• Канал RSS
  • Обратная связь
  • Карта сайта

Статистика коллекции

Детальная статистика на
22 Августа 2018 г.
отображает следующее:

Сказок:

6543+0

Коллекция Сказок

Сказилки

Сказки Индонезийские

Сказки Креольские

Сказки Мансийские

Сказки Нанайские

Сказки Нганасанские

Сказки Нивхские

Сказки Цыганские

Сказки Швейцарские

Сказки Эвенкийские

Сказки Эвенские

Сказки Энецкие

Сказки Эскимосские

Сказки Юкагирские

Сказки Абазинские

Сказки Абхазские

Сказки Аварские

Сказки Австралийские

Сказки Авторские

Сказки Адыгейские

Сказки Азербайджанские

Сказки Айнские

Сказки Албанские

Сказки Александра Сергеевича Пушкина

Сказки Алтайские

Сказки Американские

Сказки Английские

Сказки Ангольские

Сказки Арабские (Тысяча и одна ночь)

Сказки Армянские

Сказки Ассирийские

Сказки Афганские

Сказки Африканские

Сказки Бажова

Сказки Баскские

Сказки Башкирские

Сказки Беломорские

Сказки Белорусские

Сказки Бенгальские

Сказки Бирманские

Сказки Болгарские

Сказки Боснийские

Сказки Бразильские

Сказки братьев Гримм

Сказки Бурятские

Сказки Бушменские

Сказки в Стихах

Сказки Ведические для детей

Сказки Венгерские

Сказки Волшебные

Сказки Восточные о Суде

Сказки Восточные о Судьях

Сказки Вьетнамские

Сказки Г.Х. Андерсена

Сказки Гауфа

Сказки Голландские

Сказки Греческие

Сказки Грузинские

Сказки Датские

Сказки Докучные

Сказки Долганские

Сказки древнего Египта

Сказки Друзей

Сказки Дунганские

Сказки Еврейские

Сказки Египетские

Сказки Ингушские

Сказки Индейские

Сказки индейцев Северной Америки

Сказки Индийские

Сказки Иранские

Сказки Ирландские

Сказки Исландские

Сказки Испанские

Сказки Итальянские

Сказки Кабардинские

Сказки Казахские

Сказки Калмыцкие

Сказки Камбоджийские

Сказки Каракалпакские

Сказки Карачаевские

Сказки Карельские

Сказки Каталонские

Сказки Керекские

Сказки Кетские

Сказки Китайские

Сказки Корейские

Сказки Корякские

Сказки Кубинские

Сказки Кумыкские

Сказки Курдские

Сказки Кхмерские

Сказки Лакские

Сказки Лаосские

Сказки Латышские

Сказки Литовские

Сказки Мавриканские

Сказки Мадагаскарские

Сказки Македонские

Сказки Марийские

Сказки Мексиканские

Сказки Молдавские

Сказки Монгольские

Сказки Мордовские

Сказки Народные

Сказки народов Австралии и Океании

Сказки Немецкие

Сказки Ненецкие

Сказки Непальские

Сказки Нидерландские

Сказки Ногайские

Сказки Норвежские

Сказки о Дураке

Сказки о Животных

Сказки Олега Игорьина

Сказки Орочские

Сказки Осетинские

Сказки Пакистанские

Сказки папуасов Киваи

Сказки Папуасские

Сказки Персидские

Сказки Польские

Сказки Португальские

Сказки Поучительные

Сказки про Барина

Сказки про Животных, Рыб и Птиц

Сказки про Медведя

Сказки про Солдат

Сказки Республики Коми

Сказки Рождественские

Сказки Румынские

Сказки Русские

Сказки Саамские

Сказки Селькупские

Сказки Сербские

Сказки Словацкие

Сказки Словенские

Сказки Суданские

Сказки Таджикские

Сказки Тайские

Сказки Танзанийские

Сказки Татарские

Сказки Тибетские

Сказки Тофаларские

Сказки Тувинские

Сказки Турецкие

Сказки Туркменские

Сказки Удмуртские

Сказки Удэгейские

Сказки Узбекские

Сказки Украинские

Сказки Ульчские

Сказки Филиппинские

Сказки Финские

Сказки Французские

Сказки Хакасские

Сказки Хорватские

Сказки Черкесские

Сказки Черногорские

Сказки Чеченские

Сказки Чешские

Сказки Чувашские

Сказки Чукотские

Сказки Шарля Перро

Сказки Шведские

Сказки Шорские

Сказки Шотландские

Сказки Эганасанские

Сказки Эстонские

Сказки Эфиопские

Сказки Якутские

Сказки Японские

Сказки Японских Островов

Коллекция Сказок
[ Начало раздела | 4 Новых Сказок | 4 Случайных Сказок | 4 Лучших Сказок ]







