и учтивая. Она уже протянула было руку к кубку, но вторая принцесса помешала ей, встав между ней и королевой.
- Нет, госпожа, - сказала она, строго глядя королеве прямо в лицо, - в нашей стране такой обычай: тот, кто предлагает другому выпить кубок дружбы, должен первый отпить из него.
- Что ж, это я охотно сделаю, - отозвалась королева и поднесла к губам кубок.
Но вторая принцесса пристально следила за королевой и заметила, что она ни капельки не отпила. Тогда вторая принцесса сделала шаг вперед и, как бы нечаянно, подтолкнула дно кубка плечом. Часть вина брызнула на лицо королевы, часть попала ей в рот.
Так она сама запуталась в своих сетях. Ведь она отравила вино таким сильным ядом, что едва проглотила несколько капель, как упала мертвая к ногам принцесс.
Никто о ней не жалел - она заслужила свою участь. Ее спешно похоронили в уединенном месте, и вскоре все о ней позабыли.
А принцесса Золотое Деревце счастливо и мирно жила вместе с мужем и подругой до конца дней своих.

Сказка № 2747
Дата: 01.01.1970, 05:33
Эластер и Джон – так звали двух скрипачей, живших в Стратспи. Бедняки из бедняков были эти двое. До того не везло им в последнее время, что решили они податься в Инвернесс. И, уж конечно, в путь они отправились пешком, а не в золоченой карете. А по дороге заходили в деревни и там играли: иногда за несколько пенсов, а случалось, лишь за ужинили за ночлег.
– Надеюсь, в Инвернессе нам больше повезет, – сказал Эластер, когда они были уже близко к цели.
– Во всяком случае, хуже не будет, – сказал Джон, глядя с грустью на свои лохмотья и на большой палец ноги, выглядывавший из башмака.
Но, к сожалению, в Инвернессе их не ждала удача. Когда они добрались наконец до города, наступила зима, и земля спряталась под высокими сугробами снега. Скрипачи достали из футляров свои скрипки и заиграли веселую джигу. Но на улице не было ни души, и некому было их слушать. Добрые жители Инвернесса попрятались по домам и грелись у своих очагов.
– Мы зря стараемся, – вздохнул Джон. – Скрипки в сторону, и поищем-ка лучше, где бы укрыться от этого злющего ветра.
В это время из темноты пустынной улицы вынырнул какой-то старик.
– Добрый вечер, джентльмены, – скрипучим голосом произнес он. – А вы, никак, музыканты?
– Они самые, – ответил Эластер. – Да только в такую ночьвся наша музыка на ветер.
– Ив карманах ветер, и в желудке ветер, – подхватил Джон. – Одно слово: горе мы скрипачи.
– Если согласитесь играть для меня, я наполню и ваши желудки, и ваши карманы, – сказал старик.
Не успел он закончить, как Джон и Эластер вскинули скрипки под подбородоки и...
О такой удачной встрече они и не мечтали!
– Нет, нет, – остановил их старик, кладя руку Эластеру на плечо. – Не здесь. Пойдемте за мной.
– Странный старик, – успел шепнуть на ухо своему приятелю Джон.
– Э-з, за ним так за ним, – ответил Эластер.
И старик двинулся в путь, а скрипачи за ним. Так они добрались до Тонаурйчского холма. Поднявшись до середины холма, старик остановился перед большим домом. С улицы казалось, что в доме ни души. Света не было, стояла мертвая тишина. Старик поднялся по ступеням к массивной двери, и, хотя он не успел постучать, дверь перед ним бесшумно растворилась.
Скрипачи замерли на месте и в изумлении поглядели друг на друга. Джону стало не по себе, и он готов был бежать без оглядки, если бы Эластер не напомнил ему, что здесь их ждет тепло и хороший ужин.
Раздосадованный задержкой, старик обернулся к двум друзьям и сердито сказал, чтобы они поспешили, если не надумали нарушить уговор. И только скрипачи переступили порог стран-ного дома, как дверь за ними бесшумно затворилась. Тут они, наконец, увидели свет и услышали шум, крики и смех. Старик провел их еще через одну дверь, и они очутились в роскошном бальном зале невиданной красоты.
В углу стоял длинный стол, заставленный диковинными яствами. От одного их вида у Джона и Бластера слюнки потекли.
За столом сидели прекрасные дамы и кавалеры, разодетые в шелк и атлас, все в кружевах и в украшениях.
– Присаживайтесь к столу и ешьте не стесняясь, – пригласил друзей гостеприимный старик.
Но скрипачи не нуждались в особом приглашении. Давненько им не доводилось так поесть и столько выпить! И когда они уже наелись и напились вдосталь, Джон вдруг заметил, что старик куда-то исчез. Он сказал об этом своему другу, на что тот ответил:
– По правде говоря, как он выходил из зала, я не видел, но в этом странном доме меня ничто не может удивить. Вставай, Джон, бери-ка свою скрипку, и давай сыграем в благодарность за такой прекрасный ужин.
