• Канал RSS
  • Обратная связь
  • Карта сайта

Статистика коллекции

Детальная статистика на
22 Августа 2018 г.
отображает следующее:

Сказок:

6543+0

Коллекция Сказок

Сказилки

Сказки Индонезийские

Сказки Креольские

Сказки Мансийские

Сказки Нанайские

Сказки Нганасанские

Сказки Нивхские

Сказки Цыганские

Сказки Швейцарские

Сказки Эвенкийские

Сказки Эвенские

Сказки Энецкие

Сказки Эскимосские

Сказки Юкагирские

Сказки Абазинские

Сказки Абхазские

Сказки Аварские

Сказки Австралийские

Сказки Авторские

Сказки Адыгейские

Сказки Азербайджанские

Сказки Айнские

Сказки Албанские

Сказки Александра Сергеевича Пушкина

Сказки Алтайские

Сказки Американские

Сказки Английские

Сказки Ангольские

Сказки Арабские (Тысяча и одна ночь)

Сказки Армянские

Сказки Ассирийские

Сказки Афганские

Сказки Африканские

Сказки Бажова

Сказки Баскские

Сказки Башкирские

Сказки Беломорские

Сказки Белорусские

Сказки Бенгальские

Сказки Бирманские

Сказки Болгарские

Сказки Боснийские

Сказки Бразильские

Сказки братьев Гримм

Сказки Бурятские

Сказки Бушменские

Сказки в Стихах

Сказки Ведические для детей

Сказки Венгерские

Сказки Волшебные

Сказки Восточные о Суде

Сказки Восточные о Судьях

Сказки Вьетнамские

Сказки Г.Х. Андерсена

Сказки Гауфа

Сказки Голландские

Сказки Греческие

Сказки Грузинские

Сказки Датские

Сказки Докучные

Сказки Долганские

Сказки древнего Египта

Сказки Друзей

Сказки Дунганские

Сказки Еврейские

Сказки Египетские

Сказки Ингушские

Сказки Индейские

Сказки индейцев Северной Америки

Сказки Индийские

Сказки Иранские

Сказки Ирландские

Сказки Исландские

Сказки Испанские

Сказки Итальянские

Сказки Кабардинские

Сказки Казахские

Сказки Калмыцкие

Сказки Камбоджийские

Сказки Каракалпакские

Сказки Карачаевские

Сказки Карельские

Сказки Каталонские

Сказки Керекские

Сказки Кетские

Сказки Китайские

Сказки Корейские

Сказки Корякские

Сказки Кубинские

Сказки Кумыкские

Сказки Курдские

Сказки Кхмерские

Сказки Лакские

Сказки Лаосские

Сказки Латышские

Сказки Литовские

Сказки Мавриканские

Сказки Мадагаскарские

Сказки Македонские

Сказки Марийские

Сказки Мексиканские

Сказки Молдавские

Сказки Монгольские

Сказки Мордовские

Сказки Народные

Сказки народов Австралии и Океании

Сказки Немецкие

Сказки Ненецкие

Сказки Непальские

Сказки Нидерландские

Сказки Ногайские

Сказки Норвежские

Сказки о Дураке

Сказки о Животных

Сказки Олега Игорьина

Сказки Орочские

Сказки Осетинские

Сказки Пакистанские

Сказки папуасов Киваи

Сказки Папуасские

Сказки Персидские

Сказки Польские

Сказки Португальские

Сказки Поучительные

Сказки про Барина

Сказки про Животных, Рыб и Птиц

Сказки про Медведя

Сказки про Солдат

Сказки Республики Коми

Сказки Рождественские

Сказки Румынские

Сказки Русские

Сказки Саамские

Сказки Селькупские

Сказки Сербские

Сказки Словацкие

Сказки Словенские

Сказки Суданские

Сказки Таджикские

Сказки Тайские

Сказки Танзанийские

Сказки Татарские

Сказки Тибетские

Сказки Тофаларские

Сказки Тувинские

Сказки Турецкие

Сказки Туркменские

Сказки Удмуртские

Сказки Удэгейские

Сказки Узбекские

Сказки Украинские

Сказки Ульчские

Сказки Филиппинские

Сказки Финские

Сказки Французские

Сказки Хакасские

Сказки Хорватские

Сказки Черкесские

Сказки Черногорские

Сказки Чеченские

Сказки Чешские

Сказки Чувашские

Сказки Чукотские

Сказки Шарля Перро

Сказки Шведские

Сказки Шорские

Сказки Шотландские

Сказки Эганасанские

Сказки Эстонские

Сказки Эфиопские

Сказки Якутские

Сказки Японские

Сказки Японских Островов

Коллекция Сказок
[ Начало раздела | 4 Новых Сказок | 4 Случайных Сказок | 4 Лучших Сказок ]