Сказки Шотландские
Сказка № 2769
Дата: 01.01.1970, 05:33
Один человек обвинялся в том, что призывал и заклинал злых духов, а был он, как видел всякий, человеком очень простым и неграмотным; и прежде он был очень беден, однако заработал кое-какие средства, достаточные, чтобы содержать себя, свою жену и малых детей разного возраста, – с помощью своих лекарств, сделанных из белого порошка, чему были изрядные доказательства. И когда судья спросил его, как он раздобыл порошок, он рассказал историю такого содержания.
Однажды вечером, на исходе дня, когда он шел домой после своих трудов, будучи очень печален и полон тяжелых мыслей, не зная, как раздобыть еды и питья для своей жены и детей, встретил он прекрасную женщину в нарядных одеждах, которая спросила его, почему он так печален, и он сказал ей, что это из-за его бедности. На это она сказала, что, если он последует ее совету, она поможет ему приобрести то, что послужит его благосостоянию. На это он ответил, что согласен всем сердцем, лишь бы это не было беззаконным путем. Она сказала ему, что произойдет это не каким-нибудь подобным путем, а через деланье добра и исцеленье больных людей. И, строго предупредив его, чтобы он встречал ее там следующей ночью в то же время, она удалилась от него, а он пошел домой.
Следующей ночью в назначенное время он должным образом дожидался ее; и она, согласно обещанию, пришла и сказала ему: это хорошо, что он пришел; так и следовало поступить, иначе он лишился бы того благодеяния, что она намеревалась сделать ему. Итак, она велела ему следовать за ней и не бояться. Затем она привела его к небольшому холму, постучала три раза, и холм открылся; они вошли внутрь и пришли в прекрасную залу, где была королева, восседавшая в чрезвычайном великолепии, и множество людей вокруг нее. И придворная, которая привела его, представила его королеве, и та сказала ему «добро пожаловать» и велела придворной дать ему немного белого порошка и научить, как его использовать. Женщина так и сделала и вручила ему небольшую деревянную коробочку, полную белого порошка; она велела ему давать по две или три крупицы всем недужным, и это излечит их. Итак, она вывела его из холма, и они расстались.
И когда судья спросил его, было ли место внутри холма, которое он называл залой, светлым или же темным, – он ответил: не различишь, как это бывает с нами в сумерках. И на вопрос, как он доставал порошок в дальнейшем, он сказал: когда ему было нужно, он шел к тому холму, стучал три раза, говоря каждый раз «я иду, я иду», на что холм открывался. И когда он входил, вышеназванная женщина сопровождала его к королеве, и так он умножал данный ему порошок.
Это была простая и ясная история, которую он рассказал перед судьей и заседателями. Доказательств не было, но в том, что лекарства он дал очень многим, судьи с ним согласились. И, помнится, судья сказал, когда все свидетели были выслушаны, что если он и заслуживает наказания, то его следовало бы изгнать отсюда в Чудесный Холм, и что все это представляется наваждением либо плутовством.