Скрипачи заиграли, а нарядные кавалеры и дамы пошли танцевать. И чем быстрей мелькали в воздухе смычки, тем быстрей кружились танцоры. Никто и не думал об усталости. Эластеру и Джону показалось, что они играют всего полчаса, когда вдруг в зале опять появился тот старик, так же неожиданно, как исчез.
– Довольно играть! – приказал он. – Скоро рассвет. И вам пора в путь.
С этими словами он вручил скрипачам по мешку с золотом.
– Но мы играли совсем недолго и даже не устали, за что же нам столько денег? – спросил честный Джон.
– Берите и ступайте, – коротко ответил старик. Молодые люди послушно взяли деньги и ушли, очень довольные своей удачей.
Первым странную перемену в окружающем заметил Элаетер, когда они были уже близко от города.
– Откуда здесь эти новые дома? – подивился он. – Ручаюсь, вчера вечером на этом месте был пустырь.
– Вечером было темно, – отвечал Джон, – ты мог их не заметить. К тому же эти дома мне вовсе не кажутся такими уж новыми.
– А этот мост ты вчера видел? – спросил Элаетер.
– Точно не помню, – ответил неуверенно Джон.
– Если б он был вчера, мы бы по нему прошли, ведь верно? Джона начало разбирать сомнение. Все теперь казалось ему не таким, как вчера. Он решил обратиться к прохожему и выяснить, там ли они находятся, где предполагают. Но первый, кого они встретили, оказался очень странно одетый господин, и когда Джон спросил его про мост и дома, он со смехом ответил, что они стоят на этом месте уже давным-давно. Прощаясь с ними, он опять рассмеялся, заметив:
Ну и чудная вы парочка! С костюмированного бала, что ли, вы идете в этом смешном старомодном платье?
Конечно, новым их платье назвать было нельзя, но что в этом смешного? И Джон с Эластером подумали, что невежливо смеяться над их платьем, когда сам прохожий одет так нелепо. Однако, оказавшись на улицах города, они заметили, что все мужчины, женщины и дети одеты так же нелепо и странно. И в магазинах была выставлена странная, незнакомая одежда. И даже разговаривали все с каким-то странным, незнакомым акцентом. А самих скрипачей поднимали на смех, когда они обращались к кому-нибудь с вопросами. И все почему-то удивленно таращили на них глаза.
– Давай лучше вернемся в Стратспи, – предложил Элаетер.
– Что ж, здесь нас больше ничто не держит, – согласился Джон. – Да и люди здесь мне не очень нравятся. Они обращаются с нами как с какими-то шутами.
И друзья повернули назад, в Стратспи. На этот раз они уж путешествовали верхом – денег у них было вволю, они могли заплатить и за постой, и за обед с вином.
А на скрипке они играли теперь только для собственного удовольствия.
Но, добравшись до родного города, они едва узнали его. Здесь тоже все переменилось: и улицы, и дома, и мосты, и люди – решительно все.
Они зашли к фермеру за молоком, а оказалось, у того уже новая жена. Во всяком случае, ни они ее не узнали, ни она их. И дети, игравшие перед школой, не поздоровались с ними и не подбежали к ним, как делали это обычно. Да и сама школа изменилась, будто стала больше и крышу ей перекрасили.
Тогда они поспешили к своему лучшему другу Джеймсу, местному кузнецу, чтобы рассказать ему, какая им выпала удача, а заодно и спросить, с чего это вдруг все так переменилось в их родном Стратспи и как поживают их общие друзья.
Однако и кузнец оказался совсем незнакомым человеком, какого прежде они и не видели, а про их друзей он и слыхом не слыхал.
Не на шутку встревоженные молодые люди направились к церкви, надеясь там повидать кого-нибудь из знакомых и у них разузнать, что же такое стряслось. Но церковь тоже оказалась уже не той маленькой скромной церквушкой, какую они помнили, а стала больше, богаче, только кладбище рядом с ней не изменилось.
Они отворили калитку и пошли по дорожке между могилами Вдруг Эластер схватил Джона за рукав.
– Ничего странного, что мы не застали кузнеца Джеймса дома! – воскликнул он. – Вот его могила.
Не веря глазам своим, Джон внимательно прочел надпись на могильной плите.
– Но это же невероятно! – сказал он. – Когда три недели назад мы покидали Стратспи, Джеймсу было всего двадцать лет с небольшим, точно как нам, а здесь написано, что он умер девяносто трех лет от роду.
Друзья-скрипачи окинули взглядом другие могилы. Все их знакомые оказались уже похороненными здесь.
– Теперь я все понял! – воскликнул Эластер. – Тогда, в Инвернессе, мы играли для прекрасных фей и их веселых кавалеров, а тот старик, наверное, был сам их король! – и добавил с грустью: – Эх, долго же мы там играли. Слишком долго...
Да, вот так и бывает: кажется, провел в стране эльфов всего полчаса, а вернулся в родные места и никого не узнаешь: кто состарился, а кого уже и на свете нет.