Сказки Японские
Сказка № 948
Дата: 01.01.1970, 05:33
В старину, далекую старину, жил в одной деревне молодой крестьянин по имени Дзинсиро, а по прозвищу Репоед. Он был до того беден, что питался одной только репой. Ни одна девушка не шла за него по своей воле. Вот и сговорились его приятели-односельчане хитростью добыть для него невесту.
Однажды утром прошли они длинной вереницей с корзинами в руках мимо дома одного богача.
Удивился богач, увидев такое множество людей, и спросил:
– Куда это вы идете с корзинами?
Юноши отвечали хором:
– Собирать дикие груши для Репоеда Дзинсиро, собирать гру-у-уши.
Другой раз прошли они толпою мимо дома богача с мотыгами в руках. Богач вышел на улицу и начал их расспрашивать, куда идут и зачем.
Юноши дружно отвечали:
– Вскапывать поля Репоеда Дзинсиро, вскапывать по-о-ля.
«Репоед Дзинсиро? Никогда не слышал я такого имени,– подумал богач,– но, верно, он не последний в наших краях человек, если столько работников возделывают для него поля и собирают дикие груши. Вот было бы хорошо, если бы он присватался к моей дочери».
Вскоре после того пожаловал к богачу сват от имени Дзинсиро. Обрадовался богач, что Репоед Дзинсиро хочет жениться на его дочери, и сразу согласился.
Отправил он свою дочь в богатом паланкине к жениху и в придачу послал много дорогих шелков и разной ценной утвари.
Вышла невеста из паланкина, глядит, а у Репоеда Дзинсиро вместо дома жалкая лачужка с камышовой крышей. Внутри, правда, убрано хорошо: новые циновки постелены, ширмы расставлены и посуды всякой много. Есть и котел, и чайник, и чашки.
Справили свадьбу как следует. Но на другое утро пришли друзья Дзинсиро и все унесли, что только в доме было: и котел, и чайник, и циновки. Ведь приятели эти вещи только на время дали, чтобы жениху не стыдно было.
Сильно огорчилась молодая жена, а самому Дзинсиро хоть бы что, только улыбается.
Захотела она на другое утро приготовить завтрак, но в доме не оказалось ни одного зернышка риса. А Репоеду и горя мало: «Мне рису не надо. Не привык я к нему».
Сварил он, как всегда, полный горшок репы и поел досыта, а молодая жена и не притронулась к еде. Что будешь делать? Достала она три свертка цветного шелка из тех, что были даны ей в приданое, и говорит мужу:
– Продай этот шелк и купи для нас рису на базаре.
Понес Дзинсиро один сверток шелка в город продавать, но по дороге хитрый торговец выманил у него этот шелк даром. Вернулся Дзинсиро с пустыми руками. И на другой день случилось то же самое.
На третий день удалось ему наконец продать шелк. Пошел Дзинсиро на базар купить рису, но по дороге увидел, как мальчишки сокола мучают.
– Отпустите сокола, дети,– попросил Дзинсиро.
– Вот еще что выдумал! Он наш, мы его поймали. Что хотим, то с ним и делаем.
– Ну, коли не согласны даром его отпустить, то продайте.
Отдал он детям все свои деньги не торгуясь и получил в обмен сокола.
Обрадовался Дзинсиро, закричал:
Лети, сокол мой, лети!
Доброго тебе пути.
Хиккутаку,
Саккутаку,
Пи-и-роро! –
и подбросил сокола кверху. Взлетел сокол, закружился в небе и камнем упал на соседнее поле. А там как раз каппа прятался. Ухватил его сокол когтями и принес к Дзинсиро. Стал каппа умолять:
– Отпусти меня на свободу, отпусти, я дам за себя несметный выкуп.
Отпустил Дзинсиро каппу на свободу. Не обманул каппа, принес из реки сокровища: волшебную колотушку и мешочек из драгоценной парчи.