Сказка № 2768
Дата: 01.01.1970, 05:33
В старину, много веков назад, жила-была одна вдовствующая королева, и были у нее три дочери. Королева была такая бедная, что ей с дочерьми часто даже есть было нечего.
И вот старшая принцесса надумала идти по свету счастье свое искать, и мать согласилась ее отпустить.
– Лучше уж на чужой стороне работать, чем дома с голоду помирать, – говорила она.
Неподалеку от их замка жила старуха птичница. Она слыла колдуньей, и говорили, будто она может предсказывать будущее. Вот королева и послала к ней старшую принцессу спросить, в какую из четырех стран света ей лучше пойти счастье свое искать.
Птичница жалела королеву и ее красавиц дочерей и была рада подать им добрый совет.
– Тебе незачем идти далеко, милочка, – сказала она старшей принцессе.
– Дойди только до задней двери моего дома и выгляни из нее.
Принцесса побежала по сеням к задней двери старухиного дома, и что же она увидела? Великолепная карета, запряженная шестеркой буланых лошадей, катила по дороге.
Девушка всполошилась и побежала назад в кухню рассказать птичнице про карету.
– Хорошо, отлично! – сказала ей старуха, очень довольная. – Вот ты и увидела свое счастье! Эта карета приехала за тобой.
И правда, карета остановилась у ворот замка, и средняя принцесса уже побежала к птичнице сказать сестре, чтобы та поскорее возвращалась домой, – ведь карета за ней приехала!
Не помня себя от радости, старшая принцесса поспешила домой и простилась с матерью и сестрами. Потом села в карету, и лошади помчали ее вдаль.
Говорят, будто эта карета направилась ко дворцу могущественного и богатого принца, и он женился на старшей принцессе.
Несколько недель спустя средняя принцесса решила по примеру сестры пойти к птичнице и спросить, в какую сторону ей пойти счастья своего поискать. И, конечно, она в глубине души надеялась, что с нею случится то же, что случилось со старшей ее сестрой.
Так оно и вышло. Старуха птичница велела ей выглянуть за дверь ее дома, что выходила на задний двор. Принцесса выглянула и увидела, что к их замку подъезжает карета, запряженная шестеркой. Она рассказала про это старухе, а та ласково улыбнулась и велела ей бежать домой, потому что она уже нашла свое счастье. Ну, принцесса побежала домой, села в карету и уехала.
Младшей принцессе тоже захотелось попытать счастья. Веселая, полная надежд, она в тот же вечер побежала к колдунье.
Старуха велела младшей принцессе подойти к задней двери, и та пошла.
Она думала, что третья карета, запряженная шестеркой, вот-вот подкатит к воротам замка.
Но не тут-то было! Никакой кареты она не увидела. Никто не ехал по дороге. Младшая принцесса в досаде побежала к птичнице и сказала, что кареты нет.
– Ну, значит, счастье твое придет к тебе не сегодня, – молвила старуха. – Подожди до завтра.
Младшая принцесса вернулась домой и на другой день опять пошла к птичнице. Но и на этот раз надежды ее не сбылись. Как она ни всматривалась в даль, никакой кареты не появлялось. А вот на третий день... Что же она увидела на третий день? По дороге, свирепо дергая головой, с ревом мчался громадный черный бык.
Принцесса очень испугалась, захлопнула дверь и побежала к птичнице сказать, что к дому бежит страшный, свирепый бык.
– Ох, милочка, – воскликнула старуха, всплеснув руками, – кто бы мог подумать, что счастьем твоим будет Черный Бык Норроуэйский!
Услышала это бедная принцесса и побледнела. Ведь она пошла искать свое счастье, но никак не ожидала, что оно окажется таким страшным.
– Да разве этот бык может быть моим счастьем! – вскричала она в ужасе. – Не могу же я уйти с быком!
– Придется, – спокойно молвила птичница. – Ты выглянула за дверь моего дома, чтобы найти свое счастье. Значит, раз уж счастье твое пришло, придется тебе его взять.
Принцесса в слезах побежала к матери. Она твердила, что не хочет никуда уходить из дому. Но королева-мать сказала ей то же, что говорила птичница. И вот, когда громадный черный бык подошел к воротам замка, пришлось принцессе сесть к нему на спину. Пока она садилась, он стоял смирно, а как только села, сразу пустился вскачь. Бедная принцесса крепко ухватилась за его рога, а сама плакала и дрожала от страха.
Бык все бежал и бежал, а несчастная девушка наконец совсем ослабела от страха и голода, так что едва держалась на его спине. Она боялась, что вот-вот выпустит из рук рога и свалится на землю. Но бык вдруг чуть-чуть повернул к ней свою огромную голову и проговорил удивительно ласковым и приветливым человеческим голосом:
– Скушай то, что у меня в правом ухе лежит, и выпей то, что у меня в левом ухе. Это тебя подкрепит.
Принцесса сунула дрожащую руку в правое ухо быка и вынула оттуда ломоть хлеба с мясом. Она съела хлеб с мясом, и ей полегчало. Потом сунула руку в левое ухо быка и вытащила маленькую склянку с вином. Выпила вино, и силы чудом вернулись к ней.
Долго бежал бык. Принцесса уже подумывала, что скоро будет Край Света. Но вот впереди показался великолепный замок.
– Тут мы переночуем, – сказал Черный Бык Норроуэйский. – Это дом одного из моих братьев.