Как на крыльях летит время в этой веселой, вечно юной волшебной стране.

Сказка № 2746
Дата: 01.01.1970, 05:33
Вот по какому случаю фении были близки к голодной смерти. Они жили за счет оленей, на которых охотились, а охота из-за колдовства не удавалась им. Они были так голодны, что держали свои животы на семи дубовых заколках. Но их женщины становились все жирнее и жирнее, пока мужчины умирали от голода. Каждый день они ходили на холм и ничего не добывали на охоте. Финн не знал: что такое добывают женщины, что помогает им толстеть, – это не могла быть та малость, что способны были дать им мужчины. Однажды Финн оставил одного фения по имени Гарри в доме, чтобы последить за женщинами и выяснить, что они Добывают.
Когда фении ушли, Гарри увидел, как женщины умываются и идут на берег собирать раковины. Каждая из них вернулась оттуда с подолом раковин; и когда они приготовили моллюсков и съели их, то зарыли ракушки, из страха, что фении их заметят.
Увидев это, Гарри пошел в дом, улегся и заснул. Обычно он ужасно храпел, когда спал. Женщины услышали храп в доме, посмотрели и увидели его, спящего на полу. Они поняли, что их предали; им ничего не оставалось, кроме как убить Гарри, потому что, расскажи он другим фениям, что женщины ходят на берег за раковинами, мужчины опустошили бы берег в два дня, и женщинам ничего бы не осталось.
Женщины вошли в дом. У Гарри были длинные волосы; они сделали из них девять кос и наложили девять заколок, по заколке на каждую косу, пригвоздив их к полу. А затем все они вышли и подняли крик вокруг дома. Гарри вскочил и оставил свои волосы и кожу пригвожденными к полу; он вышел лысый и окровавленный, без волос и кожи на голове. Он не знал, что ему сделать с женщинами, и бегал за ними, пока не загнал всех в дом. Когда они оказались внутри, он запер дверь и предал дом над их головами огню.
Он знал, что его непременно ждет смерть, когда другие фении придут домой и найдут сгоревших женщин; и он подумал, что лучше ему бежать. Тогда случилось, что начал падать снег, и Гарри стал пятиться задом от дома, покуда не достиг берега; там он нашел пещерку и схоронился в ней.
Когда фении пришли домой с холма, они нашли перед собой только голые руины и сгоревших женщин. Они увидели следы ног, ведущие к дому, но ни одного, ведущего от дома. Финн поклялся острием своего меча, Мак а Луйна, что никогда не успокоится, пока не обезглавит человека, который сделал это. Он велел фениям идти по следам и посмотреть, откуда они ведут. Они шли по следам, пока не обнаружили Гарри в пещерке на берегу; тогда они привели его к Финну.
Бедный Гарри рассказал Финну, что с ним приключилось и обо всем, что он сделал.
- Ладно, – сказал Финн, – ты сделал с ними только то, что они заслужили. Если бы я не поклялся острием своего меча, что не успокоюсь, пока не обезглавлю Мак а Луйном человека, который это сделал, я не предал бы тебя смерти; но теперь ты должен умереть.
- Тогда, – сказал Гарри, – ты должен дать мне ту смерть, которую я выберу.
- Это ты можешь иметь, – сказал Финн.
- Вот какую смерть я выбираю, – сказал Гарри, – пусть мне отрубят голову на твоем бедре Мак а Луйном, который будет держать мой сын Аод.
У Гарри был сын по имени Аод; не было из фениев никого более доблестного, чем он.
Когда Финн услышал, что Гарри хочет быть обезглавленным на его бедре, он испугался, что потеряет свою ногу, потому что меч его не мог делать незавершенный удар: он должен был разрубить то, что было перед ним, иначе потерял бы свою волшебную силу и стал бы не лучше любого другого меча. Но приходилось держать свое слово. Поэтому он взял семь дубовых балок, семь старых шкур и семь слоев твердого торфа; голову Гарри положили на его бедро, а поверх нее семь балок, семь шкур и семь слоев торфа. Привели Аода, сына Гарри, дали ему меч Мак а Луйн и велели «разрубить это». Аод не знал, что было снизу, он взмахнул мечом и перерубил семь балок, семь шкур и семь слоев твердого торфа и отрубил голову своему отцу; и меч остановился, коснувшись Финнова бедра.
Когда Аод увидел, как упала голова его отца, он поднял меч, повернулся к Финну и спросил: На ком мне выместить смерть моего отца? Иди, – сказал Финн, – и вымести ее на высоком приливе, что находит на берег.
Аод пошел, взял весло, вошел в лодку и не пускал высокий прилив в течение трех приливов после этого. Затем он утомился, положил под руку весло и заснул; а прилив нахлынул и утопил его, пока он спал.

Перепубликация материалов данной коллекции-сказок.
Разрешается только с обязательным проставлением активной ссылки на первоисточник!
© 2015-2018