Стоит постучать колотушкой, и выйдет из мешка все, что пожелаешь. Но Дзинсиро подумал: «Мешок пригодится в хозяйстве, буду держать в нем репу. А колотушка ни к чему»,– да и забросил ее в траву.
Дома жена истомилась ожиданием: когда же, наконец, Дзинсиро принесет хоть немного рису. Увидела она, что муж опять ни зернышка риса не принес. От досады у нее в глазах потемнело.
Рассказал Дзинсиро жене все по порядку:
– Дал мне этот каппа мешок и колотушку. Мешок – вот он, погляди, а колотушку я бросил, куда нам она! Невидаль какая!
Но жена Дзинсиро недаром была из богатой семьи, сразу догадалась.
– Этот мешок – бесценное сокровище, но без колотушки не будет от него проку. Пойди поищи ее там, где бросил.
Пошел Дзинсиро искать колотушку. Шарил, шарил в траве, по счастью, нашел.
Постучала жена волшебной колотушкой и говорит:
– Лачужка, лачужка, превратись в богатые хоромы.
Не успела она досказать, как стала кособокая хижина высоким домом с черепичной кровлей. Резной конек на солнце так и сверкает.
Тогда только понял Дзинсиро, какое сокровище попало к нему в руки.
– А-а, ведь и правда, забавная колотушка! Ну-ка, дай мне, и я попробую.
Дала жена ему колотушку и научила, что надо делать.
– Ты стучи вот так и проси всего, что хочется.
Стукнул Дзинсиро колотушкой что было силы и закричал:
– Полей, полей, да побольше, не жалей!
И вдруг вылетело из мешка черное облако. Обратилось оно в тучу, засверкали молнии, хлынул ливень. В одну минуту промокли Дзинсиро с женой до костей.
Взяла жена колотушку из рук мужа, постучала снова – тук-тук – и говорит:
– Рисовых полей! Хороших, широких рисовых полей, да побольше.
Вышли тут из мешка рисовые поля, скатанные в трубку, словно ковры. Расстелились они по лугам, зазеленели всходами.
Опять жена Репоеда постучала колотушкой.
Вышло из мешка много кладовых, доверху набитых разным добром.
Стали молодые жить в довольстве. Однажды отправил Дзинсиро посланного к тестю с тещей, чтобы пригласить их к себе на новоселье. Пришли богач с женой и онемели от удивления. Какая богатая утварь! Какое богатство! Подали им такое роскошное угощенье, какого они в жизни не пробовали. Когда кончился пир, Дзинсиро побросал в реку и стол, и лакированные чашки. Уплыли они вниз по течению, а вместо них появились новые, еще лучше.
Рано-рано на другое утро тесть с тещей стали собираться в дорогу.
Дочка им говорит:
– На дворе еще темно. Как бы вы не споткнулись. Надо осветить вам дорогу,– и с этими словами подожгла свой дом. Вспыхнул он ярким пламенем и горел, как светоч, пока старики не возвратились к себе в деревню.
А вместо прежнего дома у молодых появился новый, куда красивее.
Решил богач, в свой черед, пригласить к себе дочку с мужем. Устроил он в их честь званый пир. Гости ели, пили, веселились, а потом богач побросал в реку и столики, и все чашки. Уплыли они вниз по течению, только их и видели.
На другое утро, с первыми лучами рассвета, стали молодые собираться в дорогу, а богач и тут решил не уступить зятю, да и поджег свой дом. Загорелся дом, как яркий костер, и сгорел до самого тла. Одно пепелище осталось. Пришлось богачу поселиться в маленькой хижине с камышовой крышей.
Пожалел стариков Дзинсиро, постучал волшебной колотушкой и построил для них новый хороший дом.