Принцесса очень удивилась, но ничего не ответила – слишком уж она устала. А бык пробежал по двору замка и боднул рогами парадную дверь.
Дверь тотчас открыл слуга в роскошной ливрее. Он очень почтительно приветствовал быка и помог принцессе спешиться. Потом проводил ее в богато убранный зал, где ее встретили сам владелец замка с супругой и их гости. А Черный Бык Норроуэйский ушел ночевать на лужайку в парк, что раскинулся вокруг замка.
Владелец замка и его супруга приняли принцессу очень радушно. Накормили ее ужином и проводили в богато убранную спальню, где все стены были увешаны зеркалами в золотых рамах.
Наутро, когда Черный Бык Норроуэйский подбежал к парадной двери, владелец замка и его супруга подарили принцессе крупное красивое яблоко и сказали:
– Положи его в карман и бережно храни. Не трогай этого яблока, пока не попадешь в большую беду – такую, что хуже и быть не может. А тогда разломи яблоко, и оно вызволит тебя из беды.
Принцесса положила яблоко в карман, потом ее подсадили на спину к быку, и он снова тронулся в путь.
Весь день они провели в дороге, а вечером впереди показался другой замок, еще выше и богаче, чем первый.
– Тут мы переночуем, – сказал принцессе Черный Бык Норроуэйский. – Здесь живет другой мой брат.
Эту ночь принцесса провела в роскошной спальне, где стены были сплошь увешаны шелковыми тканями. Владелец этого замка и его супруга тоже встретили принцессу приветливо и всячески старались ей угодить.
А наутро они на прощанье подарили ей огромную грушу, какой принцесса в жизни не видывала, и сказали, что разломить ее она должна лишь тогда, когда попадет в большую беду, такую, что хуже и быть не может. И как только она разломит грушу, та вызволит ее из беды.
Третий день прошел так же, как и второй. Много-много миль пробежал Черный Бык Норроуэйский с принцессой на спине, а когда зашло солнце, впереди показался замок, еще более роскошный, чем первые два.
Этим замком владел младший брат Черного Быка, и здесь принцесса переночевала. А бык опять ушел на всю ночь в парк. На этот раз принцесса получила перед отъездом чудесную большую сливу с наказом разломить ее, только если принцесса попадет в большую беду, такую, что хуже и быть не может. И тогда пусть разломит сливу, и та вызволит ее из беды.
Однако четвертый день выдался непохожим на первые три. Вечером принцесса не увидела никакого замка. К тому времени, когда тени на земле стали удлиняться, бык вошел в темное глубокое ущелье, такое мрачное, такое жуткое, что у бедной принцессы сердце захолонуло.
Перед тем как войти в ущелье. Черный Бык Норроуэйский остановился и сказал:
– Тут тебе придется спешиться, госпожа моя. В этом ущелье я буду сражаться не на жизнь, а на смерть. Биться я буду один, и никто не должен мне помогать. Темное мрачное ущелье, что лежит перед нами, – это логово Духа Тьмы. Он творит много зла в нашем мире. Я хочу с ним сразиться и победить его и надеюсь, что смогу. А ты сядь вот на этот камень и не шевели ни рукой, ни ногой, ни языком, пока я не вернусь. Если только чуть шевельнешься, попадешь под власть Злого Духа, что обитает в этом ущелье.
– Но как же я узнаю, что с тобой случилось, если мне нельзя ни говорить, ни шевелиться? – в тревоге спросила принцесса.
За эти четыре дня она уже успела привыкнуть к огромному Черному Быку.
– Ты узнаешь это, когда оглянешься кругом, – ответил Черный Бык. – Если все вокруг тебя посинеет, знай, что я победил Злого Духа. Если же все покраснеет, знай, что Злой Дух одолел меня.
И тут Черный Бык Норроуэйский отошел от нее и вскоре скрылся в темной глубине ущелья. А принцесса села на камень и сидела неподвижно – старалась даже пальчиком не пошевельнуть – до того она боялась, как бы не настигло ее неведомое несчастье.
Так она просидела с добрый час. И вдруг все вокруг нее начало менять свой цвет – сначала стало серым, потом лазурным, словно само небо спустилось на землю.
Черный Бык победил! Какой молодец! – подумала принцесса и от радости пересела поудобнее и скрестила ноги. Но вот горе! Сразу же на нее пали злые чары, и она стала невидимой для принца Норроуэйского.
Ведь Черный Бык на самом деле был человеком. Его звали Черный Рыцарь, принц Норроуэйский. Когда-то его заколдовали и обратили в черного быка.
А теперь он победил Злого Духа, снова стал человеком и уже бежал по ущелью к принцессе, чтобы показаться ей в настоящем виде. Ведь он ее полюбил и хотел на ней жениться.
Но он не увидел принцессы. Долго-долго искал он ее, да так и не нашел. А она в это время с нетерпением ждала его на камне и дождаться не могла. Она тоже его не видела, как он не видел ее.
И так она все сидела и сидела и наконец до того утомилась и до того ей стало страшно и одиноко, что она расплакалась и плакала, пока не уснула. А когда утром проснулась, поняла, что, сколько ни сиди на камне, толку не будет. И вот она встала и пошла куда глаза глядят.
И она все шла и шла, пока дорога не уперлась в огромную стеклянную гору. Принцесса много раз пыталась подняться на эту гору, но не могла.
Гора была такая скользкая, что стоило путнице вскарабкаться на несколько футов, как она сейчас же опять соскальзывала вниз.
Тогда она решила обойти гору в надежде отыскать тропинку на вершину.
Но гора была такая большая, а принцесса так устала, что потеряла всякую надежду и совсем приуныла. Она плелась, еле передвигая ноги и проливая слезы, и уже боялась, что скоро совсем выбьется из сил. И тогда останется ей только лечь и умереть.
Но вот около полудня она подошла к какому-то домику. Близ него была кузница, и старик кузнец работал у наковальни.
Принцесса вошла и спросила его, нет ли тут где-нибудь тропинки на вершину стеклянной горы. Кузнец отложил свой молот, посмотрел на нее и покачал головой.
– Нет, девушка, – сказал он, – через стеклянную гору дороги нет.
Правда, ее можно обойти, но это нелегко – сотни миль отшагать придется.
Да если кто и попытается обойти эту гору, все равно заблудится. Подняться на вершину горы можно, но только в железных башмаках.
– А где достать железные башмаки? – спросила принцесса. – Ты бы не мог мне сковать такие, добрый человек? Я охотно за них заплачу.
Но тут она вдруг вспомнила, что денег у нее нет.
– Эти башмаки не продаются за серебро, – ответил старик. – Их можно получить только в награду за свою работу. Я один умею ковать такие башмаки, да и кую для тех, кто согласен мне послужить.
– А как долго мне придется служить, чтобы ты сковал мне железные башмаки? – спросила принцесса.
– Семь лет, – ответил старик кузнец. – Ведь это башмаки не простые, а волшебные. И семь тоже волшебное число.
Делать нечего, пришлось принцессе наняться к старику кузнецу. Семь долгих лет она ему служила – стряпала, шила, штопала, стирала, убирала дом. Когда же срок ее службы кончился, старик кузнец сковал ей железные башмаки. Принцесса надела их и поднялась на стеклянную гору. И так легко ей было подниматься, словно гора поросла свежей травой.
Вот принцесса добралась до вершины горы, потом спустилась в долину и направилась к первому же дому. В нем жила старуха прачка со своей единственной дочерью. Принцесса подошла к ее двери, постучалась и попросилась переночевать.
Прачка, безобразная старуха с хитрым и злым лицом, сказала, что пустит ее переночевать, но только если она сумеет выстирать белый плащ Черного Рыцаря Норроуэйского. В нем Черный Рыцарь сражался не на жизнь, а на смерть, и плащ весь покрыт пятнами крови.
– Вчера я целый день старалась отстирать этот плащ, – говорила старуха, – но все без толку. Вечером вынула его из корыта, а пятна как были, так и остались. Может, тебе, девушка, удастся его отмыть. Очень уж мне хочется угодить Черному Рыцарю Норроуэйскому, ведь он – богатый и могущественный властитель.
– А что. Черный Бык Норроуэйский это не его бык? – спросила принцесса.
Старуха подозрительно посмотрела на нее.
– Черный Бык это и есть сам Черный Рыцарь, – ответила она. – Когда-то Черного Рыцаря заколдовали – обратили в Черного Быка. И чтобы снова стать человеком, он должен был вызвать на бой и победить могучего Злого Духа, что жил в темном ущелье. Ну, он сразился со Злым Духом и победил его и опять стал человеком. Вот только ходит слух, будто на него иногда помрачение находит – все говорит про какую-то девушку. Будто он хотел взять ее в жены, да потерял. Но кто она такая, никому не известно.
Впрочем, тебе это ни к чему, ты ведь здесь чужая, – добавила прачка, словно пожалев, что сказала лишнее. – Некогда мне с тобой болтать! Хочешь попытаться отмыть плащ – оставайся ночевать, а нет – ступай своей дорогой.
Принцесса, конечно, сказала, что постарается выстирать плащ. И вот не успела она положить плащ в воду, как все пятна на нем исчезли, словно по волшебству, и он стал чистым и белым, как новый.
Старуха прачка обрадовалась, но тут же ее взяло сомнение. Ей показалось, что между Черным Рыцарем и этой девушкой есть какая-то таинственная связь. Ведь сама она, прачка, да и дочь ее, как только ни старались, как ни выбивались из сил, не сумели отмыть плащ. А эта девушка отстирала его сразу.
Черный Рыцарь должен был в тот же вечер прийти к прачке за своим плащом. И вот она надумала сказать ему, что плащ выстирала ее дочь. И старуха посоветовала принцессе поскорее лечь спать, чтобы хорошенько отдохнуть. Принцесса послушалась и уже крепко спала в чулане, когда Черный Рыцарь Норроуэйский пришел к прачке за своим белым плащом.
Надо сказать, что все последние семь лет, с тех самых пор, как он бился в ущелье с Духом Зла, он многих женщин просил выстирать ему плащ.
Но ни одна не смогла его отмыть. Тем временем одна вещунья предсказала ему, что та, кто отмоет добела этот плащ, станет его женой, кто бы она ни была – красавица или уродина, старуха или молодая девушка. И жена эта будет ему любящей и верной помощницей.
И вот Черный Рыцарь пришел к прачке и получил обратно свой плащ, белый, как первый снег. Когда же ему сказали, что это дочь прачки отстирала плащ, он решил обвенчаться с ней на другой же день.