Сказка № 947
Дата: 01.01.1970, 05:33
В старину, в далекую старину, захотелось однажды птице-карёбинге полететь туда, где свет кончается. Покинула она свой родной остров Танэгасима и понеслась, как стрела, над открытым морем.
Семь дней, семь ночей летела карёбинга, на восьмой увидела высокое дерево с одной-единственной веткой. Поднималось оно прямо из морской пучины. Отдохнула карёбинга на этом дереве и снова пустилась в путь.
Еще семь дней, семь ночей летела она над волнами,– и что же: высится над морем второе такое же дерево! Опустилась птица на ветку, сложила свои усталые крылья.
Вдруг послышался голос из моря:
– Это кто там сидит?
Захлопала карёбинга крыльями от испуга.
– Я – птица-карёбинга. А ты сам кто?
– Ва-ха-ха-ха! Я – морской омар!
Думала карёбинга, что сидит на дереве, а оказалось: это ус громадного омара. Еще сильней она крыльями захлопала.
– А-ха-ха-ха,– засмеялся омар,– здесь равнина великого моря, я на ней и живу. А ты куда путь держишь?
– Лечу искать, где свету конец.
При этих словах омар еще круче изогнул дугой свою спину и захохотал громче прежнего:
– У-ва-ха-ха-ха! Брось ты эту глупую затею. Хочешь конец света найти, а семь дней, семь ночей летела от одного моего уса до другого. Ва-ха-ха-ха!
Раскрыла карёбинга клюв от удивления. Не стала она больше искать конец света и вернулась, опечаленная, на свой родной остров Танэгасима.
А омар, напугав карёбингу, развеселился и думает:
«Я сам найду конец света».
Поплыл омар. Изогнется кольцом и прыгнет. Изогнется и прыгнет. За один прыжок целую тысячу ри покрывает.
Семь дней, семь ночей плыл омар. На восьмые сутки выбился он из сил. Вдруг видит он: зияет в море большая пещера. Забрался омар в нее отдохнуть. Отдохнул и опять поплыл большими прыжками. Что ни прыжок – тысячу ри за собой оставляет.
Так прошло еще семь дней, семь ночей, и увидел он снова пещеру в океане. Забрался в нее и, притомившись от долгого пути, заснул крепким сном.
Вдруг раздался громовой голос. Вздрогнул омар от испуга.
– Ты кто такой, негодяй? Как смел в мою ноздрю забраться? Отвечай, а не то убью!
Собрался омар с духом, зашевелил длинными усами.
– Я – морской омар. А ты кто такой?
– Ва-ха-ха-ха! Я – морской скат. Ты куда путь держишь?
– Конец света ищу.
Заколебалась пещера, заходила ходуном, как от землетрясения.
– У-ва-ха-ха-ха! Дурацкая затея! Ведь ты плыл семь дней, семь ночей от одной моей ноздри до другой. Вот тебе мой совет, малютка, возвращайся-ка ты обратно.
Заворчал омар про себя, выдувая пену клубами, но вдруг повернул обратно и быстро скрылся из виду.
Пришла теперь очередь ската. Подумал он: «Я такой большой и сильный. Нет для меня невозможного! Кому же найти конец света, как не мне!»
И пустился в далекий путь. Семь дней, семь ночей плыл он без отдыха.
На восьмой день засверкало под ним морское дно и выступил из моря белый песчаный берег, гладкий и мягкий. Отдохнул на нем скат и снова в дорогу. Еще семь дней, семь ночей он плыл, и вот снова открылся перед ним берег, такой же белый и ровный. Задремал усталый скат на берегу сладким сном. Как вдруг раздался такой громовой голос, что все море всколебалось и заходило бурунами.
– Эй ты, невежа! Как смел ко мне на спину забраться?
Задрожал от страха скат и крикнул, сколько голосу хватило:
– Я – морской скат. А ты сам кто?
– А я – каракатица. Каким ветром тебя сюда занесло? – спросила каракатица насмешливым голосом и вдруг выпустила на ската черное облако.
– Я конец света ищу.
– У-ва-ха-ха-ха! Вот дурацкая выдумка! Семь дней, семь ночей плывешь ты, а еще моей спины не миновал. Брось свою глупую затею, пока не поздно.
Ничего не ответил скат. Повернулся к каракатице хвостом и поплыл обратно.