Наутро принцесса проснулась и узнала, что Черный Рыцарь приходил сюда, пока она спала, получил плащ и сегодня же обвенчается с дочерью прачки. Тут бедная принцесса чуть не помешалась от горя. Она подумала, что никогда уже ей не свидеться с Черным Рыцарем. Но вдруг вспомнила про яблоко, которое получила семь долгих лет назад и все это время носила с собой.
Хуже той беды, в какую я попала теперь, быть не может , – подумала она. Взяла яблоко и разломила его. И что же в нем оказалось? Такие драгоценные самоцветы, каких она в жизни не видывала. Тут принцесса сразу придумала, что ей делать, – вынула из яблока драгоценные камни, высыпала их в свой платок и понесла к прачке.
– Смотри! – сказала она. – Я богаче, чем ты думала. Если хочешь, все эти камни будут твоими.
– А что для этого надо сделать? – спросила старуха.
Она никогда не видела таких драгоценных камней, и глаза у нее загорелись.
– Только отложи на один день свадьбу своей дочери, – ответила принцесса, – и позволь мне нынешней ночью посидеть в спальне Черного Рыцаря, пока он будет спать. Мне давно хочется на него поглядеть.
К ее удивлению, прачка согласилась – очень уж ей хотелось получить самоцветы и разбогатеть. А в просьбе принцессы она не видела ничего опасного для себя и своей дочери. Но она все-таки решила опоить Черного Рыцаря сонным зельем, так, чтобы он за ночь ни разу не проснулся и не увидел девушки.
И вот прачка взяла самоцветы и убрала их в свой сундук, а свадьбу дочери отложила на один день.
Вечером принцесса вошла в спальню Черного Рыцаря, когда он уже спал.
Всю долгую ночь просидела она у его ложа и всю ночь пела песню в надежде, что он проснется и услышит ее. Она пела: Семь долгих лет я служила ради тебя, На стеклянную гору всходила ради тебя И белый твой плащ отмыла ради тебя, Что же ты не проснешься, не поглядишь на меня?
Она снова и снова пела эту песню, и сердце у нее разрывалось, но он ничего не слышал и даже не шевелился, потому что выпил сонное зелье старой прачки.
На другой день принцесса разломила грушу в надежде, что она поможет ей лучше, чем помогло яблоко. Но в груше она опять нашла только самоцветы, правда, еще более крупные, чем те, что были в яблоке. Делать нечего.
Пришлось ей отнести и эти самоцветы старой прачке.
– Отложи свадьбу еще на один день, – попросила принцесса старуху, – а мне позволь просидеть и эту ночь в спальне Черного Рыцаря.
Прачка согласилась. Эдак я разбогатею быстро , – подумала она и заперла самоцветы в сундук.
Но все было напрасно! Принцесса всю ночь сидела у ложа Черного Рыцаря и, с нежностью глядя на него, пела:
Семь долгих лет я служила ради тебя, На стеклянную гору всходила ради тебя И белый твой плащ отмыла ради тебя, Что же ты не проснешься, не поглядишь на меня? а он лежал неподвижный, как камень, и ничего не слышал.
Наутро принцесса уже почти потеряла надежду. У меня осталась только слива, и уж если она не поможет, так ничто мне не поможет , – думала она. Дрожащими пальцами она разломила сливу и нашла в ней самоцветы, еще более редкие и драгоценные, чем те, что были в яблоке и груше. Принцесса побежала к прачке и высыпала ей самоцветы на колени.
– Бери! – сказала она. – Только отложи свадьбу еще на один день и позволь мне посидеть в спальне принца еще одну ночь.
Прачка, хоть и очень удивленная, опять согласилась.
А Черному Рыцарю уже надоело ждать свадьбы, и в тот день он поехал на охоту вместе со своими слугами. По дороге слуги стали говорить между собой о том, что их так поразило в прошлые две ночи. Наконец один старик охотник подъехал к Черному Рыцарю и сказал:
– Господин мой, нам очень хотелось бы знать, кто это всю ночь так чудесно поет в твоей спальне?
– Кто поет? – повторил принц Норроуэйский. – Да никто не поет! В спальне моей тихо, как в могиле, а сам я, с тех пор как поселился в этом доме, сплю как убитый и даже во сне ничего не вижу.
Старый охотник покачал головой.
– Нынче вечером, господин мой, – сказал он, – не пей того напитка, что подает тебе прачка. Тогда и ты услышишь то, что слышали все прочие.
В другое время Черный Рыцарь лишь посмеялся бы над такими бреднями.
Но в этот день слова старика запали ему в душу, и он послушался совета.
И вот настал вечер. Старуха прачка опять что-то подмешала в чашку эля и принесла сонное зелье Черному Рыцарю. Но он только чуть пригубил и сказал, что питье недостаточно сладко. Старуха пошла в кухню за медом, чтобы подсластить эль. А Черный Рыцарь в это время быстро встал с постели и вылил питье в окошко. Когда же старуха вернулась, он сказал, что уже выпил всю чашку.
И в ту ночь он не заснул. Он услышал, как принцесса вошла в спальню и как она запела свою жалобную песню: Семь долгих лет я служила ради тебя, На стеклянную гору всходила ради тебя И белый твой плащ отмыла ради тебя, Что же ты не проснешься, не поглядишь на меня?
А когда услышал, вспомнил все. Он вскочил, обнял и поцеловал принцессу и попросил ее рассказать про все, что с нею приключилось с тех пор, как они расстались. Принцесса рассказала, и тогда принц так рассердился на старуху прачку и ее обманщицу-дочь, что выгнал их из своих владений.
Потом он женился на принцессе, и они всю жизнь жили счастливо.

Сказка № 2767
Дата: 01.01.1970, 05:33
Некогда в Шотландии водилось много брауни. Брауни – они вроде домовых, но живут не в домах и не во дворах людей, а сами по себе, где-нибудь поблизости от людского жилья. Много рассказывают сказок про брауни из Бодсбека и брауни из Бледнока, но самая лучшая – это сказка про брауни из Фэрн-Дэна.
«Фэрн-Дэн» – значит «Папоротниковый лог». Так называлась одна ферма, потому что стояла она в конце лога, где буйно росли папоротники. По этому логу надо было пройти, чтобы попасть на ферму.
Ходили слухи, будто в логу живет брауни. Днем он не появлялся, а по ночам люди иногда видели, как он бесшумно, словно безобразная тень, крадется от дерева к дереву, стараясь, чтобы его не заметили. Но он никогда никому не вредил.
Ведь все брауни, если их не обижают, не только не вредят людям, но даже всячески стараются помочь тем, кто нуждается в помощи. Фермер, хозяин Фэрн-Дэна, частенько говаривал, что прямо не знает, как он обошелся бы без своего брауни. Ведь если на ферме была спешная работа, скажем, если надо было обмолотить и провеять рожь, или ссыпать зерно в мешки, или собрать репу, или выстирать белье, сбить масло, выполоть огород – на помощь приходил брауни. Хозяевам фермы стоило только, отходя ко сну, распахнуть двери в амбар, или в молочную, или в сарайчик, куда складывали репу, да поставить на порог чашку с парным молоком – брауни на ужин, и когда они наутро просыпались, чашка оказывалась пустой, а все работы на ферме законченными. И все было сделано даже лучше, чем сделали бы люди.
Все знали, какой этот брауни кроткий и незлобивый, но все почему-то боялись его. Когда люди возвращались домой из церкви или с базара, они даже ночью делали крюк мили в две, только бы не проходить по логу – так им было страшно увидеть брауни даже издали.
Впрочем, страшились его не все. Жена фермера сама была такая добрая и приветливая, что не боялась ничего на свете. Когда ей надо было поставить за порог чашку молока брауни на ужин, она наливала в нее самое густое, жирное молоко да еще подбавляла к нему полную ложку сливок.
– Брауни на нас усердно работает, – говаривала она, – а жалованья не просит. Значит, мы должны угощать его как можно лучше.
И вот однажды вечером фермерша внезапно захворала, да так тяжело, что все боялись, как бы она не умерла. Муж ее очень встревожился, да и слуги тоже, – ведь она была добрая хозяйка, и они любили ее, как мать родную. Но все они были люди молодые, в болезнях ничего не понимали и потому говорили, что надо бы вызвать опытную старуху лекарку, что жила в семи милях от фермы на другом берегу реки.
Но кому за ней съездить? Вот вопрос! Близилась полночь, тьма была кромешная, путь к дому лекарки пробегал через лог, а там, чего доброго, можно было встретить брауни, которого все боялись.
И никто на ферме не знал, что тот, кого все они так опасаются, стоит сейчас за кухонной дверью.
Это был крошечный волосатый уродец с длинной бородой, красными веками, широкими плоскими ступнями – точь-в-точь жабьи лапы – и длинными-предлинными руками, доходившими до земли, даже если он стоял прямо.
Брауни в тревоге прислушивался к разговору на кухне. В тот вечер он, как всегда, вышел из потаенной норы в логу, чтобы узнать, нет ли работы на ферме, и выпить свою чашку молока. И тут он увидел, что входная дверь дома не заперта, а в окнах горит свет, и догадался, что на ферме что-то неладно. Ведь в этот поздний час там всегда было темно и тихо. Ну, он и прокрался на крыльцо разузнать, что случилось. И вот он узнал из разговора слуг, что фермерша занемогла. Тут сердце у него упало – ведь фермершу он крепко любил, потому что она всегда была добра к нему. И он очень рассердился, когда понял, что эти трусы не смеют съездить за лекаркой, потому что боятся его, брауни.
– Дураки, олухи, болваны! – забормотал он и топнул широкой безобразной ногой. – Словно я – брошусь их кусать, как только встречу! Эх, если б они только знали, как я стараюсь не попадаться им на глаза, они бы не мололи такого вздора. Но мешкать нельзя. Эдак хозяюшка и помереть может. Придется, видно, мне самому за лекаркой ехать.
Тут брауни поднял руку, снял с гвоздя темный плащ фермера и накинул его себе на голову. Он хорошенько закутал в плащ свое нескладное тело, потом побежал на конюшню, а там оседлал и взнуздал самую резвую из лошадей. Потом повел лошадь к двери и вскарабкался к ней на спину.
– Ну, коли ты всегда бегаешь быстро, так сейчас беги еще быстрей! – сказал он.
И лошадь словно поняла его. Она тихонько заржала, запрядала ушами, потом ринулась во тьму, как стрела, пущенная из лука. Никогда еще она не бежала так быстро, и вскоре брауни остановил ее у домика старухи лекарки.
Она крепко спала. Но брауни забарабанил в окно, и тут же в окне показался белый ночной чепец. Старуха прижалась лицом к стеклу.
– Кто там? – спросила она.
Брауни наклонился и проговорил своим глухим басом:
– Скорей собирайся, тетушка! Надо спасти жизнь хозяйке Фэрн-Дэна. На ферме ее некому лечить, там одни только дуры служанки.
– Но как же я туда попаду? – с беспокойством спросила старуха. – За мной прислали повозку?
– Нет, повозки не прислали, – ответил брауни. – Садись ко мне за спину и крепко держись за меня. Я тебя довезу до Фэрн-Дэна целой и невредимой.
Он не просто говорил, а приказывал, и старуха не посмела ослушаться. К тому же в молодости она не раз так ездила верхом, за спиной у какого-нибудь всадника. Она оделась и вышла из дому. Потом стала на камень, что лежал у порога, влезла на лошадь и села, крепко обхватив незнакомца в темном плаще.
Они ни словом не перемолвились, пока не подъехали к логу. Тут старухе стало жутко.
– Как думаете, нам здесь не встретится брауни? – робко спросила она. – Не хочется мне его видеть! Люди говорят, что встреча с ним не к добру.
Спутник ее рассмеялся каким-то странным смехом.
– Не беспокойся и не болтай вздора, – сказал он. – Ты боишься встретить урода. Но ничего безобразней того, кто сейчас сидит с тобой на лошади, ты не увидишь. За это я ручаюсь!
– Ну, тогда все хорошо и ладно! – отозвалась старуха со вздохом облегчения. – Хоть я и не видела вашего лица, но знаю, что вы человек добрый, раз успокаиваете бедную старушку.
Больше она ни слова не вымолвила, пока они не проехали по всему логу и лошадь не вбежала во двор фермы. Тут всадник спешился, протянул свои сильные длинные руки и осторожно ссадил старуху. И вдруг с него соскользнул плащ, и старуха увидела, что спутник ее – уродец с коротким широким туловищем и безобразными руками и ногами.
– Да кто же вы такой? – спросила она, вглядываясь ему в лицо при свете занявшейся зари. – Почему у вас глаза как плошки? И что у вас за ступни? Больно уж они велики! Да и на жабьи лапы смахивают.
Маленький уродец рассмеялся.
– Я много миль прошагал пешком в молодые годы. А говорят, кто много ходит, у того ступни расшлепаны, – ответил он. – Но ты, тетушка, не трать времени понапрасну. Ступай в дом. А если кто тебя спросит, как ты добралась сюда так быстро, скажи, что люди, мол, за мной не приехали, ну и пришлось мне сидеть за спиной у брауни из Фэрн-Дэна!