Сказка № 946
Дата: 01.01.1970, 05:33
Жил в старину лесоруб по имени Нихати. Однажды, спускаясь с гор, шел он через рощу. Вдруг видит: что-то черное обвилось вокруг дерева и шевелится как живое.
Не из робких был Нихати, но и его страх пронял. Остановился он, смотрит издали, и что же! Прикручена какая-то незнакомая женщина к стволу дерева черной веревкой.
С опаской подошел лесоруб поближе. Еще страшнее ему стало. Не веревкой привязана эта женщина к стволу, а жгутами собственных длинных волос. Глаза у нее закрыты, словно она без памяти.
Пожалел ее Нихати и, победив свой страх, развязал узлы волос. Упала женщина на траву, глубоко вздохнула и открыла глаза. Была она молода и прекрасна.
– Что случилось с тобой? Кто тебя обидел? – спросил Нихати.
Тут полились у женщины слезы ручьями. Но сколько ни расспрашивал ее лесоруб, она только плакала, уткнувшись в землю лицом, и ничего не отвечала. Постоял, постоял возле нее Нихати и, не добившись толку, пошел было прочь.
Вдруг она поднялась на ноги и позвала его:
– Постой! Подожди!
Нихати обернулся, а женщина просит его:
– Не оставляй меня одну в лесу. Позволь мне пойти с тобою.
Неведомо откуда пришла эта женщина, но как покинуть ее в беде? Приютил Нихати незнакомку у себя в хижине.
Живет она у лесоруба неделю и другую, но о том, что с ней прежде было, не говорит ни слова. Нихати больше и не спрашивал: верно, есть у нее какая-нибудь тайна на сердце.
Но однажды решился лесоруб и сказал ей:
– Не пойдешь ли за меня замуж? Стану я о тебе всю жизнь заботиться.
– Спасибо тебе за то, что ты меня, несчастную, полюбил,– отвечает она.– Я согласна стать твоей женой, но раньше обещай никогда ни о чем меня не расспрашивать.
– Что было, то прошло! Какое мне до этого дело? Никогда ни о чем тебя не спрошу,– обещал Нихати.
Поженились они и зажили счастливо. Понесла молодая жена дитя под сердцем. Когда пришло ей время разрешиться от бремени, попросила она мужа:
– Построй вокруг дома ограду. И смотри не заглядывай в дом, пока я сама не выйду к тебе с ребенком на руках.
Построил Нихати вокруг дома высокий забор, а сам ушел из дому, как жена велела. Ждет он два дня, ждет три, и напала на него тревога. Места он себе не находит. Жива ли жена? Благополучно ли родила?
Не выдержал он наконец, просверлил в заборе дырку и заглянул...
Тут подкосились у него от ужаса ноги, чуть-чуть он памяти не лишился. Лежит в доме огромная змея. Обвилась она кольцами вокруг младенца.
Насилу опамятовался Нихати, пошел потихоньку прочь. Идет он и горько-горько кается:
– Значит, не человек она, а змея! Но уж раз я на ней женился, так тому и быть. Ах, зачем я не послушался, зачем подглядел!
Через семь дней вышла жена из дому с хорошеньким сынком на руках, а из глаз у нее слезы так и катятся.
– Просила я тебя, уж так молила не подглядывать за мной. Не послушал ты меня. До сих пор ничего я тебе не рассказывала, но, видно, придется теперь все тебе открыть. Разгневался на меня горный бог, проклял меня и обратил в страшную змею. Но все же мне было дозволено принять на время человеческий образ. Если бы встретился мне верный друг, полюбил меня и не изменил своему слову, то я бы навсегда осталась человеком. Но не сдержал ты слова! Должна я теперь навеки остаться змеей! Прощай! Я вернусь на дно горного озера, а ты позаботься о нашем ребенке. Береги его!
Смотрит Нихати, а она уже до половины змеей оборотилась. Вместо ног чешуйчатый хвост вьется.
Взял от нее Нихати сына и говорит:
– Ты покидаешь меня! Как же я один выращу нашего младенца? Чем я буду его кормить?
– Когда он заплачет, дай ему вот это. Заменит оно материнскую грудь.
Вынула жена у себя из глазницы левое око и пропала, осталась вместо нее змея. Оглянулась змея на опечаленного Нихати, будто прощалась с ним, и медленно-медленно уползла в горы.
Дал лесоруб своему маленькому сыну имя Ботаро и начал растить его один. Только дитя заплачет, даст он ему вместо соски материнское око. Верно, заключена была в нем великая материнская любовь: сразу ребенок утихнет и улыбнется. Но раз от разу становилось оно все меньше и однажды растаяло совсем.
Как не стало материнского ока, начал Ботаро криком кричать. Давал ему отец и то и другое, ничего не берет. Измучился Нихати вконец. Привязал он ребенка к спине и пошел искать горное озеро. Долго-долго блуждал по лесам и горам Нихати. Вдруг блеснула перед ним в темной лощине вода. Подошел Нихати к берегу и позвал:
– Где здесь матушка маленького Ботаро? Отзовись, покажись! Я тебе сына принес.
Всколыхнулась вода, и выплыла со дна озера огромная змея, слепая на один глаз. Сказал ей Нихати:
– Ребенок наш день и ночь криком кричит. С тех пор как ты ушла от нас, он все время кормился только твоим оком. Но понемногу растаяло оно. Боюсь, умрет наше дитя с голоду. Пожалей его, дай для него другое свое око.
Грустно, грустно отвечала ему змея:
– Хорошо, отдам я и второе свое око, но останусь я слепою и уже не смогу отличать утреннего рассвета от вечерних сумерек. Прошу тебя, каждое утро и каждый вечер звони в колокол возле этого озера. Так буду узнавать я, что настал новый день и пришла новая ночь.
Вынула она из глазницы свое правое око и дала его плачущему Ботаро.
– Заботься о нашем сыночке, муж мой. Тяжко мне расстаться с вами, но лежит на мне проклятье горного бога. Такова моя жестокая судьба! Но я и вдали буду хранить нашего ребенка.
Тут полились у нее из пустых глазниц кровавые слезы, и опустилась она на дно озера.
А дитя как взяло в рот материнское око, так сразу утешилось и перестало плакать.
Нихати попросил в соседнем храме большой колокол, повесил его у горного озера и стал звонить каждое утро и вечер.
Так слепая змея узнавала, что настал еще один вечер и занялось еще одно утро.
А когда и второго материнского ока не стало, Ботаро уже подрос. Стал он здоровым и сильным на удивление.
Вот исполнилось ему десять лет. Играет он с деревенскими мальчиками, а сам думает: «У каждого есть родная мать, почему у одного меня нет?» Стал он расспрашивать отца, и рассказал ему Нихати все, как было. Подумал тогда мальчик: «Пусть у меня мать – страшная змея, все равно я хочу ее увидеть».
На другое утро вышел Ботаро потихоньку из дому и отправился к горному озеру.
Стал он на берегу и закричал во весь голос:
– Матушка, матушка, это я, Ботаро, пришел!
Тут всколыхнулась вода, и выплыла со дна озера огромная слепая змея.
Испугался мальчик и кинулся было бежать. Но тут вспомнил он, как мать из любви к нему своих очей не пожалела, вернулся назад и, крепко обняв змею за шею, заплакал, повторяя:
– Матушка, дорогая матушка!
Упали его слезы на пустые глазницы змеи, и вдруг прозрела она и обратилась в женщину.
– Ботаро, Ботаро, не побоялся ты один пойти в глубину гор и обнять меня. Не устрашился ты моего безобразного вида. Теперь проклятье горного бога потеряло власть надо мною и я снова приняла человеческий образ.
С этими словами матушка Ботаро крепко прижала его к сердцу. Пошли они, радостные, домой.
С тех пор все трое жили счастливо и не разлучались до конца своих дней.

Сказка № 945
Дата: 01.01.1970, 05:33
Однажды увидел крестьянин знакомого старика. Возится он на другом берегу реки, сажает что-то. Крикнул ему крестьянин через реку:
– Дедушка, что сажаешь?
Помялся старик и говорит:
– Иди сюда, я тебе скажу.
Удивился крестьянин, что за тайна? Любопытно ему стало. Перебрался он через реку вброд, подошел к старику. Тут старик и шепнул ему на ухо:
– Я в этом году сажаю на своем огороде горох.
– Только и всего? Почему же ты мне сразу не крикнул, когда я на том берегу был?
– Что ты, что ты! Разве можно? Голуби услышат, горох склюют!

Перепубликация материалов данной коллекции-сказок.
Разрешается только с обязательным проставлением активной ссылки на первоисточник!
© 2015-2018