Сказка № 2766
Дата: 01.01.1970, 05:33
В диких зарослях Беншира жил великан. Он был злой и жестокий великан и очень плохо обращался со своей женой – великаншей Клэншид.
Только подумайте: он каждую ночь бил-колотил ее чем попало. То она пещеру не так вымыла, то обед не так приготовила, а то просто у него руки чесались, и он не мог уснуть, пока не поколотит ее.
И каждую ночь над лесами и холмами Беншира разносились вопли бедной великанши. Хуже всех приходилось Джеймсу Грэю, ферма которого стояла неподалеку от тех мест.
Одну ночь за другой ни он, ни вся его семья глаз не могли сомкнуть, и потому днем вместо работы Джеймс Грэй клевал носом в поле, его жена – на кухне, а их дети – над уроками. Все дела стояли, и ферме грозило разорение.
И вот однажды, когда Джеймс Грэй чинил изгородь на границе своей земли – хотя глаза у него, честно говоря, совсем слипались, – он вдруг услышал громкие раскаты грома. Чудо, да и только! И небо ясное, ни облачка, и солнце светит, откуда ж гром гремит?
А это, оказывается, великанша Клэншид вышла поискать чего-нибудь на обед своему мужу.
– Вот удача! – обрадовался Джеймс Грэй. – Давно я ждал этой встречи.
И он закричал что было мочи, подзывая Клэншид, голова которой виднелась где-то высоко над деревьями ближнего леса.
Великанша тут же направилась к нему, раздвигая в стороны высоченные деревья, словно то были жалкие кустики ежевики.
– Добрый день, человек! – прогремел ее голос. – Что тебе от меня надо?
– Хочу пожаловаться! – крикнул Джеймс. – Из-за тебя ни я, ни моя семья не знаем ни сна, ни покоя!
Клэншид ответила, что очень сожалеет, и спросила, чем она потревожила их.
– Ты такой шум поднимаешь каждую ночь, – сказал Джеймс, – что совершенно не даешь нам спать. Неужели нельзя хоть ночку одну не вопить и не орать? В ушах такой звон стоит, словно тысяча злых духов оглашает воздух своими криками. Так продолжаться не может!
Но Клэншид объяснила ему, почему она кричит и вопит каждую ночь, и Джеймсу даже жалко ее стало.
– Ужасный человек мой муж, – вздохнула великанша. – Я бы так хотела от него избавиться.
– Вы правы, сударыня, – с радостью подхватил он. – Хорошо бы вам от него избавиться. Нам бы всем тогда спокойней стало.
Слово за слово, и великанша с фермером расстались добрыми друзьями.
В эту же ночь, как только выплыла полная луна, Клэншид пришла на ферму. Она постучала легонько в дверь, отчего весь дом так и затрясся. Джеймс Грэй сразу догадался, что за ночной гость пожаловал к нему.
– Что тебе? – спросил он, отворяя дверь. – К сожалению, в дом я тебя не могу пригласить: ты в нем не поместишься.
– И не надо, – сказала великанша. – Пойдем, помоги мне убить моего мужа! Я слышала, ты хороший стрелок. А если ты убьешь его, он уже не сможет меня колотить и вы тогда будете спать спокойно.
– Смешная ты женщина, – сказал Джеймс Грэй. – Как же я убью его? Это все равно, что сказать муравью: убей слона!
– Ах, ты ничего не знаешь, – сказала великанша. – У моего мужа над сердцем есть родинка. Если попасть в нее, он сразу умрет.
Джеймс Грэй согласился. На его месте и вы бы согласились: подумать только, сколько ночей не спал он по вине этого самого великана!
И вот, прихватив лук и стрелы и сев верхом на плечи великанши Клэншид, Джеймс Грэй отправился к пещере великана.
А великан уже встречал их, поджидая у входа в пещеру и потрясая в воздухе кулачищами.
Грэй достал стрелу, вложил ее в лук, натянул тетиву покрепче, прицелился – что ж, это было не так уж трудно сделать, потому что родинка над сердцем великана была величиной, наверное, с шотландскую шапочку, – и выстрелил.
Великан охнул и растворился в воздухе. Тут Клэншид на радостях пустилась в пляс и так притопывала и кружилась, что Джеймс Грэй взмолился, чтобы она перестала: не очень-то удобно сидеть на плечах танцующей великанши.
Клэншид опустила Джеймса на землю и молвила:
– Ты оказал мне великую услугу, Джеймс Грэй! Отныне можешь располагать мной и моим временем как тебе вздумается. Скажи скорей: что я могу для тебя сделать?
Но Джеймсу меньше всего хотелось в ту минуту пользоваться услугами великанши. Единственное, о чем мечтал он, – это хорошенько выспаться! И, желая поскорее отделаться от услужливой великанши, он сказал, показывая на стадо оленей, пробегавших в это время по лесу:
– Видишь, это мои кони вырвались из конюшни. собери их и загони назад в стойла!
Доверчивая и не очень-то умная Клэншид бросилась выполнять его задание, а Джеймс Грэй вернулся домой лег спать.
Но не успел он и голову положить на подушку, как – тук! тук! тук? – дом его так и затрясся от знакомого стука.
Усталый, измученный Джеймс спустился вниз и открыл дверь. Там стояла улыбающаяся во весь рот Клэншид – Я загнала твоих коней в стойла, – сказала она.
Хотя это было не так-то легко: кони оказались ужасно непослушные. Ну, а теперь что?..
Но мы не знаем, ни что ответил ей Джеймс Грэй ни когда, наконец, этому бедняге удалось хоть одну ночь проспать спокойно?

Перепубликация материалов данной коллекции-сказок.
Разрешается только с обязательным проставлением активной ссылки на первоисточник!
© 2015-2018